СП упрекнула МЭР в некачественном проекте бюджета

СП упрекнула МЭР в некачественном проекте бюджета
Фото: http://www.mk.ru
Минэкономразвития представило проект бюджета на ближайшие три года. Однако документ практически сразу раскритиковала Счетная палата, по мнению экспертов которой бюджет может недополучить более 700 млрд. рублей, а темпы роста экономики, по оценкам МЭР, выглядят малореалистичными.

Счетная палата не довольна бюджетом

Счетная палата опубликовала заключение на проект Федерального закона «О федеральном бюджете на 2020 год и на плановый период 2021 и 2022 годов». Заключение получилось более чем критическим: большинство выводов министерства и параметров, заложенных в трех вариантах прогноза (базовом, консервативном и целевом) не устраивает экспертов СП. При этом аналитиков не устраивает ни один из предложенных прогнозов.

Например, указывается в тексте заключения, опубликованном на сайте СП, оценка Минэкономразвития по ожидаемому вкладу в ВВП от реализации структурных мер экономической политики на уровне 1,5 п.п. может быть завышена. Это создает риски недостижения заявленных в прогнозе темпов роста экономики России. Изначально Минэкономразвития подготовило только базовый и консервативный сценарии, а целевой представило по решению правительства. Но по своей сути они все целевые и отличаются только скоростью достижения целей, обозначенных в майских указах президента РФ Владимира Путина.

Эксперты критикуют как темпы роста экономики, представленные МЭР, так и рост инвестиций и сокращение уровня бедности. Так, министерство прогнозирует замедления роста мировой экономики до 2,7% к 2024 году, одновременно ожидая резкого ускорения российской экономики до 3,1% в 2021 году. Это вряд ли – существует риск, что темпы роста ВВП в 2021–2024 годах сохранятся в пределах 1,5–2%, отмечают эксперты Счетной палаты.

Базовый сценарий прогноза предполагает темп роста инвестиций в основной капитал на уровне 5% в 2020 году с пиковым значением 6,5% в 2021 году. В дальнейшем инвестиции замедлятся до 5,3% в 2023 году. По мнению Счетной палаты, предусмотренные в базовом варианте прогноза темпы роста инвестиций в основной капитал и валового накопления основного капитала не согласованы с темпами роста выпуска фондообразующих отраслей (производство машин и оборудования, строительство), а также с темпами роста экспорта и импорта инвестиционных товаров.

В соответствии с прогнозом темпы прироста реальных располагаемых денежных доходов населения ускоряются с 0,1% в 2019 году до 2,3% в 2022 году и до 2,4% в 2024 году за счет снижения давления со стороны долговой нагрузки, а также роста доходных компонентов в результате реализации мер социально-экономической политики.

При этом проценты, уплаченные населением за кредиты, по прогнозу, растут опережающими темпами по сравнению с динамикой в целом обязательных платежей (рост за 2019 - 2024 годы – в 1,86 раза и в 1,58 раза соответственно), а их доля в доходах увеличивается (3,4% денежных доходов населения в 2018 году и 4,4% - в 2024 году). Перечисленные в прогнозе меры государственной политики, направленные на обеспечение устойчивого роста реальных доходов граждан, по мнению Счетной палаты, также не смогут в полной мере обеспечить заявленные темпы.

«Для повышения качества прогнозирования необходима тщательная проработка вариантов прогноза, каждый из которых должен отображать свой сценарий развития событий. При этом целесообразно рассматривать три варианта, включая целевой. Формирование прогноза, ориентированное на демонстрацию достижения целевых показателей во всех вариантах, снижает качество прогнозирования и нивелирует пользу от разработки нескольких сценариев. Также в вариантах прогноза следует предусмотреть вероятность внешних шоков, таких как резкое падение или рост нефтяных цен, введение санкций, геополитические конфликты, торговые войны, влияющие на рост мировой экономики. Кроме того, необходимо отметить, что в Прогнозе показатели национальных целей отражены не в полном объеме», – указывают в СП.

Перспектива действительно не радужная

Пока проект федерального бюджета на 2020-2022 годы не утвержден, его можно трактовать и обсуждать по-разному и неограниченное количество раз, прокомментировал «Веку» заключение Счетной палаты аналитик ГК «Алор» Алексей Антонов. Разумеется, говорит он, у Минэкономразвития есть определенная задача добиться более перспективной картины по всем ключевым показателям, поэтому надежда на действие нацпроектов возлагается большая – они должны ускорить и экономический рост, и приток инвестиций. Счетная палата же за последние годы снискала репутацию ключевого критика государственных структур, поэтому и сейчас проделала объективную оценку обнародованных прогнозов.

