18+
  1. Джордана Брюстер: «У меня два лабрадора, и мне нужно много места в машине»

Джордана Брюстер: «У меня два лабрадора, и мне нужно много места в машине»

Джордана Брюстер: «У меня два лабрадора, и мне нужно много места в машине»
В российский прокат вышла новая часть приключенческого боевика «Форсаж 4» с участием Вина Дизеля, Пола Уокера, Мишель Родригес и Джорданы Брюстер. С 29-летней актрисой Джорданой Брюстер встретился наш специальный корреспондент.

Джордана Брюстер (Jordana Brewster) 29 летняя темноволосая красавица, которую часто считают латиноамериканской актрисой, хотя она абсолютно «чистокровная» американка, хоть и родилась в Панаме. Ее мама – бразильская модель и, видимо, от нее она унаследовала этот экзотичный «латино» тип. Дедушка Джорданы, выходец из консервативного Массачусетса – был президентом Йельского университета с 1963 по 1977год, после чего служил дипломатом... так что Джордана является частью настоящей американской «аристократии», «белая кость» американской элиты. Однако, это никак не сказывается на поведении Джорданы, если судить по таблоидам. Ее практически не увидишь на страницах «желтой прессы». И дело не в том, что она не так уж популярна или знаменита, первый «Форсаж» принес ей достаточно много славы. Она очень скромный человек и ведет вполне нормальную размеренную жизнь, балансируя работу с семейными заботами. Работы у нее вполне достаточно, она много снимается в телевизионных сериалах, работу, где предпочитает киношной потому что это позволяет ей «жить как все нормальные люди» по ее собственным словам. Хотя здесь она, возможно, чуть-чуть лукавит, так как вернулась в «Форсаж» по первому же зову.

- Каким было для тебя возвращение во франшизу?

- У фильма огромное количество поклонников, как ты знаешь, вернуться опять в их поле зрения естественно – огромная радость. И конечно, это еще и удача, потому что, несмотря на мое желание продолжать работать с этим фильмом, я не могла... ведь Дом – герой Вина (Дизель) – мой брат, а он не был в том фильме. Так что я была не просто рада, а счастлива, что снова окажусь в группе людей, которые мне стали очень дороги.

- Как ты узнала о том, что планируется новый фильм из этой серии?

- Ходили слухи, что будет четвертый фильм, неясные, неопределенные. Много разговоров было на эту тему, как-то я везде натыкалась на тот или и ной разговор об этом. Я позвонила своему агенту и попросила «держать руку на пульсе», чтобы не пропустить момент. Я знала, что если они решат взять кого-то другого на роль Мии, мое сердце будет разбито (смеется). Я ужасно боялась, чтобы не случилось какого-то конфликта в моем расписании, чтобы все сложилось как надо. Когда все получилось, я была просто на седьмом небе от радости.

- Что происходит с твоей героиней?

- Доминик и Брайан возвращаются в ее жизнь. И у них обоих есть что объяснить ей. Где был ее брат, когда она больше всего в нем нуждалась, росла одна и сама о себе заботилась? Отношения с Брайаном будут выстраиваться сложно, исходя из того, где они были оставлены в прошлом. Он должен заслужить прощение моей героини и может быть попытаться построить что-то новое... Все эти отношения с двумя главными героями в ее жизни очень эмоциональны, и я с огромным интересом работала над изменившимся характером Мии.

- И что же Миа делала все это время?

- Это мне позволили додумать самой (смеется). Вообще-то это очень интересный процесс – представить себе, что твоя героиня делает каждый день, какие у нее привычки, где она бывает, что любит и что не любит. Она была медсестра на тот момент, когда мы с ней «познакомились», постоянно в тени брата, окруженная всеми теми крутыми парнями, друзьями и приятелями Доминика, всегда в роли «маленькой сестренки», о которой нужно заботиться. И вместе с исчезновением Доминика исчезли и все остальные, так что Миа остается одна в доме их родителей и может рассчитывать только на себя. Я думаю, что она очень повзрослела и смогла приобрести чувство уверенности в себе и своих силах.

- Тебе нужно было как-то специально готовиться к этой роли?

