18+
  1. ВМК: у главы компании хороший аппетит

ВМК: у главы компании хороший аппетит

ВМК: у главы компании хороший аппетит
Военно-мемориальная компания (ВМК) – организация, призванная провожать со всеми почестями в последний путь российских военнослужащих и сохранять память о них. Правда, как выяснилось, главе ВМК Олегу Шелягову не до этого – его сейчас больше заботит собственное благосостояние.

Сегодня проблемы исторической памяти перешли из разряда музейно-археологических в самые что ни на есть злободневные и политические. Простую истину о том, что без прошлого нет будущего, подтверждают реалии Ближнего Востока, Украины, Западной Европы. Заново формулируются национальные идеи, идет активный поиск чего-то, что может объединить россиян.

Память о войне, о погибших гражданах нашей страны, ее новых героях становится одним из главных инструментов воспитания патриотизма, формирования и поддержания той самой «связи времен», о которой так много говорится, но, увы, очень мало делается. К сожалению, для многих чиновников слово «память» интересно только тогда, когда оно приносит деньги. Желательно большие. И вдвойне плохо, когда этим из года в год занимаются те, кому по роду службы положено эту память хранить. Генеральный директор АО «Военно-мемориальная компания» (ВМК) Олег Валерьевич Шелягов в их числе.

Итак, напомним, что ВМК фактически провалило идею создания общенационального воинского пантеона – Федерального военного мемориального кладбища. Проект обошелся российской казне в 6 миллиардов рублей. По факту – есть комплекс и два десятка могил. И все. Казалось бы, проект надо развивать, решая возникающие проблемы. Но… судя по всему, руководство ВМК активно занимается только собственным благоустройством. Об этом говорят даже сотрудники компании, на информации которых основан наш рассказ.

Скромный миллионер

Как выдумаете, сколько зарабатывает в месяц директор ВМК? Наверное, немного – тем более что на протяжении ряда лет (2012-2015) она демонстрирует убытки в пределах 400-700 млн. руб. ежегодно.

Но все не так мрачно. Согласно условиями первоначального трудового договора с Шеляговым (подписан летом 2013 года), ежемесячный оклад был установлен в размере 1 млн. руб. Поскольку жизнь дорожает, цены и курс валют растут, примерно в августе 2014 г. его ежемесячный оклад был увеличен до 2 млн. руб. Причины увеличения непонятны, потому что никаких положительных изменений в работе ВМК, как-то обосновывающих это увеличение, не произошло.

Фактически же, как говорят знающие люди, заработная плата Шелягова составляет от 4 до 5 млн. руб. в месяц. Это происходит за счет начисления в двойном размере за каждый выходной и праздничный день. Как будто Шелягов работает без выходных и праздничных дней с 9:00 до 18:00. Что, на самом деле, далеко не так.

Иногда г-н Шелягов получает скромные подарки. Например, в виде премии в 19 млн рублей, полученной в сентябре 2015 года. Никаких разумных объяснений этой премии тоже нет. Резонно предположить, что такие «подарки» г-н директор получал неоднократно.

Не отказывает себе в роскошной жизни Олег Шелягов и во время командировок. Ездит он только бизнес-классом, хотя регламент компании такие поездки вообще не предусматривает. Да и сами направления поездок производственной необходимостью объяснить трудно: Франция, Крым, Сочи, Китай, Сеул, Санкт-Петербург... Никаких филиалов или интересов там у компании нет.

Зато есть интересы у Шелягова. Например в начале октября 2015 года в Сочи проходил чемпионат «Формулы-1». Директор ВМК проживал все эти дни в одной из престижных гостиниц города, стоимость номера составляла до 60 тыс. руб. в сутки, при этом оплата осуществлялась за троих человек. Позднее в журнале «Татлер» были опубликованы фотографии Шелягова, его супруги и ее дочери на вечеринке в ювелирном бутике.

ВМК: у главы компании хороший аппетит

Осенью того же 2015 года Шелягов съездил в вояж по Китаю с заездом в Сеул. Зачем – никто не знает. Но ВМК заплатила за это развлечение около 600 тыс. руб.

