18+
  1. Судьба бизнесмена

Судьба бизнесмена

Судьба бизнесмена
Как предприниматель Владимир Барцакин, пройдя «университеты» детского дома, стал долларовым миллионером и угодил на провокацию скандально известного бизнесмена.

В Замоскворецком суде Москвы подходит к завершению достаточно неоднозначный процесс. Парадоксальность ситуации в том, что потерпевший и обвиняемые в мошенничестве как бы поменялись местами. В суде встретились бывший следователь ГУ ГСУ МВД по Москве, признававшийся лучшим следователем столицы, а ныне адвокат Александр Бурчук, бизнесмен Владимир Барцакин и обвинивший их в вымогательстве банкир Евгений Двоскин.

Фигура г-на Двоскина, проживавшего в свое время в США под фамилией Слуцкер в банковском мире хорошо известна. В 2008 году он был задержан в Монако сотрудниками ФБР, как крупный финансовый мошенник, разыскиваемый США. После чего неожиданно свой «интерес» к этой персоне проявил российский СК, заявивший о необходимости выдачи г-на Двоскина именно в Россию, а не в Штаты. На родине банкира планировали допросить по десяткам дел, связанных с обналичиванием миллиардов рублей. В результате Двоскин благополучно вернулся в Россию, а череда уголовных дел против него постепенно утихла. И вдруг из международного мошенника в глазах российского следствия он превращается как раз... в жертву.

По версии следствия, преступление адвокат Бурчук совершил вместе с неким «решальщиком» Владимиром Барцакиным и лже-генералом ФСБ Антоновым. Началась эта история в августе прошлого года, когда в московском офисе Генбанка МВД при участии оперативников 8-го отдела Управления «К» СЭБ ФСБ России провели обыск. Двоскин, занимавший тогда должность члена правления Генбанка, был доставлен в ГСУ ГУ МВД Москвы. После этого, по данным следствия, на людей банкира вышел «решальщик» Владимир Барцакин и предложил «эту ситуацию решить» за 1 млн долларов. Двоскин согласился заплатить пятую часть от требуемой суммы, а остальное, когда его отпустят. Деньги передали, Двоскина отпустили. Затем, при передаче 300 тысяч под наблюдением ФСБ, в офисе банкира был задержан Барцакин, чуть позже и Бурчук.

Оба обвиняемых свою вину признали и одному из них, адвокату Бурчуку, суд уже вынес приговор - 2 года колонии. В розыске находится третий фигурант дела, который, по словам Владимира Барцакина, и должен был решить вопрос – Элан Антонов.

Но, настолько ли однозначна эта история? Кто такой ранее не известный «решальщик» Владимир Барцакини? Что значит сегодня «уметь решать» вопросы или «снимать проблемы»?

Who is Mr.Барцакин?

С Владимиром Барцакиным я встретился незадолго до приговора в его уютном кабинете - с удобными креслами, большими полками, заставленными книгами и фотографией Путина на стене. Каково быть сегодня человеком, способным улаживать «острые» проблемы и как стать таким человеком? - спрашиваю я хозяина кабинета.

- Из меня действительно сделали пугалом с этим делом господина Двоскина, превратив в так называемого решальщика, - рассказывает бизнесмен. - Хотя на самом деле я просто пытался помочь человеку советом и связями. За свои 47 лет я слишком много повидал в России, и по собственному опыту знаю: без связей бизнеса не сделать.

Вот мои награды из Академии безопасности и правопорядка, - продолжает рассказывать Владимир Барцакин, показывая ордена и медали, - кто-то помогает детдомам, храмам, а я помогал обустраивать границу, ветеранам пограничной службы, состоя в этой Академии. А возможности людей, которые в ней состояли, помогали мне, в свою очередь, защититься от произвола как чиновников, так и бандитов. Сегодня же я занимаюсь строительством и планирую вкладывать имеющиеся средства в сельское хозяйство.

