Дистант: профилактика или профанация?

Дистант: профилактика или профанация?
Фото: http://mskagency.ru
Переход школ и вузов на дистанционное обучение вызывает в обществе неоднозначную реакцию. Одна часть родителей и самих обучающихся выступает «за», поскольку это снижает шансы того, что кто-то из детей принесет свою частичку «короны» в семью.

Другая, и, наверное, большая находится под впечатлением от того, что ребенок сидит теперь безвылазно дома, а самим родителям зачастую приходится восполнять то, чего не хватило в рамках онлайн-уроков.

С высшим образованием иначе, но там свои серьезные вопросы. Между тем, еще в мае этого года Госдума внесла на рассмотрение законопроект о дистанционном образовании в России и правительство страны его поддержало. Разбираемся, кому это нужно, с чего все началось и к чему это может привести.

Разбег удаленки

Реклама на веке
Как разместить

Еще относительно недавно дистанционное образование предназначалось для детей с ограниченными возможностями здоровья. Потом эти категории расширились, все больше школьников стало учиться дома. Тем не менее, это не отменяло целостную систему образования.

Пришедшая в мир пандемия и тотальные карантинные меры изменили практически все. После отмены всеобщей изоляции (в течение которой все равно проходило обучение) школы открылись с определенными ограничениями. Правда, без массовых мероприятий, таким образом выпускники лишились «последнего звонка» и выпускного вечера.

Сейчас во время «второй волны» многое отдано на откуп регионам. Так, мэр Москвы Сергей Собянин уже сообщил о продлении «дистанционки» для столичных школьников с 6 по 11 класс.

«Я уверен, что эта мера спасет здоровье и жизнь многих москвичей, в т.ч. ваших родных и близких», - резюмировал он.

В Петербурге обошлись без уравниловки, разрешив семьям выбирать смешанную форму обучения детей. Недавно поговаривали о такой же мере, как в Москве (для учеников с 5 по 11 класс), но власти пока решили этого не делать. «Почти четверть семей, даже критикуя дистант в его нынешнем виде, всё-таки готова выбрать сегодня «удалёнку», – отметила вице-губернатор Санкт-Петербурга Ирина Потехина.

На данный момент в 42 регионах 91 тыс. школьников переведена на дистант.

«Эти меры не носят повальный характер, они вводятся исходя из конкретной ситуации в регионе», — заверила зампред правительства РФ Татьяна Голикова на недавнем онлайн-совещании.

Но одно дело – вынужденные меры в рамках пандемии, другое – на долгосрочную перспективу. Именно она и рассматривается в рамках законопроекта. Как пишут информационные агентства, принятие закона потребует изменить нормативные акты в части регламентации роли и обязанностей педагогов, определения перечня преподаваемых удаленно предметов, выполнения домашних заданий и других.

До 2024 года в России планируется реализовать нацпроект «Образование». В него, в частности, входит федеральный проект «Цифровая образовательная среда». В общей сложности на них выделено 784,5 млрд. рублей. Понятно, что эти два факта неразрывно связаны между собой и, как опасаются многие, со временем цифровые платформы вытеснят традиционную очную форму образования.

Законопроект внесли сенаторы во главе с вице-спикером Совета Федерации Ильясом Умахановым, на уровне Госдумы лоббистом выступает депутат Любовь Духанина, также возглавляющая Фонд «Национальные ресурсы образования».

За и против

Интересно, что еще до внесения законопроекта на рассмотрение в середине апреля этого года Духанина опубликовала итоги опроса почти 2500 родителей и 2700 школьников по всей стране относительно онлайн-образования.

Согласно ему большинство родителей убеждены: дистанционным обучением школу заменить невозможно (70%). Да и сами подростки не хотели бы постоянно учиться удаленно. Для 65% учеников запоминать и понимать новый материал гораздо проще во время обычных уроков в классе.

Кроме того, респонденты отметили (88%), что все онлайн-платформы, которыми ученики пользуются в период дистанционного обучения, работают с перебоями. Ссылки часто не открываются, сеть виснет, сделанные задания не всегда возможно отправить.

Родители, в свою очередь, указывают на недостаток общения с учителями (45%):

«Дистанционное обучение должно заключаться не в рассылке параграфов, которые нужно прочитать, и заданий, которые нужно выполнить. Учителя должны проводить онлайн-уроки. У нас в поселке с этим пока очень туго, из-за чего часть детей просто не усваивает материал, а переписывает и отправляет преподавателю готовые ответы», - говорится в одной из ремарок (Красноярский край).