«Приятные мелочи»

При этом у г-на Шелягова есть два персональных водителя. Первый, находясь в штате «ВМК», возит персонально Шелягова на служебной «ауди», второй, тоже находящийся в штате «ВМК», возит его супругу на личном «мерседесе». Оба получают по 100 тыс. руб. в месяц.

А еще в Компании работают люди с довольно неплохой зарплатой (от 100 до 200 тыс. руб.), но с совершенно непонятным функционалом. Как правило, это советники генерального директора. Чем ни занимаются - загадка. Но если зайти на страницу Шелягова в «твиттер», то все становится понятно: страница в неестественно патриотических тонах ведется строго в рабочие дни. Очевидно, что эти работники «ВМК» занимаются исключительно «пиаром» Шелягова, пишут статьи, обновляют его посты на сайтах.

Любовь к деньгам не знает границ

Мы не будем углубляться в детали бизнеса ВМК и Олега Шелягова. Пока не будем. Расскажем только о одном эпизоде, очень хорошо иллюстрирующих методы работы главы ВМК.

В компании в должности первого заместителя генерального директора с лета 2014 года работает некто Алексей Игоревич Соколов. По функционалу он курирует деятельность дочерней компании «ВМК-Строй». Эта компания была создана для реализации так называемых «мемориальных» проектов – проектов по строительству или реконструкции мемориальных комплексов к 70-ю Победы в Великой Отечественной войне.

Компания в результате оказалась убыточной – ни одного значимого высокомаржинального проекта реализовать не удалось, зато масса претензий, штрафных санкций, переделок и т.д. Так, во время проверки ее работы выяснилось, что во время строительства монумента Славы в г. Волоколамске, которые выполнял один из постоянных субподрядчиков – санкт-петербургская строительная фирма ООО «Континент» - элементарно списали больше, чем потратили. Например, при визуальном подсчете на монументе обнаружено около 350 каменных ступеней, а списано 850. Цена вопроса – 7 млн рублей. Однако Алексей Соколов хода расследованию не дал. Более того, намекнул проверяющим, что «копать» не надо, ибо за сделкой стоит сам Шелягов.

Кроме того, Соколов инициировал установку на компьютеры сотрудников программы «Стахановец», позволяющей контролировать их работу. Пользуясь техническими возможностями, Соколов читал переписку персонала КРУ по личной почте и Скайп и передавал ее Шелягову.

Однако согласно Закону «Об оперативно-розыскной деятельности» оперативно-розыскное мероприятие «контроль почтовых отправлений граждан» осуществляется только специальными государственными органами, уполномоченными осуществлять оперативно-розыскную деятельность, и только в строго определенных случаях. Естественно, что Соколов к таковым не относится.

Впрочем, понять прыть Соколова можно: сотрудники обсуждали контракт на закупку в 2016 году камня. Якобы по этому проекту его основные участники могли рассчитывать на некое дополнительное неформальное «вознаграждение» в традициях любого бизнеса, связанного со стройкой или стройматериалами. Один из вариантов схемы предполагал закупку карельского гранита и его оформление в учете под видом китайского. Разница в цене – примерно в 2-2,5 раза (карельский дешевле, при этом лучшего качества). Второй вариант предусматривал закупку 16 тысяч комплектов китайского гранита. Такой объем – это примерно 2-3-годовой запас, а при росте курса доллара, возможно и больше (продажи маловероятны, особенно при снижении покупательской способности населения). Качество такой «закупки» под вопросом: могли купить и прессованный, и крашенный камень, да вообще, что угодно. Работники ВМК полагали, что самый скромный «откат» с каждого комплекта мог составить от 2 до 2,5 тысяч руб., реальный – около 5 тыс. рублей с комплекта. Прайс с вариантами заготовок в середине ноября уже был разослан по филиалам «ВМК». В случае удачи этого проекта «чистый выход» для Шелягова составил бы не менее 30 млн рублей.

Судьба этой сделки пока неизвестна. Зато известны многие другие детали бизнеса руководства ВМК, которые заслуживают отдельного рассказа.

Продолжение следует.