18+
  1. «Тандемократия» добьет Россию?

«Тандемократия» добьет Россию?

«Тандемократия» добьет Россию?
Рокировка в тандеме Путин-Медведев вгоняет российских экономистов в тоску. По опыту предыдущих лет, крайне неутешительных для отечественной экономики, эксперты судят о том, что и сейчас нет никаких предпосылок к тому, что власть вдруг не на словах, а на деле захочет проводить столь необходимые стране реформы.

Меньше чем через месяц действующий президент РФ и премьер-министр поменяются креслами. Как ожидается, Дмитрий Медведев возглавит правительство, и это не особенно радует экспертов, отмечающих не слишком успешную его работу на посту руководителя страны. Масштабные планы по либерализации экономики, борьбе с коррупцией и модернизации так и остались на бумаге президентских посланий действующего главы РФ, подводят итог его президентства экономисты.

Неутешительные результаты «медведевской эпохи» стали темой обсуждения независимых экспертов на очередном заседании экономического клуба ФБК. По оценкам компании, по основному макроэкономическому показателю — ВВП — Россия показала прирост за 4 года в 5,5%, проиграв эту гонку многим развивающимся странам. По данным ФБК, по этому показателю РФ занимает 11-е место среди стран G20 и последнее место в БРИКС. Лидирует по обеим группам Китай, прирост ВВП которого за тот же период составил 44,2%.

«Сравнение со странами СНГ по динамике ВВП также оказывается не в пользу России — только 9-е место. Лидирует Туркменистан — прирост ВВП 52,4%. Хуже России Украина — падение ВВП за 2008–2011 гг. на 4,5% и Армения — снижение на 2,1%», — отмечает директор департамента стратегического анализа ФБК Игорь Николаев.

Наблюдается и ухудшение позиций России по большинству общепризнанных мировых рейтингов. В частности, по Индексу конкурентоспособности страна опустилась на 66-е место в рейтинге 2011–2012 гг. по сравнению с 51-м местом в рейтинге 2008–2009 гг.

Политические институты страны не вызывают доверия ни у российских инвесторов (они предпочитают оффшоры), ни у иностранных. Безусловных достижений у власти три: завершение казавшегося бесконечным вступления в ВТО; замедление инфляции в 2011 году до исторического минимума в 6,1% (но, по мнению аналитиков, повторить этот рекорд в нынешнем году не удастся); ускоренная индексация пенсий - их средний размер вырос в 2,5 раза. Последнее, впрочем, к Медведеву имеет опосредованное отношение - сторонником увеличения соцрасходов всегда был Владимир Путин, кроме того, за это удовольствие еще придется платить.

Но главная беда заключается не в отсутствии особых успехов на ниве развития российской экономики. «Когда через много лет будет анализироваться деятельность нынешних руководителей страны, их подвергнут критике и проклянут не за то, что они сделали, а за то, что не сделали», — прогнозирует главный аналитик «МК-Аналитика» Олег Буклемишев. Не воспользовались демографическим дивидендом, который экономика получила в начале 2000-х годов, длительным периодом высоких цен на нефть, позволившим накопить большие резервы, благоприятным международным климатом и другими возможностями, которых впредь уже не будет.

Эксперт напомнил о пяти «И», которые Дмитрий Медведев в 2008 г. назвал в качестве приоритетов: инфраструктура, инвестиции, институты, инновации и интеллект. Инфраструктурные улучшения проходили по большей части в «показушном» виде, типа олимпийской стройки в Сочи, считает Буклемишев. При этом протяженность дорог с твердым покрытием по-прежнему снижается, а самолеты продолжают падать.

По инвестициям в России наблюдался беспрецедентный спад во время кризиса, и до сих пор они находятся там, куда свалились в тот период. Говоря об институтах, эксперт задал риторический вопрос, стали ли работать лучше наши суды или правоохранительные органы. Была, например, широко разрекламированная инициатива президента о выведении из состава совета директоров госкомпаний министров и других высокопоставленных чиновников. Но кто их заменил? Начальники департамента, ветераны спецслужб, вообще никому не известные люди. Принимались какие-то решения, шумно обсуждались, формально реализовывались — и оборачивались пшиком, констатирует эксперт.

«Об инновациях и говорить не приходится. Я не вижу никаких позитивных признаков», — отметил Буклемишев.

И, наконец, что касается интеллекта — ярким примером положения дел в этой области служит тот факт, что в последнем международном рейтинге вузов ни один российский институт, включая МГУ им. Ломоносова, не попал даже в первую сотню.

О полной дезориентации в экономическом блоке правительства говорит и советник Института современного развития Никита Масленников: «Буквально через несколько месяцев мы можем оказаться в ситуации 91-го года. Не с точки зрения экономической разрухи и коллапса, а с точки зрения того, что надо будет наконец-то делать реформы, но как, почему и кто их должен делать – всем до сих пор непонятно».

Экономисты сошлись во мнении, что разговоры о создании международного финансового центра стали похожи на пустой звук, коррупция оказалась неизлечимой болезнью, несырьевой сектор по-прежнему страдает дистрофией, а сырьевой достиг предела своих возможностей. Главная «дойная корова» российской экономики — нефтегазовая сфера — сегодня находится в состоянии деградации. До 2030 года в нее придется вложить порядка $ 700 млрд. только для сохранения физических объемов производства.

«Структура ориентации на экспорт сырьевых и малообработанных товаров за время правления Медведева лишь усугубилась, - продолжает тему председатель наблюдательного совета ВТБ Сергей Дубинин. - А ускорения экономического развития, несмотря на выход из кризиса, не происходит».

Исполнительный директор Центра развития Наталья Акиндинова рассказала о растущей зависимости населения и экономики от бюджетных источников. «Если в 2006–2007 годах около 20% доходов населения составляли выплаты из бюджета в виде пенсий, пособий, зарплат бюджетников, то в кризис их доля выросла уже до 30%. Тенденция роста сохраняется и сейчас. Растет доля людей, занятых в госкорпорациях, в компаниях, которые обеспечивают госзакупки», – поясняет Акиндинова.

Одновременно и в частном секторе усиливается зависимость от бюджета. Во время кризиса предприятия стали ориентироваться на тесное сотрудничество с государством. Выросла доля субсидий предприятиям. И эта зависимость от бюджетных поступлений до сих пор никуда не делась. Как итог – растущая монополизация. Низкой эффективностью начинает характеризоваться уже не только госсектор, но и рыночные предприятия.

Безусловно, Медведеву очень не повезло с тем, что мировой финансовый кризис случился именно в срок его правления. «Но кризис уже закончился, а ничего до сих пор не улучшилось. Ни рост конкурентоспособности, ни рост производства и труда», — добавляет Сергей Дубинин.

«К сожалению, никаких экономических проблем перед правительством Медведева не стоит, - подчеркивает Буклемишев. - Не существует сейчас триггеров, плеток, стимулов, которые заставили бы работать с теми долгосрочными проблемами, которыми озабочено наше экспертное и гражданское сообщество. Все кричат, на собраниях и митингах, но нас не слышно. Будет проблема развала этой системы, которую они построили, деконструкция пирамидки, которая, как выяснилось, не работает».

Последние новости
Еще из раздела «Экономика»