18+
  1. Антиколлектор идет на помощь

Антиколлектор идет на помощь

Антиколлектор идет на помощь
На днях Сбербанк заявил о создании собственной коллекторской службы, которая будет заниматься возвратом клиентами долгов. Данный факт, считают эксперты, может испортить имидж банка, поскольку коллекторские агентства зачастую применяют в своей работе противозаконные методы.

Впрочем, заемщикам банков, попавшим в трудную ситуацию с выплатой кредитов, в последнее время опасаться коллекторских агентств не следует. На помощь им готовы прийти специалисты Российской правозащитной ассоциации антидолговых сообществ. О ее деятельности наша беседа с вице-президентом этой организации Андреем ВЛАССОМ.

- С чего началась Ваша деятельность по защите кредитных должников?

- Примерно в 2000 году на рынке появился спрос на защиту финансовых должников в судебном порядке - в то время банк «Русский стандарт» начал выдавать через «М-Видео» товарные кредиты. Именно в начале «нулевых» стала расти армия кредитных заемщиков, из года в год их становилось все больше. Росло и число банков, которые все охотнее занимали деньги населению - к 2008 году количество таких финансово-кредитных учреждений достигло 1350. Мы, как всегда, оказались впереди планеты всей, имея по банку на каждом углу. При этом россияне до конца не понимали, что это за структуры и как они работают. А сегодня некоторые банки функционируют практически в режиме сетевых магазинов - торгуют кредитными продуктами на так называемых «точках». Сам банк, к примеру, находится в Москве, а его магазины продаж - по всей России.

В 2005-2006 годах к нам стали обращаться первые кредитные должники. Конечно, тогда их было немного, поскольку граждане не знали, куда бежать, а также то, что можно нанять помощь в лице кредитного юриста, который может, например, сделать перерасчет долга. У нас ведь большинство граждан юридически не подкованы, россияне не понимают: если у тебя что-то случилось, надо найти специалиста, который «отремонтирует» эту проблему. Наш гражданин привык: он сам и машину чинит, и электричество проводит, и в суд ходит, и, наконец, находит в Интернете какие-то шаблоны заявлений от юристов-бездельников. Это как с болезнью, ведь повторяют людям: не занимайтесь самолечением, сходите к врачу.

Должник, конечно, виноват в том, что он вовремя не платил и дал банкирам повод растоптать его, загнать в долги. Люди не понимают: банк - это банальный ростовщик, задача которого обогатиться на должнике, на его финансовой проблеме.

Россияне же считают банк чем-то вроде финансового храма: «это ведь Банк!». А, по сути, это обычная фирма, с обычной лицензией (которая у некоторых бывает «левой»), набитая сомнительными векселями, с арендой офиса в рассрочку - ее не надо бояться.

Мы - юристы, и наша задача состоит в профессиональной помощи должникам. Люди к нам обращаются, желая получить защиту от коллекторов. И уже на первой консультации мы объясняем клиентам: главная задача - не защита от них, а расторжение отношений с банком.

У банков есть множество способов обмана своих должников, например, статья 404, по которой заимодавец умышленно затягивает процесс, не идет в суд, передает долги коллекторам или службе безопасности. Казалось бы, совсем недавно в СССР работал один Сбербанк: максимум три месяца не платишь - иск в суд, исполнительное производство и взыскание. Процедура абсолютно прозрачная - есть закон, и есть структура, которая следит за его исполнением.

Но потом на рынке вдруг появились третьи лица. Бандиты, бывшие милиционеры - весь этот неликвид начал мутировать в некие агентства по выбиванию долгов, которые назвали себя красивым словом «коллекторы». Хотя во всем мире, на который они ссылаются, таких структур не существует. В Европе есть так называемые инкассовые агентства, но это всего лишь кредитные советники при банке, которые, получая в банке зарплату, занимаются урегулированием кредитных конфликтов. При этом они не выбивают долги, а помогают договориться о взаимовыгодной сделке между банком и должником. Этот же посредник - кредитный брокер, который помогает брать кредит, а, по сути, переговорщик между большим банком и маленьким заемщиком. Он помогает договориться о взаимовыгодных сделках. И даже когда ты не платишь, он помогает решить эту проблему. В США эта должность называется кредитный советник, и это тоже совсем другая структура.