Биография этого человека действительно незаурядна. Свой первый рубль Барцакин заработал в 10 лет, торгуя коврами с… цыганами. «От меня отказались отец и мать, а подобрали цыгане на вокзале, где я стал ночевать, уйдя из дома, - рассказывает бизнесмен. Год я прожил у них, торговал коврами, потом оказался в милиции. Моих родителей и родственников, конечно, нашли, но они отказались меня забирать, сославшись на бедность. В итоге меня отправили в детдом в Башкирии».

Судьба бизнесмена

Барцакин с сыном Романом

Не смотря на такие непростые «университеты», в 25 лет Барцакин уже был долларовым миллионером, генеральным директором фирмы по недвижимости «Барс». «Придя из армии, я приехал в Москву и устроился работать продавцом в армянском магазине, - продолжает Владимир. - Через год, скопив 10 тыс. долларов, купили с приятелями комнату в коммунальной «двушке» за 3 тысячи долларов, а на оставшиеся деньги - однокомнатную квартиру, в которую переселили жильцов второй комнаты, и переоформили всю коммуналку на себя. В итоге эта «двущка» ушла уже за 25 тыс. долларов. Поняв, что на расселении из коммуналок можно успешно зарабатывать, Барцакин стал заниматься недвижимостью.

«Нас уже знали в Москве, и люди уже сами к нам обращались за помощью в расселении. Время от времени приходили бандиты, что характерно для лихих 90-х, предлагали крышу, но мы писали заявления в милицию и возбуждали уголовные дела. Потом о нас стали говорить, что мы «ментовские», «прокурорские», а мы просто были спортсменами».

Первые серьезные деньги молодые риелторы решили вкладывать в нефтянку. О том, что в столь серьезном бизнесе и серьезные ставки, тогда еще не думалось. «Пробные сделки я проводил через Рязанский НПЗ: по предоплате мы покупали на заводе нефтепродукты и продавали их колхозам и строительным организациям. А дальше стало не хватать возможностей этого НПЗ, объемы-то у меня росли, - рассказывает Барцакин. - Доходность этого бизнеса была на уровне 30%, может быть не так много, как зарабатывалось на квартирах, но зато стабильнее. Столкнуться с настоящими «решальщиками» ему пришлось в середине 90-х, когда сумма сделок дошла до 25 млн. долларов.

Идея с переработкой нефти показалась амбициозным бизнесменам простой как таблица умножения. Предполагалось вначале покупать нефть на свои средства, отдавать на переработку и получать нефтепродукты. Свою первую партию нефти на 25 млн. долларов принадлежащая Владимиру Барцакину компания «Ариат» закачала в Нижегородскую компанию «Норси-Ойл». «А после получения денег нам стали говорить завтра-завтра-послезавтра и так далее, и я понял, что Немцов, тогдашний губернатор, нас просто банально кинул», - с грустью констатирует Владимир.

Немцов, Кириенко и «Норси-Ойл»

В середине 90-х «Норси-Ойл» представляло из себя удивительную компанию. Создание этой структуры в сентябре 1995 года стало результатом лоббистской деятельности Бориса Немцова, поскольку «Норси-Ойл» стала одной из четырех вертикально интегрированных нефтяных компаний, созданных под контролем региональных властей. Из-за отсутствия в области нефтедобычи компания оказалась неполноценной - в нее вошло только одно нефтеперерабатывающее предприятие (АО «НОРСИ») и три сбытовые.

Базовое предприятие АО «Норси-Ойл» - построенный в 50-е годы в г. Кстове нефтеперерабатывающий завод, третий в России по мощности, с годовым объемом переработки в 22 млн тонн. В ноябре 1996 года по рекомендации Правительства РФ и губернатора Нижегородской области президентом нефтяной компании «Норси-Ойл» был избран банкир Сергей Кириенко – для него новое назначение стало началом работы в нефтяном бизнесе.

В качестве платы за самостоятельность «Норси-Ойл» была вынуждена отказаться от претензий на снабжение нефтью со стороны Минтопэнерго. В этом случае, казалось бы, независимой компании и нужны были такие поставщики как Барцакин.

