18+
  1. «Агент Чулпан Хаматова»

«Агент Чулпан Хаматова»

«Агент Чулпан Хаматова»
Дело Сергея Магнитского, бывшего аудитора фирмы Firestone Duncan, оказывавшей юридические услуги фонду Hermitage Capital Management, живет и побеждает спустя три года после его смерти. Парламентская ассамблея ОБСЕ приняла «резолюцию Магнитского».

Этот документ призывает власти стран Евросоюза вводить визовые санкции и замораживать активы всех, кто «ответственен» за смерть Сергея Магнитского и другие грубые нарушения прав человека в России.

Магнитский умер от острого панкреатита в больнице СИЗО «Матросская тишина» 16 ноября 2009 года. Ему вменялась в вину помощь главе Hermitage Capital Management Уильяму Браудеру в уходе от уплаты налогов, сам Магнитский, в свою очередь, обвинял российских чиновников и силовиков в бюджетных хищениях на сумму 5,4 миллиарда рублей.

Эта смерть была настолько подозрительной, а преступления, о которых рассказывал аудитор, настолько резонансными, что контроль за расследованием причин смерти взял на себя не только президент России, но и различные международные организации. Мать Магнитского обвинила в трагедии руководство СИЗО, Браудер заявил, что «…он оказался заложником, и его убили».

Уже через год американский сенатор Бенджамин Кардин предложил госсекретарю Хиллари Клинтон не пускать в страну 60 россиян, якобы причастных к «делу Магнитского». Конгресс США, а затем и Европарламент проголосовали за инициативу Кардина. Фамилия бывшего бухгалтера и аудитора стала символом борьбы с коррупцией во властных коридорах России.

Пока что официального «списка Магнитского» не существует, есть только приблизительный состав тех, кто может быть причастен к его смерти. Там и судьи, и сотрудники СИЗО, ФНС, Генпрокуратуры, и высокие чины ФСБ, ГУВД и СК.

По логике, там должен быть и российский предприниматель Дмитрий Клюев, которого Браудер обвиняет в том, что он использовал фирмы Hermitage, чтобы похитить из бюджета России 5,4 млрд. руб. А Сергей Магнитский, «раскрывший» клюевскую схему, якобы поплатился за это жизнью, погибнув в застенках. В фильме «Каста неприкасаемых» Клюев фигурирует в статусе лидера ОПГ, в которую входили многочисленные чиновники и силовики.

Сам Клюев обвинения эти считает надуманными, а Браудера называет единственным человеком, которому «эта трагедия помогла». «Ему смерть Магнитского дала все. Мне сейчас кажется, что если бы Сергей не умер, Браудеру надо было бы эту смерть как-то придумать. При его жизни, правда, он был бухгалтером и обвиняемым, а после смерти стал адвокатом и борцом с коррупцией», - заявил предприниматель в интервью «Ведомостям».

Синхронно с историей со «списком Магнитского» развивается другая - со «списком иностранных агентов», действующих на территории России. Госдума в первом чтении приняла законопроект о некоммерческих организациях, который подготовил «единоросс» Александр Сидякин. Любая российская НКО, получающая деньги из-за границы и занимающаяся политической деятельностью, согласно законопроекту, должна заноситься в реестр организаций, выполняющих функции иностранного агента. Для этих агентов предусмотрен особый правовой режим. Их будут гораздо тщательнее проверять и требовать от них особую отчетность. А сами сотрудники этих НКО должны, заказывая визитки на том же www.printclick.ru, чуть ли не указывать на них свой статус «иностранного агента».

Как и «список Магнитского», законопроект об НКО критикуют за его слишком широкий охват потенциальных фигурантов. И ассоциация «Голос», и фонд «Подари жизнь», и «Московская Хельсинская группа», и «Трансперенси интернешнл Россия», и, например, экологи - все они вполне подходят под определение агентов по логике Сидякина.

«Одним из главных, наверное, «иностранных агентов» является Министерство обороны России, которое получало американские деньги на уничтожение химического оружия. Только на один завод в городе Щучье Курганской области США выделили один миллиард долларов. Отметим, что данная деятельность наносит существенный вред экологии, и те организации, которые предлагают решения по уменьшению этого вреда, будут иметь клеймо западных наймитов», - пишет издание «Свободная пресса». - Посмотрите сайт Европейского Информационного Корреспондентского Центра в России, который распределяет деньги по различным программам Евросоюза, там сказано, что главным партнером центра является Министерство экономического развития. Далее следуют государственный ВЭБ и различные структуры правительства Москвы».

Таких «конфузов» немало. Даже государственный Институт социологии РАН - и тот получил в 2010 году 600 тысяч долларов от американского Фонда МакАртуров. Типичный «иностранный агент». Или, например, «Наши». Пресс-секретарь движения Кристина Потупчик говорила, что деньги на проведение Селигера давали в том числе и «BMW, Panasonic, LG».

Выходит, что фигуранты обоих списков автоматически становятся идеологическими противниками. «Агент Чулпан Хаматова» («список Сидякина») против Виктора Гриня («список Магнитского»).

Самое интересное, как с агентами будет общаться созданный на днях в правительстве РФ Попечительский совет по некоммерческим и благотворительным организациям. Вице-премьер Ольга Голодец утверждает, что «Попечительский совет будет тем мостиком, который свяжет благотворительность, попечителей и государство». А какой мостик может связывать чиновников с иностранными агентами? На ум приходят только измена Родине и шпионаж.