В целом эксперт соглашается с позицией Счетной палаты – в условиях жестких секторальных санкций и спящего режима, в котором находится малое и среднее предпринимательство, резкого роста экономики в текущих условиях быть не может. Малый бизнес, и это не раз говорили глава СП и другие экономисты, – это основа разгона экономического состава в других странах, в странах ЕС - это один из тех столпов, на которых держится экономика, в регионах РФ же за последний год число предприятий МСП резко идет на спад и не помогают даже правительственные льготы в виде налоговых каникул.

Если говорить о конкретных причинах, которые не дадут добиться показателей целевого сценария, то это по-прежнему высокий уровень бедности, инфраструктурная и технологическая отсталость, а также высокий процент бюрократических барьеров, отмечает Антонов. Общее замедление мировой экономики, конечно, сгладит нереализованный эффект роста экономики в РФ, но по факту развитые страны так и останутся недосягаемыми в плане экономического роста.

В целом перспектива для экономики не радужная, признает Антонов. Минэкономразвития в своих сценариях рассчитывает на пополнение бюджета за счет дивидендов от крупных компаний и роста поступлений от налогов и прочих гражданских платежей, при этом не учитывая рисков – сколько денег может пройти мимо кассы, а пройдет их как обычно много. И по-прежнему СП напоминает о том, что государство в своих целях продолжает снижать внимание к таким важным зонам государственной ответственности, как здравоохранение и образование – расходы на них в будущем бюджете урезаны, чего не скажешь, например, о расходах на оборону и оплату труда чиновников.

Сценарий Минэкономразвития, при котором экономика растет на 3,1% (г/г) при росте мировой экономики на 2,7% - 3% (г/г) и среднегодовой динамике цен на нефть в -2,3% (г/г), не противоречит долгосрочной сравнительной статистике динамики ВВП РФ и внешних факторов, возражает аналитик управления операций на российском фондовом рынке ИК «Фридом Финанс» Александр Осин. При предложенных Минэкономразвития темпах прироста цен на нефть и мирового ВВП можно ожидать, заявил он «Веку», что в 2020 – 2024 годах прирост ВВП РФ с вероятностью 60% будет в диапазоне 2% - 8% (г/г) с центральным сценарием роста в 3,6% - 3,8% (г/г).

Для сравнения: в 2000 – 2011 годах при среднем приросте мирового ВВП в 3% и среднегодовом росте цен на нефть на 18,7% средний прирост реального ВВП РФ составлял 5,3%, в 1,7 раза выше целевого уровня Минэкономразвития на 2020 – 2024 годы. При этом большую часть данного периода прирост ВВП РФ находился в диапазоне 6% - 8% (г/г). А в 2010 – 2012 годах при целевом диапазоне прирост ВВП с точки зрения цен на нефть и мирового ВВП, составляющем 0% - 6%, средний прирост ВВП РФ составил всего 2%, стабильно находясь у нижней границы данного справедливого диапазона.

Так ли все плохо?

Комментарии СП ориентированы только на внешние факторы, не учитывают возможностей экономики РФ, связанных с внутренним стимулированием роста, полагает Осин. В частности, ремонетизация экономики способна привести к снижению в перспективе инфляции и ставок к уровням в 2% - 5% (г/г), соответствующим минимумам, достигнутым за счет различных по характеру мер на развивающихся рынках, и не только в КНР, но и в ЮАР, а также в Саудовской Аравии.

Перемещение налоговой нагрузки с потребления на производство, отмена пенсионной реформы и реформирование системы стабфондов способно выровнять налоговые условия для производственного сегмента РФ по сравнению с европейским и азиатскими рынками, уверен аналитик. «Комментарии СП должны содержать подобные предложения, а не только критику, результат которой – сомнения в возможностях генерирования доходов бюджета и опосредованное давление на расходы и потенциальное ограничение в необходимых, давно назревших мерах централизованной макроподдержки», – считает Осин.

И все же стоит учитывать, отметил в интервью «Веку» эксперт Международного финансового центра Владимир Рожанковский, что до сих пор российская экономика показывала рост, примерно вдвое худший, чем в среднем рост мировой экономики. Если принять это наблюдение как основополагающее, то при запланированном росте мирового ВВП на 2,7%, российский ВВП должен показать рост на 1,3 – 1,35% – и это при условии отсутствия всех и любого из хорошо известных нам негативных факторов – таких, как очередной виток снижения цен на нефть и внешние санкции.