«У нас был свой человек в министерстве, - делится секретами нефтяного бизнеса Владимир, - он работал с Черномырдиным и через него решал вопрос о покупке нефти. Соответственно нам отгрузили на 25 млн. долларов тюменской нефти. У нас все уже было рассчитано – сколько получить из нее нефтепродуктов, чтобы потом снабжать ими сельскохозяйственные предприятия. Так как у колхозов денег не было, то они рассчитывались с нами фуражным зерном. В свою очередь, зерно мы отправляли на птицефабрики в Рязань, Тверь, Владимир, а нам взамен отдавали мясо птицы и яйца. Интересовало больше всего яйцо – это были живые деньги. Мы выставляли машину в городе, и в течение дня все яйца на ней полностью разбирали».

Эта схема в дефицитные и инфляционные 90-е была идеальна и выгодна всем: и нефтяникам, и посреднику Барцакину, и селянам, и потребителям, в конце концов. Но в тот раз, взяв сырье на переработку, компания «Норси-Ойл» отказалась возвращать нефтепродукты. Уже в суде ее представители говорили, что вернуть продукцию у них нет возможности. Уверяли, что отгружают бензин в первую очередь бюджетным организациям, на ту же уборку урожая. А поскольку вы ЗАО, то вам, мол, в последнюю очередь, и предложили ждать и дальше.

Собственно, говоря о чрезмерной заботе о бюджетниках, руководители компании сильно лукавили. В 1996 году нижегородские нефтяники «увлекались» экспортом нефтепродуктов и, судя по сохранившейся финансовой отчетности, обнаруженной экономистом Андреем Сотником, за границу шла львиная доля продукции кстовского нефтеперерабатывающего завода.

По полученной от Банка России лицензии завод получил право открыть счета в «East-WestUnitedBank AG» (Люксембург). И также по лицензии ЦБ РФ оплатил взнос в размере 1 млн. долларов в уставный капитал совместной бельгийско-российской торгово-финансовой компании «NorsiInternational S.A.» (Belgium, 1040, Bruxells, Av. Tervueren, 12). Именно через эту компанию в дальнейшем и осуществлялся экспорт кстовских нефтепродуктов.

«Комиссия МВЭС РФ в 1993-1996 гг. выделяла квоты, но «согласованные» ею экспортные цены были явно занижены, что позволяло наживаться посредникам типа бельгийской дочки «Норси-Ойл». К примеру, только в 1996 году она извлекла из продажи нефти прибыль в 6 млн. долларов, которая не вернулась ни в российский бюджет, ни на нижегородские счета «Норси», и это при явно завышенных расходах на функционировании компании в Бельгии», - резюмировал Андрей Сотник.

Особой разборчивостью в выборе покупателей сырья экспортер также не отличался, что могло бы в свое время навести контролирующие органы на определенные размышления. Но «крестный отец» «Норси» уже работал в Правительстве, а сам Сергей Кириенко перебрался в кресло главы Минтопэнерго. В 1996 и 1997 гг. «Норси-Ойл» через «NorsiInternational S.A.» экспортировала нефть и нефтепродукты компаниям, зарегистрированным в Швейцарии, Бельгии, Гибралтаре, Лихтенштейне, на Бермудах, Береге Слоновой Кости и о. Джерси (Великобритания) на сумму около 330 млн. долларов США. При этом на бельгийскую фирму приходилось только 18% экспортной деятельности «Норси-Ойл». Остается только догадываться, что происходило в других экспортных «дочках» нижегородской компании.

Именно в разгар такой бурной внешнеторговой деятельности руководители «Норси-Ойл» отказались платить по счетам Барцакину. Суд тогда постановил: вернуть либо деньги, либо нефтепродукты! Но далее начинается самое интересное.

Путь из Лефортово в Академию безопасности

«Проблемы начались после того, как я выиграл суд, - продолжает рассказ Владимир Барцакин. – Откуда-то резко нарисовалось уголовное дело, ко мне в дом пришли с обыском. Руководил группой некий Староверов с Петровки-38, который сразу пообещал мне решить мой вопрос в определенном направлении. Сыщики искали, прежде всего, оригиналы документов по «Норси-Ойл», но ничего не было. Зато в тумбочке наткнулись на поддельное удостоверение сотрудника Генпрокуратуры РФ и очень этому обрадовались», - вспоминает Барцакин.

