18+
  1. Дворцовый инцидент

Дворцовый инцидент

Дворцовый инцидент
Сотрудники ЧОП «Рубин», охраняющие «дворец Путина» на Черноморском побережье, написали заявление, согласно которому краснодарский эколог Сурен Газарян угрожал их коллеге убийством, замахивался на него камнем и «нанес психологические травмы».

Инцидент произошел 2 августа, но охранники обратились в правоохранительные органы только сейчас, накануне марша экологов, который должен был пройти в Геленджике. Сам Газарян уверен, что на этот раз его посадят. Эколог уже был осужден на три года лишения свободы условно с испытательным сроком два года – за порчу забора так называемой дачи губернатора региона Александра Ткачева. Новое уголовное дело, доведенное до суда, превратит условный срок в реальный.

– Вчера на набережной под Геленджиком ко мне подошли полицейские и показали постановление о приводе на допрос в качестве подозреваемого, – рассказывает Газарян. – Потом посадили в машину и повезли в отдел дознания Геленджика. Следующий допрос должен состояться 4 сентября. Если дело раскрутят, мой условный срок точно станет реальным, а сроки наказания по обеим делам суммируют.

«СП»: – Сколько вам грозит?

– Минимум три года. Вообще-то новое дело такого сорта, что наказание по нему вряд ли превысит полгода. Но в сумме получится три или три с половиной года лишения свободы.

«СП»: – Что у вас произошло с охранником Пироговым?

Дворцовый инцидент Сурен Газарян

– 2 августа я был на мысе Идокопас, возле так называемого «дворца Путина». На территорию не проникал, просто шел по берегу. Там на меня фактически напал охранник, хотел отобрать вещи. Чтобы не доводить до драки, я поднял камень, и сказал, чтобы он убрал от меня руки. Я не говорил, что убью охранника или изобью.

Охранник был не один, к нему на помощь подбежали коллеги. Они сказали, что я должен уйти, потому что это – их территория. Я возразил, что это общедоступный берег. Они сказали, что у них приказ и они меня не пропустят. После этого я ушел. При разговоре не кричал, не замахивался, не угрожал. Не мог оказать на охранников психологического давления, как они утверждают – их было трое, а я один.

Комплекс на Черноморском побережье, который часто называется "дворцом Путина"

Я забыл про этот инцидент. И вчера, когда меня остановили полицейские, поначалу не понял, о чем речь. Но потом мне показали постановление, я стал вспоминать. И вспомнил, что действительно возникла ситуация, когда мне пришлось поднять камень.

«СП»: – Почему охранники вспомнили об этой истории только сейчас?

– В Геленджике планировался марш экологов, и правоохранителям этот марш не нравился. Они знали, что я приеду на мероприятие – я написал об этом в Twitter’е – и быстренько сделали постановление о приводе.

На меня давят еще и потому, что на носу выборы в Законодательное собрание Краснодарского края, в которых я принимаю участие как кандидат от «Яблока». Думаю, лично господину Ткачеву это очень не нравится.

«СП»: – Какое, кстати, у вас впечатление от «дворца Путина»?

– Первый раз увидел этот объект в феврале 2012 года. Я не видел в своей жизни много дворцов, но это – настоящий дворец, причем построенный всего год назад. Все новое, из итальянского мрамора. Там целый город, выше в горах — куча построек: вертолетные площадки, какие-то маленькие дворцы. Внизу комплекс для отдыха, причем, для отдыха всего нескольких человек, а выше – обслуживающий персонал, фэсэошники. Все это пространство – около 70 гектаров – обнесено огромной стеной.

Но в том-то и дело, что охранники контролируют еще и прилегающую территорию, не пускают людей к берегу, не позволяют вообще приближаться к комплексу.

«СП»: – Местных это возмущает?

– Никого их тех, с кем я разговаривал, ситуация не радует. Но с другой стороны, не настолько, чтобы попытаться снести забор. Позиция такая: нас не трогают – и ладно. Большинство считает, что это дворец царя, и сделать с этим ничего нельзя.

Ситуация не меняется. Строительство продолжается, на объекте по-прежнему находятся фэсэошники. Никто не опроверг, что все эти построки предназначены для Путина.

«СП»: – Вернемся к вашему делу. Считаете, властям нужно вас поскорее посадить, или возможны варианты?

– Варианты возможны, но они зависят только от того, каким будет приказ Москвы. Что касается краевых властей, желание посадить меня у них точно есть. Первый раз они не смогли этого сделать – поднялся слишком большой шум. Но второй раз сделают это с удовольствием, на счет этого у меня нет иллюзий…

Стиль жизни президента все чаще становится орудием политической борьбы. Свидетельство тому – новый доклад сопредседателя Республиканской партии России — ПАРНАС Бориса Немцова, посвященный Владимиру Путину. Из доклада «Жизнь раба на галерах. Дворцы, яхты, автомобили, самолеты и другие аксессуары» (написан в соавторстве с активистом «Солидарности» Леонидом Мартынюком) следует вывод, что президент обманывает избирателей.

«Официальный доход (Владимира Путина, – «СП»)немногим более $100 тыс., при этом образ жизни, который он ведет, можно сравнить с жизнью монархов стран Персидского залива и эпатажных олигархов», – пишут авторы доклада.

По подсчетам Немцова и Мартынюка, в распоряжении господина Путина «20 дворцов, вилл, резиденций», причем «9 дворцов появились во время правления Путина». Президента обслуживают 43 самолета и 15 вертолетов специального летного отряда «Россия» общей стоимостью около $1 млрд. «Мини-флотилия» Путина состоит из «четырех роскошных судов» и оценена в 3 млрд руб. Коллекция из 11 часов президента тянет примерно на 22 миллиона рублей, что «составляет шесть его годовых зарплат». «Чтобы честно приобрести одну только коллекцию часов, Владимир Путин должен был не есть и не пить целых шесть лет», – с сарказмом пишут авторы доклада.

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков отреагировал на труд Немцова-Мартынюка без эмоций: «Информация о госрезиденциях, транспорте президента — абсолютно для всех открытая и здесь никакой тайны нет. Это все является госсобственностью, и Путин, как избранный президент, в соответствии с законом этим пользуется. Более того, многими объектами он вынужден пользоваться».

– Путин не сильно переживает по поводу интереса к его жизни, – считает директор Международного института политической экспертизы Евгений Минченко. – Ему это неприятно, но за столько лет в политике к такому интересу можно привыкнуть. С точки зрения граждан, стиль жизни президента – тоже не самая главная проблема. Если общество пройдет точку дефуркации, если в нем возникнет запрос на негативную информацию – тогда любое лыко будет в строку. Но пока точка дефуркации не достигнута.

Последние новости