В России же коллекторы - это выездные бригады, бандиты, телефонные террористы, которые строят свою работу на психологических угрозах. Без каких-либо документов, подтверждающих их полномочия, они требуют с должника совершенно произвольные суммы, закладывая в них свой процент. Пугают: не отдашь, мол, мы домой к тебе приедем.

- Вы обмолвились, что банки заинтересованы в том, чтобы как можно дольше не обращаться в суд.

- По закону срок давности - 3 года, в течение этого времени можно подать на должника в суд на взыскание просроченной задолженности. До этого момента кредит «в работе»: процент «тикает», штраф копится, причем, обо всем этом вы с банком вроде как «договорились», подписав соответствующие бумаги. Но ведь у должника другого выбора-то и не было. Банки, конечно, лицемерят - мол, выбор всегда есть, не бери. Ну как не бери.

Вот вам ситуация. К нам пришла женщина, она работала в госструктуре, получила повреждение позвоночника, но на работе ей не дали денег на лечение. Она, конечно, подала на работодателей в суд, но компенсация ей если и светит - то лишь через несколько лет. Но лечиться-то нужно сегодня. Она пошла в банк ВТБ, взяла 350 тысяч рублей на лечение. А что ей оставалось делать? Умирать что ли?

Тем более, банки постоянно предлагают - пойди возьми кредит, это бесплатно, это дешево. Причем, все существующие законы о рекламе банкиры нарушают, начиная прямо с собственных слоганов. И никто это не пресекает. Человек видит плакат: процентная ставка 15%, а по документам оказывается, что она в три раза выше. Я считаю, что все эти экспресс-кредиты, потребительские кредиты нужно отрегулировать также, как транспортный проезд. Не надо давать ростовщику злоупотреблять свободой договора, а у нас в законе ее полно. Если человек берет кредит в 750 тысяч рублей, он должен знать, что ростовщик выдает его на основании вот этого закона, процентная ставка такая-то, причем, в каждом банке она должна быть одинакова.

- Тогда конкуренции между банками не будет?

- Тогда появится необходимость конкурировать в качестве обслуживания. Я буду выбирать тот банк, где быстро проходят платежи, где со мной хорошо обращаются, где меня не обманывают. Что происходит сейчас? Между банком и клиентом поставлен буфер. Система выстроена так, что человек не может пообщаться ни со старшим менеджером, ни с руководителем отдела, ни с юридической службой. Мы общаемся только с сидящими за столом студентами, которые действуют по инструкции «как отшивать клиента», чтобы он никогда больше не перешагнул порог банка. Крыльцо и ресепшен - это все, чего достоин клиент. Единственное, в чем наши банки достигли совершенства, - в системе защиты от клиента. По телефону вы никогда ничего не узнаете, там будут повторять одну и ту же зацикленную фразу. Я называю это живыми автоответчиками.

Если всю эту мишуру убрать, у банка останется только один путь борьбы за клиента - сделать так, чтобы последнему было здесь хорошо и комфортно. Когда исчезнет возможность обманывать, давать лживую рекламу, банк больше не сможет мошенничать и будет вынужден перестраиваться на качественную работу с клиентами. Сейчас качество их не интересует.

Сегодня банки смотрят на людей как на материал, на товар, который можно использовать и выбросить. Клиенты рассказывают: я 10 лет обслуживался в банке, но стоило мне первый раз вовремя не заплатить, на меня обрушился шквал оскорблений, приехали домой, пинали по дверям. И теперь я категорически не хочу платить. Люди хотят делать кредитору назло потому, что сам кредитор поступил не по-человечески в отношениях со своим клиентом. Банки превращаются в большого толстого кота, который хочет не только дать деньги, но и снять с должника три шкуры, сняв по 20-30%.

Сначала в работу с должником вступает служба безопасности банка, которая по закону вообще не имеет права «отжимать» деньги у клиентов. На коллекторском сленге это называется «первая стирка». Когда СБ «постирала» портфель должников, выбила все, что смогла, привлекаются коллекторы. Начинается «вторая стирка». Коллекторы, получив 50-80% от того, что сумели выбить, передают клиента другим коллекторам. Я знаю агентства, которым доставалась четвертая «стирка». И только потом должника возвращают в юридическую службу банка, после чего и начинается законная процедура взыскания. Сколько он перед этим заплатил коллекторам, никого не волнует, потому что все эти платежи по закону недействительны. Под конец приходит банк и забирает последнее.

- То есть, исполнение требований коллекторов никак не влияет на погашение реального долга? Если должник по итогам, например, «второй стирки» вернул деньги, он перед банком чист?