В 1996-м за подделку «ксивы» никого не сажали, чаще всего, владелец такой «левой» корочки отделывался штрафом в пару тысяч рублей. К тому же найденное удостоверение не проходило по сводкам совершенных преступлений, т.е. сам Барцакин нигде его не предъявлял. Но бизнесмена поместили в СИЗО Лефортово, где он провел в общей сложности около года. «Ко мне часто наведывался этот Староверов и намекал, что долг по «Норси-Ойл» надо забыть, и если не посадят за «ксиву», то «пришьют» что-нибудь еще. Дошло до того, что меня хотели обвинить в организации покушения на московскую чиновницу Любовь Кезину. В итоге я подписал мировую, отказавшись от 25 млн. долларов, после чего меня сразу выпустили», - вспоминает Владимир Барцакин.

Судьба бизнесмена

Академия безопасности

Оставшись без денег, но на свободе, Барцакин уезжает на Урал и начинает все с нуля. Опять занимается недвижимостью, торгует нефтепродуктами. «Тогда же я стал много общаться с силовиками, очень не хотелось наступать на старые грабли, но моему бизнесу нужны были гарантии, можно считать и «крыша», с учетом того, что бандитам я никогда не платил, - объясняет ситуацию Барцакин.

То, что реалии российского бизнеса несколько разнятся от европейских или американских традиций ведения дел, говорить не приходится. Возникли споры – нанимайте юристов или лоббистов и решайте спорные дела через суд, но это в Европе. В российских условиях, когда до половины национальной экономики находится в теневом секторе, все иначе. Пресловутая «крыша» для попавшего в переделку предпринимателя была, да и остается едва ли не единственным спасательным кругом. Как говорится, вечером деньги, утром стулья.

«Вот ко мне приехали знакомые из Белорецка, - приводит пример Владимир Барцакин. - Там стали делать скобы, но едва успели наладить производство, как приехала милиция, мол, а что это вы тут делаете? Мы платим налоги, говорят производственники, все официально, вам платить не будем. В итоге мини-заводик закрыли, а на владельцев наехали, что говорится, по полной. Ребята пришли ко мне, я помог им правильно составить запросы в прокуратуру и другие силовые ведомства. И в результате они отбились, а силовики пообещали больше их не трогать, мол, у вас прокурорская крыша, хотя все дело было в грамотно составленных жалобах и последующем контроле за их движением».

В начале 2000-х знакомые свели Владимира Барцакина с генералом КГБ Виктором Шевченко. Контрразведчик на пенсии предложил вступить бизнесмену в «Академию проблем безопасности, обороны и правопорядка» (АБОП). Общие интересы в данном случае найти удалось быстро: одним нужны деньги на ведение общественной деятельности, другому – выход на представителей власти для быстрого решения возникающих в мутной воде рынка проблем.

«Мне показалось, что это была серьезная организация, - рассказывает Владимир Барцакин. - Мы делали взносы по 5 тыс. долларов, плюс какие-то отчисления от сделок - для укрепления Северо-Кавказской границы или на нужды ветеранов-силовиков, в ответ мне гарантировали молниеносное решение возникающих проблем. Надо сказать, что вопросы по безопасности бизнеса действительно быстро улаживались. Ко мне после такого знакомства стали обращаться некоторые банкиры – подскажи, как чего, и, видимо, с этого и пошло мнение среди знакомых, что я «решальщик».

Справка:

Летом 1999 г. на рабочем совещании Совета Безопасности России было отмечено, что проблемами безопасности занимается много общественных научных организаций. Но не было такой, которая вела бы комплексные исследования проблем безопасности, обороны и правопорядка. В конце июля 1999 г. специалистами военной контрразведки в аппарат СБ был представлен комплект документов об учреждении Академии проблем безопасности, обороны и правопорядка. Решение о создании АБОП было одобрено. Возглавил Академию бывший руководитель прибалтийского подразделения военной контрразведки Ракетных войск стратегического назначения, доктор юридических наук В. Шевченко. В Москве членами АБОП стали все первые лица государства, включая премьера, председателя Совета Федерации, председателя Государственной Думы, 58 руководителей субъектов Федерации, 137 депутатов Государственной Думы, практически все руководители министерств и ведомств, государственных, политических и общественных деятелей. В числе членов Академии значились 26 дважды Героев Советского Союза, 135 Героев России, 54 Героя Социалистического Труда. В 2008 году организация была ликвидирована решением Генеральной Прокуратуры России.