- Нет, никакой особой мне не требовалось. У меня не было ситуаций, где я должна была бы демонстрировать какие особенные физические возможности (смеется). Мы много говорили с Джастином (Лин) о рисунке роли, о том, какой он видит Мию и ее отношения с братом, с Брайаном... Иногда я имела возможность что-то дописать в характер, в диалог. Но чаще всего я полностью доверяла Вину и Полу, играя в том тоне, который они задавали.

- У тебя есть какое-то мнение относительно того, почему эта франшиза так успешна?

- Я думаю, что автомобили были и всегда будут привлекательной темой для молодых людей, особенно скоростные. В первом фильме помимо крутых машин было ощущение единения, семьи даже в своем роде. Ты знаешь, ведь парни не зря объединяются в разного сорта автоклубы... им нужно это чувство братства что ли. У многих из них нет семей вообще или отношения с ними очень непростые, но вместе они сила. И у них есть одно общее увлечение – машины. Я думаю, что наш фильм в какой-то степени объединяет таких парней во всем мире.

- А какую машину предпочитаешь ты?

- Сейчас я вожу старенький мамин Мерседес ML 500. У меня два лабрадора, и мне нужно много места в машине. Ты знаешь, я не особо разборчива в автомобилях. Езжу на том, что есть. Мне ничего никому не надо доказывать (улыбается), поэтому марка машины не имеет значения. А Мерседес очень надежен... и я к нему привыкла. Если придет время менять на что-то другое, то, наверное, выберу Эскалэйд (SUV брэнда Cadillac) или Тахо… не знаю. Как всякая маленькая женщина, я люблю большие машины (хохочет).

- Как тебе работалось с Вином (Дизелем) и Полом (Уокером)?

- Замечательно работалось! Хотя, если подумать, то в самом начале было немножко страшновато. Прошло почти восемь лет с момента нашей работы над первым фильмом. Мы практически не общались это время, у каждого своя жизнь и своя карьера (пожимает плечами)... То есть практически для меня это было как возвращение в школу после летних каникул или встреча с другом, которого не видел много лет... ты боишься, что будет неловкая пауза, что ты не будешь знать что сказать... и можно только надеяться, что все будет как раньше и опять будет легко и просто. Для меня таким моментом неловкости оказались примерки костюмов и гримерные «наброски». А встреча с ребятами прошла очень легко и непринужденно. Вин вообще очень обаятельный человек и дружелюбный (улыбается) как медвежонок Тэдди... с ним очень легко и работать и просто общаться, к тому же он очень заботливый. И Пол в общем-то такой же, хотя немножко более стеснительный что ли. Но за пару дней первая неловкость прошла, и мы опять были как одна семья на площадке. Так всегда бывает.

- Кто для тебя был самым близким человеком на площадке?

- Джастин (Лин). Он – потрясающий человек! Я смотрела несколько его фильмов. Как-то в разговоре он заметил, что хотел бы опять что-то сделать для независимого кино. Оказывается он и Мишель (Родригес) вместе пишут сценарий. Джастин говорит, что хотел бы всех нас видеть в этом проекте (смеется). Но я не думаю, что студии его так легко отпустят. Он - серьезный профессионал... ты же знаешь, что студии так легко не доверяют высоко бюджетные фильмы... По-моему это его третий такой фильм, и он ничуть не изменился. Такой же неутомимый и полный энтузиазма, как мальчишка. Мне кажется, что он никогда не пресытится своей работой. Что мне особенно в нем нравится, так это его отношение к актерам. Он всегда спокоен и мягок с нами, всегда сосредоточен на нас, это очень помогает... Я просто обожаю его!

- Как ты думаешь, получит ли франшиза «Форсаж» продолжение, и планируешь ли ты принимать в нем участие?

- Только Бог и студийные боссы знают ответ на этот вопрос (смеется). Если будет, то приложу все усилия, чтобы попасть. Особенно, если режиссером будет Джастин. Но я также знаю, что у студий есть неприятная привычка менять режиссеров по ходу франшизы. Кто знает? (пожимает плечиками), хотелось бы конечно. Посмотрим, как зрители отреагируют, если фильм будет кассовым успехом, то тогда, наверное, и начнутся разговоры о продолжении или нет. Я не тот человек, которого тебе следует спрашивать об этом. Я всего лишь актриса (смеется).

