18+
  1. «Спецслужбы отняли мой бизнес, потом пытались посадить, а теперь продают ворованное государству»

«Спецслужбы отняли мой бизнес, потом пытались посадить, а теперь продают ворованное государству»

«Спецслужбы отняли мой бизнес, потом пытались посадить, а теперь продают ворованное государству»
Доктор философских наук, декан факультета культурологии ГАУГН Анатолий Калинкин: «Спецслужбы отняли мой бизнес, потом пытались посадить, а теперь продают ворованное государству».

«Новая газета» публикует монологи бизнесменов, чиновников, сотрудников правоохранительных органов, которые либо готовы покинуть страну ради сохранения собственной жизни, либо ожидают ареста. Завизированные тексты этих свидетельств хранятся в редакции и придаются гласности лишь только тогда, когда для этого наступает время: в случае эмиграции или посадки. Сегодня – история про особенности строительного бизнеса в Москве.

— Инкриминировать мне нечего – иначе бы я давно находился за решеткой. Я смог избежать тех провокативных ситуаций, в которые меня втягивали, но больше испытывать судьбу не хочу. У меня и так уже отняли немало: имущество, здоровье, десять лет жизни... Не желаю рисковать безопасностью и своей, и своих близких – я всерьёз думаю об отъезде из страны. Но считаю, что обязан публично рассказать о том, чему я стал непосредственным свидетелем: прежде всего о коррупции, которая захлестнула все уровни жизни в стране и растлила буквально каждую ячейку того псевдогосударства, в котором мы даже не живём, а находимся.

Публично же хочу задать вопрос тем генералам спецслужб, с которыми прямо или косвенно мне пришлось столкнуться: какие же задачи по обеспечению безопасности государства и его руководства были решены в результате грабежа нашего имущества?

Ранее я был представлен в «Новой газете» не только как учёный-культуролог, но и как бизнесмен. Это не совсем так. Всю жизнь я преподавал: в МГУ и в Государственном академическом университете гуманитарных наук, где работаю до сих пор. В бизнес же попал вынужденно – когда в 90-х рухнуло все и не было денег даже на зарплату преподавателям. Это и послужило причиной того, что я занялся бизнесом в его российском варианте: чтобы обеспечить исследовательскую и преподавательскую работу в области культурологии, возможность финансировать гранты, стипендии. Очень не хотелось что-то у кого-то выпрашивать, перед кем-то заискивать, давать откаты за выделенные гранты и т п.

В начале 90-х мне удалось быстро освоить сферу земельно-имущественных отношений и инвестиционного строительства, что позволило заработать большие деньги в этом сегменте столичного бизнеса. В 93-м году я, например, занялся созданием единой информационной системы управления имуществом Москвы – фактически провел инвентаризацию всей недвижимости столицы, каждого клочка земли. Сегодня в Москве стоят несколько крупных комплексов, которые были возведены при моём самом активном участии. Всё это были проекты, выполненные по заказам зарубежных инвесторов и частных банков. А в Санкт-Петербурге – работал над проектом по созданию агентства приватизации квартир с владельцем «Невского простора» Игорем Березовским, который связал меня с некоторыми представителями так называемой «питерской элиты». В их числе оказался на тот момент председатель Госкомимущества Сергей Беляев, который несколько позже познакомил меня с нынешним председателем Комитета Госдумы по конституционному законодательству Владимиром Плигиным (мне его, правда, представляли как адвоката мэра Собчака и других первых лиц Северной столицы).

В каком-то смысле показателем качества эффективности работы на ниве инвестиций и строительства может служить тот факт, что в 2002 году по приглашению Сергея Беляева и по согласованию с Германом Грефом я был назначен заместителем по развитию аэропорта Шереметьево.

В числе же инвестпроектов, которыми я занимался в Москве, оказались и те два, которые так резко изменили мою жизнь в худшую сторону и заставили всерьёз задуматься об отъезде из страны: торгово-офисный центр на Арбатской площади («Новая газета» писала о нем в номере от 28 марта – Ред.) и «Дом приемов ФСО» на улице Косыгина.