То, что Ассоциацию с грозной и порой ругательной аббревиатурой АБОП в 2008 году упразднили, мало что изменило. Люди и соответственно контакты остались. Только теперь они приняли неформальный характер. «Да я общаюсь с генералами, юристами, если я что не знаю, то посоветуюсь с ними, мне подскажут, где и что делается не по закону, так и пошло», - резюмирует Владимир Барцакин.

Двоскин и компания

Конфликт со скандально известным банкиром Евгением Двоскиным случился, по словам моего собеседника, не случайно. «Это была чистая провокация от начала до конца, но мишенью был не я, мишенью были другие люди», - считает он. К слову, доказать криминальный характер ведения Двоскиным бизнеса не удалось. По мнению Барцакина, возникающие у него проблемы решались благодаря возможностям других «решальщиков» весьма оперативно и настолько «железобетонно», что те же самые следователи, заводившие уголовные дела по фактам нелегальных обналичек или отмыванию средств, сами порой отправлялись в тюрьму.

«Сам Двоскин на самом деле даже, как говорится, чище многих, кто в серьезном бизнесе, и вы удивитесь, но от него сейчас больше пользы, чем вреда – это чтобы вы понимали суть происходящего в целом», - на условиях анонимности рассказал мне один из крупных чиновников. - Тот же бизнесмен Барцакин, ведя легально бизнес, никуда не денется от услуг полулегальных «обнальных» конторок, если, конечно, он хочет сохранить свой бизнес. Сегодня предприниматели обналичивают средства под 5-10% от суммы и им это крайне необходимо».

Владимир Барцакин это подтверждает. К примеру, одна из компаний предпринимателя зарабатывает на торговле песком. На ее балансе находится 260 грузовых машин, которые перевозят купленный в карьере песок до ближайшего ЖБИ. В день каждому водителю необходимо выдать на руки только на солярку по 20 тыс. рублей, что на весь парк составляет ни много ни мало 5 млн. рублей, а со всевозможными сопутствующими расходами сумма доходит до 7-10 млн. рублей в сутки. И это при том, что зарплатный фонд этой фирмы – под 150 млн. рублей, и эти деньги тоже выдаются «налом». В бухгалтерии суммы на «обнал» скрываются под завышенными затратами на топливо или приходится приписывать в отчетность несуществующие убытки.

«В наше время открывать пластиковые карты в любом банке – это ненадежно, - утверждает Владимир Барцакин. - Вот вроде бы серьезный «Хоум-кредит банк», а у него, как выяснилось, дыра в 7 млрд. рублей. Вот представьте, у нас там зарплатный проект. И в один момент отозвали лицензию, как у Мособлбанка, и зарплата сотрудников сгорела. Люди вообще попадают на миллионы, миллиарды, я уже не говорю, про нефтяников, которые загоняют на счета астрономические суммы. В общем, иметь деньги в банке – это всегда определенный риск», - констатирует Барцакин.

В результате, так или иначе, но о существовании друг друга бизнесмен Барцакин и банкир Двоскин знали, но вместе их свела, как часто это бывает, женщина - некая Мария Лобода. Сама дама в свое время вызывала интерес у следователей в рамках расследований афер с землей в Подмосковье, когда руководила компанией «Вашъ финансовый попечитель» (ВФП). Со временем интерес у следствия к ней поутих. Оказалось, что Мария Лобода якобы взяла у Двоскина 350 тыс. евро, пообещав решить проблему подруги банкира – Екатерины Алабужной, которую суд приговорил к 4,5 годам лишения свободы за хищение 15 млн. долларов у чешской корпорации «PPF Investment». «Она и у меня взяла 200 тыс. долларов под одну сделку с недвижимостью и до сих пор не вернула, расписку только оставила и все», - вспоминает Барцакин.