- Нет, потому что отношения между коллектором и клиентом банка вообще никак не регулируются. Это, что называется, отношения «чисто по понятиям». С вас отжали все, что смогли, а потом вернули в лапы банка. Причем, должника обманывают на каждом этапе вымогательства: говорят - с тебя столько-то и ты чист. Клиент вносит оговоренную сумму, а она расходится на штрафы, пени, комиссии и так далее. Основной же долг остается прежним. То есть, любой досудебный порядок должнику не выгоден.

- Как же Вы защищаете клиентов банков от подобных рисков?

- Мы берем доверенность от того, кто к нам обратился, и получаем право его защищать и представлять его интересы. Затем мы даем ему инструкции: позвонят коллекторы - направьте их к нам или настройте свой телефон на переадресацию их звонков на наш номер. Пока нет суда - пусть общаются с нами.

Наладив контакт с коллекторами, мы переводим общение «по понятиям» в юридическое русло. Направляем заявление кредитору, в котором указываем, что расторгаем отношения в связи с ухудшением финансового положения заемщика, интересы которого мы представляем. Второе заявление - о запрете передачи каких бы то ни было полномочий третьим лицам. Кстати, советую потенциальным заемщикам сразу после получения кредита написать заявление о том, что он отказывается выполнять дополнительные условия приложения к договору. Потребуют вернуть деньги - говорите, что уже потратили, и идите в суд.

Далее, заявив о расторжении отношений клиента с банком, мы в досудебном порядке определяем фиксированную сумму долга. Банк, как правило, либо игнорирует эти заявления, либо предлагает хитрые схемы рефинансирования, которые загоняют клиента в долги еще глубже. Тем не менее, досудебный порядок мы уже выполнили.

Подождали дней 30, банк не отвечает - обращаемся в суд. На первом заседании мы просим у кредитора выписки из всех документов, необходимых для расчета долга, поскольку банк игнорировал это требование на досудебном этапе, хотя по закону был обязан это сделать. Причем, бесплатно, хотя банки в последнее время предлагают покупать эти документы за 400 - 800 рублей - коммерсанты, что с них взять. Далее в суде мы доказываем, что на основании ст. 451 ГК РФ ни одна сторона не могла предвидеть того, что произойдут некие изменения в финансовом положении заемщика (потеря работы, финансовый кризис, снижение зарплаты), а значит, мы просим суд снизить «неустойки» и вернуть комиссии, которые банк до сих пор незаконно взимает за выдачу кредита и ведение лицевого счета. А на ту сумму, которую суд решает взыскать с должника, мы просим предоставить рассрочку. И суд выносит решение взыскать с гражданина Иванова столько-то денег и рассрочить исполнение суда до 5 лет в зависимости от финансового положения должника.

- С этого момента все обслуживающие надбавки по кредиту приостанавливаются? Сумма долга замораживается?

- Конечно. У клиента есть решение суда, по которому он обязан выплачивать в Федеральное казначейство по квитанции ту сумму, которая определена судом.

- То есть, уже не банку?

- Можно и банку. Но для этого нужно, чтобы банк попросил судью указать в определении суда реквизиты и обязать платить напрямую. Рассрочку предоставили, дальше вы добровольно исполняете решение суда. Если вы не хотите этого делать, исполнительный лист поступит судебным приставам. Туда же его отправят и в случае если вам не дали рассрочку. Тогда приставы вызовут и спросят: каким образом будет исполняться решение суда - удержаниями из зарплаты или наложением ареста на имущество. Хотя, как правило, у большинства заемщиков имущества нет. Что, кстати, не мешает банкам выдавать кредиты тем, на ком уже «висит» по нескольку непогашенных займов.

- А есть ли какая-то общая база, из которой можно узнать информацию о кредитной истории потенциального заемщика?

- Эта база - Центральный банк России. Что касается бюро кредитных историй, то соответствующих лицензий было выдано 36 штук. То есть, по сути, любой банк может оценить платежную возможность гражданина. Но зачастую этого не делает, причем, риск этот умышленный. Ни один нормальный банк не даст свои средства человеку, с которого нечего взять. Но если все же дает, получается, что у него есть какие-то «левые» деньги, например, государственные субсидии под 3 - 6%. Потом крупный банк на межбанковском кредитовании кредитует мелкий банк под 6 или 9%, а те уже разбазаривают, то есть, идет просто раздача денег.

(Окончание)