Сами дети тоже ощущают нехватку общения и со сверстниками и педагогами. Для многих остро стоит вопрос мотивации детей к учебе в домашних условиях: 62% респондентов отметили ее снижение, повышение – только 9%.

Именно поэтому 48% родителей заявили, что переход ребенка на онлайн-образование потребовал от них уделять его обучению куда больше усилий. При этом чуть более 20% школьников увидели для себя новые возможности - им интересно попробовать учиться в новом формате.

Сама Духанина прокомментировала все это так: «Переход на дистанционное обучение легче всего дается тем детям, которые умеют самостоятельно организовывать свой день, чтобы все успевать. О том, что им без труда удается спланировать учебу, отдых, домашние дела, развлечения, рассказали 22% подростков, еще 38% процентов считают, что у них это скорее получается. Трудности испытывают 26% ребят, 12% признались, что не могут этого сделать вовсе».

Депутат утверждает, что когда первый шок пройдет, интерес к возможностям дистанционной системы возрастет.

Что касается аргументов «за», по крайней мере сейчас, во время пандемии, – это, во-первых, безопасность для педагогов (некоторые из которых уже умерли от известного заболевания), во-вторых, безопасность для членов семьи самих школьников, особенно, если дома живет кто-то из старшего поколения.

Своими именами

Некоторое время назад на имя президента РФ Владимира Путина было написано коллективное письмо (от родителей и учителей) против цифровизации образования в России.

«Мы требуем защитить российских детей и подростков и остановить преступление, которое разворачивается на наших глазах, под названием «Дистанционное цифровое обучение». Также просим защитить учителей, педагогов, настоящих и будущих учащихся школ, и абитуриентов вузов от агрессивного, на наш взгляд, бездумного либо преследующего антинародные цели проекта «Цифровая образовательная среда в Российской Федерации», – говорится в первом же абзаце.

Авторы письма также подчеркивают, что переход на цифровое обучение будет являться «губительным для российской системы образования, для здоровья потребителей этой системы». Более того, «повлечет деградацию общества, рост преступности, упадок общего уровня культуры, не говоря уже о том, что ликвидирует как класс учителей, педагогов и думающих людей».

Там же приводятся научные факты. Согласно исследованиям ученых (Манфред Шпитцер, Сьюзен Гринфильд), частое использование гаджетов ведет к цифровой деменции, то есть, слабоумию. Подростки, часто находящиеся перед экраном компьютера, страдают целым рядом расстройств, затрагивающих память, внимание, когнитивные функции. Туда же входят подавленность, депрессия, может появится даже шизофрения, ослабление самоконтроля. Да и в самом мозгу начинают происходить изменения, схожие с теми, которые появляются после черепно-мозговой травмы.

Даже Роспотребнадзор рекомендует ограничить пребывание детей и подростков перед компьютером до 15-30 минут в день, т.к. длительное нахождение перед монитором отрицательно влияет на психическое и физическое состояние здоровья.

Разворачивая мысль и приводя другие факты и цитаты, авторы допускают, что внедрение новых норм вполне возможно как альтернатива к основному образованию, причем, по тем стандартам, которые были всегда гордостью России. И апеллируют к прошлому самого президента, который получал высшее образование в СПбГУ.

Всегда есть выбор

Кстати, по поводу Санкт-Петербургского государственного университета. Здесь людей тоже отправили на дистанционку.

«Сын-студент сообщил сегодня ужасную новость: все, теперь полностью дистант. Форева. У них в СПбГУ с самого начала все лекции в онлайне, но в октябре началась практика (…). Первокурсники перезнакомились, подружились, хотя бы пару раз в неделю вылезали из своих берлог. Имели возможность трогать руками минералы, задавать вопросы преподавателю, лучше вникать в процесс обучения. Ну, и хоть какое-то подобие студенческой жизни», - пишет на своей странице Евгения Алексеева.

В целом такое обучение автор поста назвала профанацией, при этом допуская, что есть специальности, которые пострадают меньше. «А вот естественникам - ну, вообще никак без живого обучения. Исключение сделали для врачей – они учатся в реале», - добавила она.

«Гуманитариям тоже есть разница. Я учусь во ВШЭ на литмастерстве, магистратура. Мы страдаем с этими спиритическими сеансами. Я чувствую, как половина пролетает мимо меня: творческие семинары и встречи с авторами в онлайне - чуть лучше, чем ерунда. Да и теоретические дисциплины лучше впечатываются очно (…). Я скучаю по своим преподавателям, по их энергии, по ощущению, что все мы здесь собрались очень неслучайно и делаем что-то общее и важное. Я мечтаю, чтобы у студентов было две опции - офлайн и онлайн, и чтобы ты мог выбирать и таким образом не пропускать пару даже в командировке или в гостях у мамы», - пишет в комментариях студент Сергей Давыдов.