- Можешь ли ты применить к себе выражение «быстрая и яростная» в отношении вождения?

- О, нет, конечно, нет... (хохочет). Я может и бываю яростной, но быстрой – нет никогда. Наверное, я могла бы даже сказать, что в этом моя проблема. Я останавливаюсь и думаю прежде чем двинусь дальше. Моя сестра Изабелла в отличие от меня принимает решения быстро, иногда она меня страшно этим пугает, но в итоге она оказывается права. Она всегда говорит, что медленной ездой я создаю больше проблем для других водителей, особенно на хайвэях (смеется).

- Что тебя может вывести из себя?

- Я ужасно нетерпелива. И это прогрессирует, потому что все так быстро меняется, технологии меняются, все меняется вокруг просто со скоростью света. Я не успеваю освоить и изучить одну электронную новинку, как появляется другая, более совершенная... покупаешь компьютер, а он устаревает уже в момент, когда ты выходишь из магазина. Это ужасно раздражает порой. До ярости даже (смеется). Мне надо начать медитировать, наверное, чтобы спокойней принимать все эти перемены.

- Ты попадала когда-нибудь в авто аварию?

- Мой первый год в Лос-Анджелесе был одной сплошной аварией (хохочет). Моей машине доставалось от всех. Я поеду в банк взять немного денег и где-то по дороге меня «встречает» фонарь, как он попался мне на пути?! (Хохочет). Или, разворачиваясь, я задеваю мусорный бак, или ограничительный барьер на парковке, или столб на бензоколонке. В какой-то момент я даже перестала обращаться в страховку и чинить машину. Решила доездить так, а когда полоса эта пройдет – купить новую машину. Сейчас, правда, моя машина в ремонте поэтому я езжу на маминой. Я – ужасный водитель.

- Калифорнии и особенно в Лос-Анджелесе люди много времени проводят в машинах, какое твое любимое занятие, когда застреваешь в пробке?

- До того как запретили использовать во время вождения SMS, я решала все свои ежедневные дела через мой сотовый телефон. Теперь ограничиваюсь звонками. То есть все, что мне нужно решить в течения дня, я могу это сделать в машине прямо по телефону. То есть практически это время общения с друзьями и коллегами по работе. Много слушаю музыки по спутниковому радио.

- Как началась твоя актерская карьера?

- С телевидения. Я попала в «мыльную оперу» «Все мои дети» когда мне было 15 лет. И после этого просто продолжала работать, получала небольшие роли. Потом я вернулась в «мыло» на As the world Turns и проработала там почти три года как раз до момента получения роли в первом «Форсаже». Потом я училась актерскому мастерству в колледже немножко, но быстро поняла, что практика все же дает больше чем школа, особенно для актеров, работающих перед камерой – телевизионной или кино... Театр меня особенно никогда не привлекал с точки зрения желания освоить это мастерство. Я всегда думала, что это потребует преодоления слишком многих психологических барьеров для меня. Я ужасная трусиха и выходить на сцену даже когда это было необходимо в колледже, было для меня жутким стрессом. Я волновалась до тошноты. В ТВ студии или на съемочной площадке фильма атмосфера более камерная, круг людей более тесный и нет этой огромной черной дыры зрительного зала, откуда на тебя смотрят (ежится). А перед камерой... ты ее быстро учишься не замечать, а просто работаешь с партнерами.

- Ты переехала из Нью-Йорка в Лос-Анджелес как тебе здесь нравится по сравнению с «Большим Яблоком»?

- Сначала ужасно не нравилось (морщит носик). Я даже ненавидела его. Но здесь была работа. А потом я встретила Эндрю, мы поженились. Теперь у меня мои собаки, мой муж, много забот.

- Ты упомянула собак до мужа...

- Ох! Да? (смеется). Я непременно ему скажу об этом и, он, обхохочется. Нет, я не имела в виду, что собаки мне дороже мужа. Но я бы сказала, что они у меня все трое на первом месте. Поэтому я их и не разделяю. Эндрю любит наших «лабов» (лабрадоров) не меньше чем я... они у нас как дети...

Последние новости