18+
  1. Дорогой Виталий Петров...

Дорогой Виталий Петров...

Дорогой Виталий Петров...
Отчаявшийся получить причитающиеся ему деньги, работник подал в суд на своего работодателя. Конечно, даже если твой трудодень стоит 75 000 руб., а общая сумма недоплаты составляет 50 млн руб. – все равно хочется получить свои деньги. А у работодателя все равно нет права не доплачивать такому работнику.

Но что делать, если работодатель в результате трехлетней деятельности этого работника не досчитался более 200 млн руб.?

75 000 руб. ежедневно или 1 200 000 в месяц – именно столько получал на своем посту экс-глава Московской венчурной компании Виталий Петров. Плюс годовой бонус в размере 12 месячных окладов, служебная машина почти за 5 млн руб., навороченные ноутбук, мобильный и прочие «девайсы». А еще трудоустроенная на «теплое» место супруга с ежемесячным окладом 430 тыс руб. и прочими прелестями жизни.

Будучи уволенным, Виталий Петров посчитал, что экс-работодатель недоплатил ему 50 млн рублей и подал на него иск в Тверской районный суд г. Москвы.

Ссылаясь на ст.ст. 56 и 57 ТК РФ, в своем судебном иске Петров указывает, что условия, предусмотренные в трудовом договоре, не могут ограничивать права или снижать уровень гарантий работника, однако они могут быть выше предусмотренных трудовым законодательством (этот пункт подчеркнут отдельно). Права и гарантии г-на Петрова были, мягко говоря, значительно выше того, что предусмотрено трудовым кодексом. Помимо уже указанных заработной платы, бонусов и т.д., и т.п., работодатель согласно договору гарантировал выплату в случае увольнения по любым основаниям сумму в размере 36 среднемесячных зарплат – или 43 200 000 руб. (к слову, его так же уволенная супруга свою компенсацию в размере 12 млн рублей получила).

Кроме того, опираясь на ст. 127 ТК РФ, экс-руководитель МВК требует выплаты компенсации за неиспользованные отпуска – ведь три года он трудился на благо компании без сна и отдыха. Полагается ему, согласно того же трудового договору, 60 дней оплачиваемого отпуска ежегодно. Итого, за три года получилось 7 500 000 руб. компенсации.

И напоследок, на основании ст.ст. 84.1 и 270 ТК РФ работодатель обязан выплатить г-ну Петрову 825 000 руб. заработной платы за первую половину января 2012 года.

Всего набегает 51 225 000 руб., а согласно ст. 140 ТК РФ, как указывает Виталий Петров в своем иске, при прекращении трудового договора выплата всех сумм, причитающихся работнику от работодателя, производится в день увольнения работника. Т.е. умри, но выплати 50 с копейками миллионов рублей сразу же.

Безусловно, есть топ-менеджеры, которые зарабатывают и более того. Вся «фишка» в том, чтобы затраты компании на супервысокооплачиваемого менеджера окупались. Но с г-ном Петровым все как раз наоборот.

Созданная в 2009 г. по поручению Правительства Москвы ОАО «Московская венчурная компания» была призвана способствовать созданию в городе инновационной системы. Изначально планировалось, что уставной капитал, 100% которого принадлежит городскому Департаменту имущества, составит 1,5 млрд руб. Однако, вследствие кризиса, было принято решение создавать компанию с уставным капиталом в 310 млн руб., и постепенно увеличивать его до обозначенной суммы.

В задачи МВК входили поиск инновационных проектов, связанных с энергосбережением, водосбережением, новейшими строительными материалами, медицинской техникой и т.д., и помощь этим проектам в выходе на российский и даже зарубежный рынки. При этом предположительный срок реализации проекта составлял 5 лет. Изобретатели должны доказать, что их проект интересен бизнесу и привлечь соинвестора, но доля МВК должна составлять 25% плюс 1 акция. Также предусматривалось, что общая рентабельность проекта составляет не менее 30%, и общая рентабельность компании, обещанная экс-гендиром Петровым, тоже должна была составить 30% годовых. Что и говорить – дело благое и нужное. По схожей схеме во многих странах работают аналогичные фонды.

