18+
  1. Бездействие одной власти и недееспособность другой грозит нам «второй Чечней»

Бездействие одной власти и недееспособность другой грозит нам «второй Чечней»

«Кавказский вопрос» в России не закрыт. Те, кто думает, что контртеррористические операции способны раз и навсегда поставить точку в противодействии между федеральными властями и ваххабитскими группировками, ошибаются.

Когда замолкают пушки и перестают звучать выстрелы, должен приходить черед политики. Но российские власти, к сожалению, либо недооценивают влияние несиловых рычагов на урегулирование ситуации в «кавказском подбрюшье», либо не знают, как эти рычаги создаются и как ими эффективно пользуются, либо элементарно не хотят и думать, не говоря уже о том, чтобы что-то делать в этом направлении.

Наиболее тяжелая ситуация сложилась к сегодняшнему дню в Карачаево-Черкесии. Непродуманность, отсутствие какой-либо последовательности и политической воли федеральных властей вкупе с непрофессионализмом и недееспособностью региональных властей довели республику до грани, за которой – неизбежная война.

Чтобы понять сюжет в лицах, достаточно посмотреть на тех, кто управляет КЧР. Поговаривают, что президента республики Бориса Эбзеева даже в Кремле считают зиц-председателем, которого покровительствует члена Совета Федерации Ратмира Айбазова. Господин Айбазов известен российскому правосудию одним казусом: он был осужден на 6 лет исправительной колонии строгого режима за изнасилование и угрозу убийства, однако через 25 лет этот приговор был отменен за отсутствием состава преступления. Но, странное дело, «вновь открывшиеся обстоятельства» в деле Айбазова возникли отнюдь не в результате каких-либо следственных действий.

Полное «очищение» случилось ровно тогда, когда Ратмир Умарович решил двигаться на политический Олимп. Теперь господин Айбазов с гордостью и достоинством носит значок члена Совета Федерации. Служит ли он Родине и государству? Отдельный разговор. Но восседает в кресле заместителя председателя комитета по судебным и правовым вопросам. А значит, утверждает кандидатуры федеральных судей.

Президентскую и правительственную администрацию в республике возглавляет некто Сайрамбек Кипкеев. Человек, известный в определенных кругах по кличке «Кепа», очень влиятельная фигура, контролировавшая в свое время незаконную вырубку леса в Зеленчукском и Урупском районах и вывоз древесины за пределы столь горячо любимого им региона. Как говорят, солидная часть этих денег, вырученных от «бизнеса», направлялась на поддержку ОПГ «Сторожевская», одним из лидеров которой «Кепа», собственно, и являлся. Теперь «Кепа» определяет кадровый состав администрации Эбзеева.

Весьма колоритна и фигура Рауфа Арашукова. Пресса не раз писала о сыне «газового короля» Рауля Арашукова, который, не сумев окончить даже среднюю школу, купил диплом о высшем образовании, а в Ставропольскую городскую Думу был избран, приписав себе лишний годик. Что же делать было богатому папе?! Сын так хотел в политику! И не беда, что столь горячее желание возникло до наступления совершеннолетия. Подделка документов у нас в Отечестве редко наказуема. И стал Арашуков-младший целым министром труда и социального развития КЧР. Сейчас Рауф Раулевич – глава Хабезского района КЧР. Решил попробовать силы на муниципальном фронте. Но с прицелом! Организм ведь растущий, требующий!

Пока жители родного района от управленческого гения Арашукова-младшего потихоньку стонут. Стоимость услуг ЖКХ для людей, например, возросла без малого в 6 раз! А хабезцы, для которых Арашуков-младший так и не попытался создать ни одного нового рабочего места, тем временем слушают рассказы-небылицы о трудовых подвигах своего юного главы района. Это утром и днем. А вечером на кухне, шепотом… связывают имя Рауфа Раулевича с двумя последним резонансными убийствами – лидера молодежного крыла общественной организации «Адыгэ Хасэ» Аслана Жукова и еще совсем недавно - одного из ключевых претендентов на пост председателя правительства КЧР Фраля Шебзухова. Шепоток этот все больше переходит в ропоток! И уже не только по Хабезскому району, а и по всей Карачаево-Черкесии. Впрочем, поживем – увидим, что скажет следствие. Рауф Раулевич с присущим ему энтузиазмом и амбициями ставит перед собой и папой новые задачи. Минимально - стать в ближайшее время начальником республиканской налоговой инспекции. Ну, а максимально – премьер-министром КЧР. Какой же солдат не мечтает стать генералом?! И не беда, что в 23 года! И совсем не проблема, что солдат, мягко скажем, с неприглядным моральным обликом и напрочь отсутствующей профессиональной подготовкой! Но никого, включая, в первую очередь, Эбзеева, не смущают шаги этого «солдата». На свое нынешнее кресло Арашуков-младший водрузился с должности его советника, по настоятельной рекомендации главы региона и с его активной помощью.

Таков местный взгляд на картинку политической элиты в лицах маленькой живописной республики – Карачаево-Черкесии. Одиозность фигур, привлекших внимание, определяет своеобразие формы правления в КЧР, которую можно определить одним емким словом – дремучий феодализм. Вассалы правящей «четверки» расставлены повсюду. Еще совсем недавно главой муниципального образования Домбай являлся двоюродный брат президента Эбзеева - Эверест Гочияев. Человек без опыта и образования. Зато отличившийся иными «подвигами». Он подозревался в укрывательстве экстремистов, причастных к организации варварских взрывов в Москве в конце девяностых. Поддерживал, особо не скрываясь, этот, с позволенья сказать, муниципальный руководитель других радикалов - местных ваххабитов и спустя более 10 лет.