Справка: По версии следствия, за $15 млн Екатерина Алабужная пообещала владельцу PPF Мартину Шафферу устроить встречу с первыми лицами России, чтобы решить конфликт с российским олигархом Олегом Дерипаской. Владея 38 % акций «Ингосстраха», Шаффер хотел либо продать свою долю Дерипаске, либо выкупить его часть акций, либо заключить соглашение о совместном управлении компанией.

Шафферу Алабужина представилась Екатериной Вавиловой, ее рекомендовали бизнесмену как невероятно влиятельную женщину, имеющую связи в Администрации Президента РФ и в правительстве. В ходе предварительных переговоров Вавиловаз-Алабужина сообщила, что ее «контакты» в Кремле готовы оказать содействие PPF. Взамен же Шаффера склонили к заключению кредитного договора на $15 млн. Деньги возвращены не были, никаких встреч организовано тоже.

«Делом Алабужной занимался один из моих друзей, он ей сказал – верни деньги, а она ответила, что работает с Двоскиным и ничего отдавать не намерена, - рассказывает Владимир Барцакин. - Как я понял, Двоскин решил заплатить за нее, чтобы она вышла быстрее на свободу. - В общем, Лобода деньги взяла, ничего не сделала, и с нее стали требовать вернуть средства, а она переводила стрелки на меня, мол, деньги я получил, хотя я ничего не брал и этим делом особенно не интересовался», - утверждает мой собеседник.

Вскоре Мария Лобода приехала к Владимиру Барцакину домой в сопровождение охраны Двоскина с явно не радостным выражением лица. «Она умоляла занять ей 200 тыс. долларов, но я отказался, так как она и прежние долги не возвращала, - рассказывает бизнесмен. - Тогда в дело вступила охрана Двоскина. Мне пришлось поговорить с самим банкиром по телефону, и мы договорились предоставить барышне месяц на решение всех ее проблем», - вспоминает Владимир.

Деньги Мария Лобода не вернула и через месяц, продолжая по-прежнему все «валить» на Барцакина. «Он и решил мне в итоге отомстить», - считает бизнесмен. – По моему личному мнению, было сфабриковал дело, что якобы у Двоскина прошли обыски, якобы его арестовывали в ГСУ, он вызывал там четыре раза «скорую», и он отправил ко мне ребят, чтобы я помог решить этот вопрос. Соответственно я направил ребят к моему знакомому Антонову, но все это была фикция, представляете, на мой взгляд, все писалось с первых минут, даже телефоны заранее прослушивались и эти записи есть в материалах дела, т.е. предлагая мне деньги, они уже подключили спецслужбы, чтобы дело раскрутить».

По словам Владимира Барцакина, целью являлся вовсе не он, а как раз его знакомый Антонов, человек со связями в СК и ФСБ. Якобы Антонову задолжал 10 млн. евро некий банкир Девяткин, решивший не отдавать долг, а просто посадить «заемщика», заплатив за чьи-то старания гораздо меньшую сумму. Если проводить параллели с делом «Норси-Ойл», то можно не сомневаться: оказавшись за решеткой, Антонов с радостью заключил бы мировое соглашение и простил бы «какие-то» 10 млн. евро. О мировом соглашении в данный момент можно только гадать – Антонов ударился в бега и до следствия в данное время недоступен.

P.S.: Приговор у Барцакина еще впереди (7 августа). Но планы на будущее он строит, никак не связанные с местами заключения. Решил выращивать помидоры, перец и грибы! «Сейчас есть технологии, позволяющие использовать для выращивания тепло земли - не надо свет и газ проводить, - увлеченно говорит бизнесмен. - Ставим штыри в землю, которые преобразуют там температуру от плюс 6-8 до плюс 30 градусов, таким образом, теплица отапливается практически бесплатно (затратная часть миллион рублей на одну теплицу), а на выходе - килограмм помидоров. С такой технологией можно продавать их по 15-20 рублей» за кило, - констатирует Владимир Барцакин. – Я уверен, что этот бизнес принесет мне гораздо больше дивидендов, чем нефтянка»!

Данный материал авторский, и является исключительным оценочным мнением и предположением автора текста, а так же правдоподобности сведений изложенных в нем

Последние новости