Интересная метаморфоза! В 90-е со мной ничего не смогли сделать ни бандиты, ни олигархи (часто те же бандиты), ни коррумпированное московское правительство, хотя, конечно, и приходилось вступать с ними в определенные отношения, а так сказать «генералы-двухтысячники» - хозяева жизни нулевых, которые отняли у меня все, разве что пока не убили. С экранов телевизоров нам часто рассказывают, как с приходом новой власти силовой захват чужой собственности сошел на нет, ставя это в заслугу путинскому режиму, но на самом деле рейдерство никуда не пропало – просто мошенников и бандитов сменили милиция и спецслужбы, которые получили де-факто «лицензию» на безнаказанное хищение того, что им не принадлежало.

Арбатская площадь

История с Арбатской площадью началась в 1994 году, когда я, будучи владельцем и генеральным директором АОЗТ «Инвестпроект» подписал с правительством Москвы инвестиционный контракт на реконструкцию зданий по адресу: Арбатская площадь д.1/2, М. Афанасьевский переулок д.4 и д.6.

Здесь, на участке площадью 0,4 га, на месте снесённых строений и был выстроен торгово-офисный центр с подземным паркингом площадью более 30 000 кв. м.

Здесь же, тогда уже не в первый раз, я столкнулся с попытками отобрать моё имущество. Расположенная на соседнем участке «дочка» «Альфа-Групп» АОЗТ «Сиракузы» с помощью столичного правительства постоянно пыталась расторгнуть наш контракт и захватить участок. Пришлось защищаться – через партнёров обратился к авторитетному предпринимателю Александру Шишкину. Сегодня Шишкин известен как экс-депутат Госдумы от «Единой России» и успешный предприниматель из «золотой сотни» Forbes, но в то время его связывали с Кемеровской ОПГ. Сам же Шишкин в разговорах со мной не гнушался фраз: «Я – бывший лидер ОПГ!» Поверить Шишкину, глядя на его жесткие методы работы, было несложно… Это был, конечно, один из самых влиятельных людей Москвы – он держал под контролем значительную часть строительного бизнеса столицы. Он же занялся моим вопросом: убедил Михаила Фридмана и Германа Хана, что следует жить как добрые соседи по закону и справедливости. Так Шишкин стал моим бизнес-партнером. Это, скажем так, была протекция – очень надежная и в то же время не дешевая. Участие же Шишкина в проекте стоило мне 20% подлежащих реконструкции площадей, то есть тысячи квадратных метров.

Как правило, работу по моим проектам в Москве Шишкин вел через двух своих партнеров: Павла Фукса (сегодня владелец девелоперской компании MosCityGroup – инвестора башен «Евразия» и «Империя» в «Москва-Сити» - прим. ред.) и ныне покойного Михаила Рудяка (бывший владелец ЗАО «Объединение «Ингеоком», реализовывал такие проекты, как ТРЦ «Охотный ряд» и «Атриум» - прим. ред.). Последний был приближенным к Юрию Лужкову человеком, имел статус советника мэра и легко разрешал любые бюрократические сложности с московским, да и не только московским, правительством. Кстати, как я слышал от него и от других «хозяев» Москвы, в то время он был единственным, кто мог защитить от Елены Батуриной. Именно Рудяк, «отрабатывая» долю Шишкина в проекте, согласовал у Лужкова распоряжение о передаче «Инвестпроекту» в 2001 году права аренды на 49 лет участка на Арбатской площади. Право аренды я выкупил за 2,5 млн долларов. Эти инвестиции, безусловно, стоили того: конечная реализация проекта дала выручку более 200 млн условных единиц…

При заключении контракта 95% реконструируемых площадей были заняты жителями и арендаторами. Требовалось за счёт собственных средств вывести арендаторов, купить жителям квартиры для переселения, заниматься исходно-разрешительной и проектной документацией. Возникла острая необходимость в соинвесторах. В управе Арбат мне порекомендовали ООО «Жилреконструкция» и его главу Алексея Казакова.

Источник: «Стрингер.ру»