18+
  1. ЕЦБ "смягчает" евро

ЕЦБ "смягчает" евро

ЕЦБ "смягчает" евро
Европейский центральный банк запустил программу количественного смягчения из расчета покупки активов на свой баланс в размере 60 млрд евро в месяц. По словам главы ЕЦБ Марио Драги, в марте они приступят к покупке суверенных бондов, имеющих инвестиционный рейтинг. На этой новости рубль по отношению к евро начал активно расти.

Скупка гособлигаций у участников рынка продлится до улучшения текущей экономической ситуации, крайний срок - до сентября 2016 года. За 18 месяцев на нее уйдет 1,08 трлн евро – то есть вдвое больше, чем прогнозировалось. ЕЦБ станет основывать объем покупок активов на взносах национальных центробанков в капитал ЕЦБ. Но регуляторы смогут сами выбирать, какие именно ценные бумаги они будут покупать.

ЕЦБ, как разъясняется, собирается скупать на вторичном рынке облигации эмитентов из еврозоны (в том числе государств, федеральных агентств и определенных международных и наднациональных институтов ЕС). Европейский регулятор будет выкупать бумаги со сроком обращения от 2 до 30 лет, в том числе облигации с отрицательной доходностью и плавающей ставкой. Но для государств, получавших помощь от ЕЦБ и МВФ, предусмотрены отдельные требования, которые будут распространяться на греческие облигации. ЕЦБ планирует публиковать информацию о покупках в рамках QE в ежемесячных докладах.

Количественное смягчение направлено на стимуляцию проблемной европейской экономики. Замедление экономического роста на фоне высокой безработицы и геополитических сложностей тянется с 2013 года. В декабре минувшего года в еврозоне (впервые с 2009 года) была зафиксирована дефляция в размере -0,2%. Не сбылись и прогнозы Марио Драги о росте ВВП ЕС на 1,6% в 2015 году. Сыграли свою роль и взаимные санкции Евросоюза и России – европейцы несут потери после сокращения экспорта в РФ.

Ранее ЕЦБ сообщил о сохранении ключевой ставки на низком уровне в 0,05%. Регулятор планирует добиться уровня инфляции в 2% «в среднесрочной перспективе». Осенью 2014 года, напомним, Драги объявил о начале выкупа ценных бумаг, обеспеченных активами (ABC), и ипотечных облигаций, а для поддержки кредитования ЕЦБ запустил программу TLTRO для выдачи долгосрочных целевых кредитов реальному сектору экономики. Последняя, правда, пока особенно не сработала.

Примечательно, что ЕЦБ начал политику количественного смягчения после того, как подобную программу в октябре свернула ФРС США, сообщившая, что полностью прекращает интервенции (баланс Федеральной резервной системы за это время увеличился с $0,9 трлн до $4,5 трлн) – инфляция при этом оставалась ниже целевого уровня. Активно предоставляет рынку ликвидность еще и Банк Японии – Страна восходящего солнца также переживает стагнацию экономики.

По мнению экспертов, решение Марио Драги – последний шанс повлиять на рыночные настроения. Однако, считают некоторые аналитики, слабость банковского сектора и низкие доходности европейских облигаций вряд ли сыграют на эффективность программы выкупа ценных бумаг. Текущий объем баланса ЕЦБ составляет 2,15 трлн евро, и вряд ли европейцам удастся достичь больших успехов, чем США, предупреждают финансисты.

«То, что делает ЕЦБ, - аналог политики, которую проводили в США, Великобритании и в Японии и которую долго избегали в зоне евро под давлением консервативной Германии, - пояснил «Веку» заведующий отделом Международных рынков капитала Института мировой экономики и международных отношений РАН Яков Миркин. - Идея проста. Запустить печатный станок, увеличить денежный спрос, по дороге приподняв инфляцию, расширить кредиты и всем этим оживить экономику. Своеобразный допинг или, если быть осторожнее, витаминный укол.

Последствия для евро однозначные - ослабление курса по отношению к доллару. Они немедленно наступили. Это даст дополнительные преимущества - оживится экспорт, притормозит импорт, улучшится сальдо торгового баланса зоны евро. Опять плюс экономике. Когда это делается не со всего размаха, как в России, и лечение по «чуть-чуть», осторожное, сбалансированное, это, действительно, помогает встать экономике на ноги. К России это не имеет почти никакого отношения - внутренние проблемы Европы, за исключением того, что рубль должен еще больше падать к доллару и, может быть, слегка притормозит по отношению к евро».

«После решения ЕЦБ можно констатировать, что в настоящий момент в развитых экономиках одновременно работают два больших печатных станка - Банка Японии (на $56 млрд в месяц) и ЕЦБ (на $68 млрд в месяц), - заявил «Веку» вице-президент компании «Золотой монетный дом» Алексей Вязовский. - Но если европейцы, можно сказать, пока еще новички в этом деле, то японцы печатают деньги давно и упорно. Увы, это не привело к победе над дефляцией. Не привели также к экономическому росту и игры с налогами (повышение налога на продажи дабы единовременно «выбить» траты из населения). Можно предположить, что после того, как европейцы увидят неэффективность монетарного стимулирования, они и дальше пойдут по «японской» дороге и начнут менять налоговую систему».