30% от 300 млн руб. уставного капитала – это 100 млн в год. На этом фоне 28 млн рублей годового вознаграждения топ-менеджера (зарплата плюс бонус) – смотрится относительно адекватно. Хотя, стоит упомянуть, что базовый должностной оклад г-на Петрова согласно внутренним положениям и директивам, составлял всего 120 тыс. руб.! Но в нарушение всего и вся, в трудовом договоре с г-н Петровым был прописан так называемый «повышающий коэффициент с максимальным значением 10». А годовые бонусы, как впоследствии установили проверяющие, Петров вообще выписывал себе без ведома акционеров.

Единственный доход, полученный компанией при г-не Петрове – 50 млн руб. процентов от размещения 300 млн руб. уставного капитала на депозите в банке. В результате же деятельности тогдашнего гендира МВК ежегодно получал не прибыль, а порядка 10 – 15% убытков. По информации управляющей организации, остаток денежных средств на счетах ОАО «МВК» по состоянию на начало января 2012 г. составил лишь 138 000 000 руб. Это значит, что за период с декабря 2009 года по январь 2012 года ОАО «МВК» под руководством Виталия Петрова и Совета директоров израсходовало примерно 223 400 000 руб.

Основная часть всех этих расходов – 75 – 78% – приходилась на заработную плату генерального директора. Остальное – выплаты другим топ-менеджерам (в том числе родственникам гендира), оплата представительских расходов «топов» и т.п. В частности, Виталий Петров, действующий в качестве Генерального директора Общества, неоднократно заключал с неким Ю.П. Аммосовым, являющимся членом Совета директоров, договоры об оказании услуг по вопросам инвестиционной деятельности общества, несмотря на наличие в штате сотрудников ОАО «МВК» Директора по инвестициям и Инвестиционного консультанта. При этом ни один инновационный проект не был проинвестирован!

Тем не менее, г-н Петров абсолютно уверен, что его совесть перед компанией чиста. Как опять же сам г-н Петров указывает в своем исковом заявлении, согласно ст. 56 ТК РФ работник обязуется лично выполнять определенную трудовым соглашением трудовую функцию и соблюдать действующие в организации правила внутреннего трудового распорядка.

Свою трудовую функцию в части поиска проектов г-н Петров считает выполненной – отобраны проекты на общую сумму 22 млрд руб. Что касается их финансирования и поддержки, то тут, извините, вдруг оказалось, что эту часть трудовой функции выполнить просто невозможно в связи с массой нормативно-правовых нестыковок, несовершенства законодательной базы и прочих «дыр» в законодательстве.

Надо сказать, что эти «дыры» действительно были, но оказались совсем не такими ужасными. Новое руководство МВК смогло за достаточно короткий промежуток времени преодолеть значительную часть правовых коллизий и приступить к реальной деятельности. Впрочем, справедливости ради стоит напомнить, что действовать новому руководству пришлось уже при новом мэре, нацеленном на эффективное решение проблем города. При старом же мэре решить что-то быстро и эффективно, если это только не касалось непосредственной прибыли ограниченного круга лиц, было крайне сложно.

Собственно говоря, и само увольнение руководителя МВК было инициировано новым Правительством Москвы. Когда выяснилось, что компания, призванная поддерживать инновационные проекты, не имеет в работе ни одного проекта, было принято резонное решение эту компанию проверить.

«Досталось» не только Московской венчурной компании. На фоне проверок в МВК «родительские» организации – Департамент имущества и Департамент науки и предпринимательства – тоже были проверены вдоль и поперек. Но что приятно, оказались чисты.

Как установил Москонтроль, убытки ОАО «МВК» были причинены в результате нарушения членами Совета директоров при голосовании выданных им директив, необоснованных управленческих расходов, нерационального использования денежных средств, а также бездействия генерального директора и членов Совета директоров Общества. Самого Петрова может ожидать, по решение акционеров, либо уголовное, либо административное преследование.

Если будет принято решение об уголовном преследовании, дела скорее всего будут возбуждены по ст. 201 УК РФ (злоупотребление полномочиями) и ст. 159 УК РФ (мошенничество). При гражданском судопроизводстве основанием для обращения в арбитражный суд может быть ст. 71 ФЗ «Об акционерных обществах», в соответствии с которой члены совета директоров и лично генеральный директор несут ответственность перед обществом за убытки, причиненные обществу их виновными действиями или, как в нашем случае, бездействием. Так что не только высокооплачиваемый работник может обратиться в суд на своего работодателя. Акционер также вправе обратиться в суд с иском о возмещении причиненных обществу убытков к членам совета директоров общества и генеральному директору. Что, понадеемся, и будет сделано в ближайшее время.