В Москве же студенты-контрактники МГУ (около 20 чел.) не ограничились обсуждениями и заявили о намерении подать коллективный иск в суд. Суть претензии в том, что из-за «дистанционки» качество обучения снизилось, а плата не изменилась (240-570 тыс. в год).

«Были приняты меры, направленные на сохранение непрерывности образовательного процесса, обеспечение его максимального соответствия утвержденным стандартам и программам», - оперативно ответили на это в администрация МГУ, добавив, что дистанционная форма обучения - это разновидность очной, так что стоимость обучения не планируется пересматривать».

По этому поводу высказалась на своей странице Екатерина Винокурова, журналист и общественный деятель, член Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека: «Всем сейчас плохо. И сейчас у всех есть простой выбор. Думать о себе или думать о других. Это сейчас касается и великой битвы масочников с антимасочниками и тех, кто требует отмены удаленки и всех остальных (…). Если вузы заставить вернуть деньги за дистанционку (она все же не равна заочке), многие вузы пойдут скорее на отмену удаленки, а это - здоровье преподавателей».

В комментариях мнения по этому поводу разделились. Но вот что точно известно, так это то, что Уполномоченный по правам человека Татьяна Москалькова все-таки призвала пересчитать оплату за очное обучение в вузах в связи с переходом в дистанционный формат. Там же содержится призыв ускорить рассмотрение законопроекта об удаленной работе.

В целом, по официальной статистике, 54% студентов страны переведены на удаленку. Развивать обучение в дистанционном формате в России необходимо, однако эта идея не означает отказа от традиционных форм образования, заверил общественность премьер-министр Михаил Мишустин. «Компьютер не заменит живое общение учителя и ученика. Мы говорим о разумном и оправданном использовании цифровых технологий в дополнение к традиционному обучению», — отметил он.

Тем не менее, законопроект, о котором идет речь, ожидает дальнейшего рассмотрения.

«Удаленные» корни

Отметим, что по «удаленке» сегодня «прошлись» уже многие эксперты, которые давно стали медийными. Даже те, кто, мягко говоря, не замечен в оппозиции. Так, доктор Александр Мясников заметил, что дети практически не болеют COVID-19 и даже от бессимптомных носителей вирус гораздо менее опасен. Кроме того, именно в учебных заведениях школьники приобретают навыки общения со сверстниками. Еще одним минусом такой системы он видит то, что у родителей не будет возможности ходить на работу, поскольку дети дома.

Примечательно, что и врач-психотерапевт Андрей Курпатов высказался о цифровизации в очень скептическом ключе, отметив, что постоянное присутствие гаджета развивает «цифровой аутизм». А это – и потеря навыков коммуникации в реальной жизни, и потеря способности анализировать, строить образы будущего, адаптироваться к жизни и добиваться успеха. У детей же избыточное экранное компьютерное потребление ведет к развитию синдрома СДВГ (синдром дефицита внимания и гиперактивности). Но самое интересное, что все это он, будучи консультантом главы Сбербанка Германа Грефа, сообщил на Всемирном экономическом форуме в Давосе. К слову: весной 2020 года Сбер предоставил школам свою бесплатную платформу для дистанционного обучения.

Президента Всемирного экономического форума в Давосе Клауса Шваба называют одним из соавторов плана Великой перезагрузки. Утверждают даже, что сам форум в 1971 году и создавался под эту идею. В этом году Шваб открыто заявил: коронавирус показал, что капитализм в современном виде больше не может продолжаться, и открыто призвал к великой перезагрузке и четвертой промышленной революции. Означает это цифровизацию всего и вся, искусственный интеллект и другие аспекты промышленной революции. Более того, в дополнение к своим уже вышедшим книгам в июле 2020 года он издал еще одну (в соавторстве) - «COVID-19: The Great Reset».

Так что, если все идет по плану, прописанному не в России, то переход на удаленку (дистант) по части образования мало чем будет отличаться от других стран. Другое дело, насколько это будет адаптировано к российской реальности, чтобы не разрушить то, что нарабатывалось веками, и не навредить будущим поколениям. Как говорится, дьявол в деталях.

Реклама на веке
Как разместить
Депутат Госдумы: пенсионная реформа – большая ошибка, и ее необходимо устранить Банкиры из Goldman Sachs пользуются летающими дронами для заключения многомиллиардных сделок по слияниям и поглощениям
Нецензурные и противоречащие законодательству РФ комментарии удаляются