18+
  1. Тенге лихорадит

Тенге лихорадит

Тенге лихорадит
Несколько демонстрантов, размахивающих кружевным неглиже, может, и не похожи на угрозу стабильности государства. Но власти нефтяной сверхдержавы Казахстана, все же, решили не рисковать...

Когда 16 февраля на улице финансовой столицы Алматы вышла группа протестующих с ажурными «флагами», демонстрантов завернули и повели прочь. Очевидно, демонстрацию спровоцировал запрет синтетического белья, который летом должен вступить в силу в Таможенном союзе России, Белоруссии и Казахстана. Эти ограничения (которые сравнивают со знаменитыми стандартами ЕС, якобы выдвинувшими требования к форме бананов) вызвали целый шквал насмешек. Но, по словам демонстрантки Евгении Плахиной, протест касался вовсе не женского белья. Он был против абсурдности системы под руководством 73-летнего президента Нурсултана Назарбаева.

Особое возмущение вызвала девальвация казахской денежной единицы, которая произошла 11 февраля. Тенге обесценился на 19%.

Есть опасения резкого скачка инфляции и падения уровня жизни в стране, которая ввозит много потребительских товаров. На следующий день под центральным банком собрались 50 митингующих, чтобы высказать свои претензии; еще 35 мирных протестующих были арестованы в выходные на других акциях в Алматы за нарушение драконовских законов о массовых собраниях. Большинство отделалось штрафами. Одного посадили на 10 дней.

Несмотря на свою малочисленность, протесты наталкивают на мысль, что неписаный общественный договор (по которому граждане меняют политические свободы на относительную обеспеченность и социальную стабильность) зашатался. Напряжение появилось в 2011-м, когда во время столкновений с полицией в Жанаозене на западе страны были застрелены 15 нефтяников. Эта девальвация напомнила многим обычным людям, которые набрали кредитов и которым надоел рост пропасти между бедными и богатыми, что они не живут в «казахской мечте».

Назарбаев любит играть в почтенного государственного деятеля и приписывает себе в заслуги достижения Казахстана (от стабильного, хотя и зависимого от нефти экономического роста на 6% в прошлом году до кажущегося общественного единства в многонациональном государстве). Но когда что-то идет не так, президент подозрительно отсутствует. На этот раз именно тогда, когда глава центробанка Кайрат Келимбетов объявил о девальвации, его видели на светских тусовках во время зимней Олимпиады в Сочи.

Келимбетов заявил, что Казахстан больше не может позволить тратить миллиарды на поддержку тенге (привязанного к корзине с долларом, евро и российским рублем) и должен сделать экспорт более конкурентоспособным. Он также упомянул о последствиях свертывания количественного смягчения в Америке, оттока капиталов из рынков развивающихся стран, и падения рубля (траекторию курса которого обычно повторяет тенге, поскольку Россия и Казахстан имеют тесное торговое партнерство).

Время для этого экономического беспорядка не лучшее, ведь президент должен подвести черту под своим наследием после более, чем 20 лет нахождения у власти. Ему остается еще почти три года президентства, но ни общество, ни инвесторы не уверены - останется он или уйдет. Организованная оппозиция уже давно выхолощена, поэтому юное антидевальвационное движение (с трусами вместо флагов или без них) не имеет политического лидерства. Государственная пропагандистская машина все еще генерирует большую привязанность в обществе к Назарбаеву, хотя и по принуждению. Однако молодые демонстранты в Алматы, которые радостно скандируют «Деда прочь», возможно, заставят его задуматься.