18+
  1. Украина: как радикалы помогли Гуцериевым приобрести российский Сбербанк

Украина: как радикалы помогли Гуцериевым приобрести российский Сбербанк

Украина: как радикалы помогли Гуцериевым приобрести российский Сбербанк
Наемная массовка начала снимать осаду с отделений Сбербанка за несколько часов до того, как СМИ сообщили о продаже украинского банка структурам российского бизнесмена Михаила Гуцериева.

Латышско-белорусский консорциум с российскими корнями

Украина, Киев, центр города. Молодые люди, стоявшие лагерем возле входа в отделение Сбербанка, с сожалением снимают свой лагерь. Действительно, «кошмарить» украинский банк с российским капиталом оказалось непыльной работой. Но и организаторов можно понять – как правило, на таких акциях почасовая оплата, поэтому если заказчик свернул финансирование, каждая лишняя минута идет себе в убыток.

Формально украинскую «дочку» Сбербанка приобретает консорциум в составе латышского Norvik Banka и компании Саида Гуцериева, зарегистрированной в Белоруссии. Но на деле обе структуры имеют отношение к семье Гуцериевых, включая Norvik Banka, чей главный акционер Григорий Гусельников с 2001 по 2010 годы работал в руководстве Бинбанка, президентом и председателем правления которого является Михаил Шишханов, племянник Михаила Гуцериева. Интересный штрих – по данным портала www.banki.ru, Бинбанк является рекордсменом 2014 года по количеству приобретенных банков, последнее крупное слияние – это покупка МДМ Банка в ноябре 2016 года. И Гусельников, и Гуцериев-младший являются гражданами Великобритании, а их компании зарегистрированы в Латвии и Белоруссии соответственно. Поэтому после того как в ближайшее время консорциум официально вступит в права владельца, украинская сеть Сбербанка перестанет считаться банком с российским капиталом, а, значит, не будет подпадать под санкции.

В последние годы Сбербанк и другие российские банки, работавшие на территории Украины, переживали нелегкие времена, постоянно подвергаясь нападениям националистов. Топ-менеджмент даже отказался от слова «Россия» в названии, но даже просто Сбербанк продолжал оставаться мишенью №1 для радикалов всех мастей, громивших его отделения при каждом удобном случае.

В марте этого года ситуация серьезно ухудшилась. Параллельно с массированной атакой радикалов на отделения, начавшейся 13 марта, президент Украины Петр Порошенко подписал указ о применении санкций против пяти украинских банков с российским капиталом – речь шла о Сбербанке, VS Банке (дочерняя структура Сбербанка), «Акционерном коммерческом промышленно-инвестиционный банке» (на территории Украины работает под брендом «Проминвестбанк»), ВТБ и БМ Банке (аффилирован с ВТБ). Важный момент – в администрации украинского президента не стали вносить в санкционный список такие российские банки, как Альфа-банк, Forward (принадлежит банку «Русский Стандарт») и Neos (входит в состав «Альфа-груп» Михаила Фридмана).

Указ Порошенко направлен на «предотвращение выведения капиталов за границы Украины в пользу связанных с банком лиц». Но самое главное, что введение санкций со стороны украинского государства совпало по времени с атакой радикалов на банки с российским капиталом, в первую очередь на Сбербанк. Группы молодежи с националистической символикой и под радикальными лозунгами взяли в осаду отделения Сбербанка в Киеве, Днепре, Тернополе и других крупных городах Украины.

Вот лишь несколько примеров, свидетельствующих о том, что речь шла об организованной атаке, охватившей всю территорию Украины. 13 марта в Киеве радикалы из «Национального корпуса» и «Правого сектора**»* во главе с народным депутатом Андреем Билецким (командир нацистского батальона «Азов» и глава партии «Национальный корпус») замуровали шлакоблоками отделение Сбербанка в районе метро «Золотые ворота» около Национальной оперы, нападениям подверглись филиалы и в других районах города. 18 марта в Тернополе молодые люди закрасили витрину банка баллончиками, обклеили листовками, а затем замуровали вход. 24 марта группа молодежи заклеила листовками витрину, облила краской и сковала цепями двери отделения Сбербанка в Виннице, затем радикалы начали жечь возле входа в банк дымовые шашки и файеры. Между тем, украинские полицейские так и не появились на месте акции, а если где и появились, то не стали вмешиваться в действия радикалов.