Дальше, как говорится, некуда, многие в республике это понимают и бьют тревогу. Председатель совета общественной организации абазин «Абаза» Мусса Такушинов специально приехал в Москву, чтобы рассказать о жизни в республике и представить свой прогноз перспектив развития ситуации. Его диагноз беспощаден: если федеральные власти не вмешаются и не положат конец феодализму в Карачаево-Черкесии, кровопролития не избежать. «Средневековый стиль правления ни к чему, кроме беды, привести не может» - убежден общественник. «Если события станут развиваться по наихудшему сценарию, то в дело вступят вооруженные люди, - предостерегает он. - Будет похлеще Чечни. Ведь черкесам и абазинам этнически близки кабардинцы. Значит, не останется в стороне Кабардино-Балкария. Не думаю, что за происходящим будет спокойно наблюдать и Адыгея. Однозначно встанет Абхазия. Вряд ли оставят своих братьев осетины. Словом, реально может вспыхнуть большая часть Северного Кавказа. Следует учитывать еще одно далеко немаловажное обстоятельство. Известно, что в различных странах мира проживает несколько миллионов этнических адыгов (черкесов), несколько сотен тысяч абхазов. Очень многие из них не останутся равнодушными к беде единоплеменников. Может начаться пожар такой силы, что России очень тяжело будет его потушить. Вот к чему может привести политика действующей власти в КЧР и отсутствие должного внимания, а главное – действенного реагирования со стороны власти федеральной».

К слову, о русских. Их в республике 38% от общей численности населения, чуть меньше, чем карачаевцев (40%). Это пока… Русская часть населения КЧР уже, что называется, вживую почувствовала неизбежные последствия политики Эбзеева-Кипкеева-Арашукова-Айбазова. Славяне из республики бегут: если 20 лет назад здесь было 56 русских поселений, сегодня их осталось только 2. И этот «исход» продолжается…

Недовольны и черкесы, обделенные вниманием правящих кланов. По словам Такушинова, особо агрессивно настроена молодежь. Недовольная своим отстранением от власти, она объединяется в группировки и требует справедливости, угрожая срывом Олимпийских игр в Сочи. Ситуация накаляется. Недавние убийства авторитетных в КЧР Аслана Жукова и Фроля Шебзухова только подлили масла в огонь.

Одним из итогов бездействия местных властей КЧР стало создание национального координационного совета общественных организаций. В его состав вошли все ведущие общественные организации, представляющие русскую, черкесскую, абазинскую, ногайскую, греческую, армянскую и осетинскую общины республики. То есть лидеры тех самых 62% населения. Как явствует из первых заявлений совета, общественники объединились, не желая окончательно скатываться в пропасть, «во имя будущего своих детей, утверждения на практике принципов равенства и справедливости». Один из сопредседателей вновь образованной структуры - руководитель совета общественного движения черкесов «Адыгэ Хасэ» Мухаммед Черкесов заявил буквально следующее: «Мы не видим своего будущего в составе Карачаево-Черкесии». Его поддержал и Такушинов. «Я всегда был за единую республику, - продолжает Мусса, - но сейчас я готов встать рядом с черкесами. Я – государственник и убежденный сторонник территориального единства нашей страны и ее регионов. Но настал момент, когда самым серьезным образом необходимо подумать о том, можем ли мы объективно и дальше жить вместе в республике, где процветают несправедливость, этнократия и криминал. Черкесы и абазины как никогда близки к выбору в пользу самостоятельности в рамках отдельного субъекта России. Не исключают наши народы для себя и другого варианта самоопределения - выделившись из состава КЧР, войти в состав любого другого региона Российской Федерации. Нам не власть нужна, мы просто хотим спокойно жить и работать на своей земле». «И быть уверенными в завтрашнем дне, как жители Чечни» - не без скрытого подтекста добавляет Такушинов.

Сравнение с республикой, которую возглавляет Рамзан Кадыров, представляется, действительно, уместным. Относиться к Кадырову, конечно, можно по-разному. Фигура он неоднозначная. Но зато однозначно сегодня другое - Чечня более не угрожает безопасности страны. А Карачаево-Черкесия угрожает. Угрожает объективно и реально! Сегодня это одна из самых «горячих» точек на Северном Кавказе.

Продолжится ли кипение в котле, подогреваемом группировкой под формальным руководством Эбзеева, покажет время. Если «тандему» Медведев–Путин не нужна головная боль потенциально куда сильнее чеченской, Кремль и Белый Дом должны найти силы, а главное – волю, чтобы остановить этот феодальный беспредел. Крайне важно понять одну совершенно очевидную вещь: в КЧР сегодня отнюдь не межнациональные разборки и «портфельная» война, а глубокий, системный кризис в системе внутриполитического и социально-экономического управления. Столь любимым нашей верховной властью умиротворением из этого кризиса республику не вывести. Но несмотря ни на что, очень хочется верить, что наступит день, когда Карачаево-Черкесская республика начнет свое движение к превращению из криминального заповедника в развивающийся регион Российской Федерации.