Ни о первом, ни о втором мы сейчас достоверно судить не можем, но, говоря о проекте такого документа, как Федеральный бюджет, раньше обычно было принято исходить из наиболее пессимистичного сценария, обращает внимание аналитик. Это объясняется тем, что при прочих равных проще распределять дополнительные доходы, чем срочно искать по факту средства для «латания дыр». Если на этот раз законодатели решили за базовый взять наиболее оптимистичный сценарий, то, как говорится, своя рука владыка, но впоследствии почти наверняка всем им будет тяжело и дело пахнет большим стрессом, заключает Рожанковский.

Поживем - увидим

Основные претензии к федеральному бюджету на 2020-2022 годы заключаются в его несоответствии заявленным в прогнозах целевым показателям основных параметров экономики, признает главный аналитик Центра аналитики и финансовых технологий Антон Быков. Это касается и темпов роста ВВП, и темпов роста инвестиций, и сокращения бедности, и ряда других показателей. Возникает ощущение, отметил в интервью «Веку» эксперт, что сначала был составлен «консервативный» федеральный бюджет, основанный на ухудшении внешних условий, а затем к нему притянули достижение целей, обозначенных в майских указах президента. Понятно, что в таком противоестественном процессе возникает множество несостыковок, о которых и говорят в Счетной палате.

Например, при ожидаемом правительством страны замедлении темпов роста мировой экономики Россия должна не только экономически не замедлиться, но и ускориться, перегнав среднемировые темпы роста. Получается, что при такой негативной внешней конъюнктуре для искомого ускорения наша экспортно-ориентированная экономика должна каким-то образом перестраиваться на внутренний рынок. Но «убитый» потребительский спрос россиян вряд ли сможет так быстро восстановиться, а запланированных государственных инвестиций будет явно недостаточно.

Можно, конечно, было бы уповать на частные инвестиции, и правительство в своем прогнозе это делает, однако, во-первых, сложно представить, что на направлении «инвестиционного климата» за несколько лет удастся сделать то, чего не удавалось за последние лет десять, подчеркивает аналитик. А, во-вторых, и об этом уже пишет Счетная палата, «в базовом варианте Прогноза темпы роста инвестиций в основной капитал и валового накопления основного капитала не согласованны с темпами роста выпуска фондообразующих отраслей (производство машин и оборудования, строительство), а также с темпами роста экспорта и импорта инвестиционных товаров». Что опять же говорит о «притянутости» положительных прогнозов.

Наверное, в целом, исходя из экономических прогнозов и параметров бюджета, подход правительства можно охарактеризовать примерно следующим образом. Они ожидают резкого ухудшения ситуации в мировой экономике, с 2020-го по начало 2021 года, после чего отскок и восстановления. То есть стандартный V-образный спад с быстрым падением и отскоком по примеру кризиса 2008-2009 годов. Отсюда и консервативный бюджет на 2020 год, и подушка безопасности, и профицит бюджета, и ожидания того, что на волне восстановления в мире уже в 2021 году темпы роста российской экономики превысят 3%.

В Счетной палате же, видимо полагают, что предстоящий спад будет не V-образным, а L-образным с быстрым падением и крайне медленным, а также болезненным восстановлением, объясняет Быков. Это так называемый структурный кризис, который, судя по проблемам мировой финансовой системы и структурным проблемам в экономике еврозоны, Китая, США, рано или поздно должен случиться. И если это так, то ни о каких 3% роста и речи быть не может.

Если говорить про прогнозы Минфина, то это, пожалуй, наименее важная в бюджетной теме история, потому что «дивидендное противостояние» за то, сколько государственным компаниям выплачивать дивидендов в федеральный бюджет, происходит ежегодно. Минфин России как главный блюститель государственных финансов требует всех 50% от чистой прибыли госкомпаний, бизнес, естественно, хочет заплатить поменьше.

Итоговое решение, как правило, зависит от состояния госфинансов и внешней конъюнктуры, заключает Быков, так что если прогнозы правительства оправдаются, то, скорее всего, и здесь Счетная палата окажется права, и госкомпаниям разрешат заплатить в бюджет меньше дивидендов, чем ожидает Минфин.

Реклама на веке
Как разместить
Отечественную медицину недоперевыполнили РУСАЛ довел экологов до драки
Нецензурные и противоречащие законодательству РФ комментарии удаляются