Радикальная распродажа Сбербанка

В общем, новостные ленты дают очевидный ответ – именно Сбербанк являлся главной мишенью атаки радикалов и проплаченной массовки, другие банки если и пострадали, то в качестве «прицепа». И вдруг 27 марта, за считанные часы до появления новости о продаже украинской сети Сбербанка, националисты заявляют, что снимают осаду с российских банков (по факту – с одного только Сбербанка). «Мы на короткое время разблокируем отделения российских банков, понимая, что вкладчиками в них, в частности, являются обычные граждане. Однако обращаемся к ним с призывом проявить национальную солидарность с нашим общим фронтом борьбы с агрессором и одновременно спасти свои средства», - гласит заявление националистов.

Итак, Михаил Гуцериев еще раз подтвердил свою репутацию человека, умеющего оказаться в нужном месте в нужное время. Красноречивый штрих к портрету - в марте 2014 года именно Бинбанк приобрел 100% акций Москомприватбанка, принадлежавшего группе «Приват» во главе с украинским олигархом Игорем Коломойским. Сам Коломойский с марта 2014 года по март 2015 года занимал пост губернатора Днепропетровской области и претендовал на то, чтобы активно влиять на украинскую политику. Правда, политическую карьеру олигарха пресек посол США Джеффри Пайетт (на данный момент – посол США в Греции), уволивший Коломойского с должности губернатора из-за бизнес-конфликта вокруг государственных компаний «Укрнафта» и «Укртранснафта».

Сейчас СМИ активно раскручивают версию о том, что Гуцериев якобы спас украинские отделения Сбербанка от полного разгрома. Но в данной версии есть нестыковки. Если бы украинские радикалы действительно боролись против российских банков, они бы продолжали свои нападения, потому что по факту банк с государственным капиталом продан российскому же гражданину, где бы ни были зарегистрированы фирмы-прокладки. Но украинские радикалы заявили, что снимают осаду, поэтому история с продажей Сбербанка выглядит как стандартная рейдерская схема, когда российский олигарх нанял украинских радикалов, чтобы заблокировать работу отделений, а затем предложил выкупить проблемный актив у собственника. Выкупить с большим дисконтом, естественно. Кстати, традиционно хорошие выходы на радикалов есть у олигарха Игоря Коломойского, продавшего в 2014 году свой московский филиал именно Гуцериеву.

Стоит отдать должное коммерческому таланту семьи Гуцериевых, потому что для успеха сделки требуется «решить вопрос» не только с радикалами, но и с близким окружением Петра Порошенко. Разрешение на продажу Сбербанка должен дать Национальный банк Украину, который контролирует администрация украинского президента.

Не стоит окончательно отбрасывать и вариант, когда Гуцериевы действительно спасают банк с государственным капиталом, откупившись от радикалов и договорившись с Порошенко. Но в таком случае крайне высок риск, что завтра националисты запустят успешную схему снова и снова – и не только против Сбербанка, но и против остальных банков с российским капиталом.

Но окончательный свет на эту историю прольет информация, какую цену семья Гуцериевых на самом деле заплатила за один из крупнейших украинских банков.

*
17 ноября 2014 года Верховный суд РФ признал экстремистскими пять украинских националистических организаций: деятельность «Правого сектора», УНА-УНСО, УПА, «Тризуба им. Степана Бандеры» и «Братства» попали в России под запрет.
**
Украинская организация «Правый сектор». Решение Верховного Суда Российской Федерации от 17.11.2014.