«Дело в том, что эмиссия евро, хотя официально и будет направлена на выкуп бумаг с инвестиционным рейтингом (то есть у надежных заемщиков вроде правительства Нидерландов, Германии, Франции и т.д. ), конечной своей целью имеет все же ликвидацию негативных последствий, связанных с возможным выходом Греции из еврозоны и обострением проблем в периферийных странах ЕС, - пояснил «Веку» экономист Дмитрий Адамидов. - Просто долговые обязательства этих стран будут выкупаться, например, той же Германией или Францией на деньги, полученные от ЕЦБ.

Таким образом, указанные деньги «затыкают дыры» в бюджетах проблемных стран, и ни на какой внятный эффект для реальной экономики рассчитывать здесь не приходится. Не этого ли события боялись в Швейцарии, когда недавно срочно вывели активы из евро с серьезными потерями?»

По мнению частного бизнес-ангела Дмитрия Черняка, программа количественного смягчения – это широко объявленное «пиршество духа и денег». «За полтора года Европу планируют накачать деньгами более чем на 1 трлн евро. Сумма впечатляет. К чему приведет такая накачка Европы деньгами, спрогнозировать трудно, - заявил эксперт «Веку». - Практика количественного смягчения имеет не такие глубокие исторические корни, чтобы можно было с уверенностью прогнозировать результат. Если Япония (2005 – 2006 гг.) как пионер этой идеи не добилась положительных результатов, то США в процессе трех программ QE1 (2008 - 2009 гг.), QE2 (2010 г.) , QE3 (2012 – 2014 гг.) добились определенных успехов. Но некоторые ожидаемые эффекты уже можно с большой долей вероятности предсказать.

Политики, и, в первую очередь, чиновники ЕС, продавливали идею накачки Европы деньгами через сопротивляющуюся тевтонскую леди уже давно. Но немцы были верны своим исконным ценностям: порядку, экономии, эффективности. Мало того, они смогли выйти из кризиса 2008 года и поднять не только свою экономику, но и паровозом вытянуть частично экономику развитых стран Европы. Однако вытащить страны, сопротивляющиеся немецким ценностям, у них не получилось. И это не только Греция со своей социальной политикой социалистического толка, но и проблемные экономики Испании, Португалии и еще некоторых стран. Вероятно, звоночек, возвестивший о возможности вхождения Франции в рецессию, был решающим. Немцы прогнулись перед мегарегулятором, и радостный глава ЕЦБ Марио Драги заявил о начале программы количественного смягчения».

Заявляемые чиновниками от ЕС цели выглядят очень привлекательно для европейцев, говорит Черняк. Снижение курса евро к доллару; повышение конкурентоспособности европейских производителей; накачка экономики деньгами, которые пойдут на развитие производства и выход из кризиса; решение проблем кризисных стран типа Греции и так далее - большой перечень соблазнительных с точки зрения европейцев целей.

«И это было бы прекрасно, если бы не имеющийся опыт США и Японии, где некоторые цели были достигнуты, но достаточно дорогой ценой, а некоторые оказались досужими «хотелками» политиков, - говорит аналитик. - Что будет: в первую очередь бенефициарами этой массы денег станут финансовые институты Европы, особенно (по условиям программы), финансовые институты стран аутсайдеров; накачка ликвидностью финансовых систем некоторых стран (из политкорректности не перечисляю эти южноевропейские страны) приведет к надуванию инвестиционных пузырей на рынках. И если в Германии ликвидность легко переработается банковской системой в кредиты, т. к. уровень кредитного доверия в стране и потребность в живых деньгах реального сектора сохраняется высокой, то в Греции, например, эта денежная масса уйдет в спекулятивный капитал, в очередные социальные программы и однозначно в потребительство.

Как следствие, произойдет раскрутка цен как на инвестиционные объекты, так и на производственные мощности. Следовательно, потребительские цены также пойдут вверх. Не предсказуемо следствие двух встречных процессов: роста цен и снижения курса евро. Это может похоронить надежду на увеличение конкурентоспособности европейских товаров. Все зависит от темпов - кто кого. В силу разнонаправленности процессов невозможно предсказать и обоснованность надежды на выход стран-аутсайдеров из рецессии. Возможно все, вплоть до выхода из ЕС некоторых ее членов. Здесь решающую роль сыграет даже не экономика, а активность политиков-популистов. Их успех в отдельно взятых странах – это удар по экономике всей Европы.

Абсолютно предсказуемо начало «валютной войны», так как в свете падающих нефтяных цен, ожидаемого замедления развития Китая и надежд Японии, наконец, на выход из затянувшегося застоя взаимные курсы доллара, евро, юаня и йены могут показывать локальные чудеса. Предсказуема инфляция, которая до определенной границы будет работать во благо экономике, но удержание ее в этих границах потребует тщательной работы аппарата ЕЦБ и нацбанков».

По мнению эксперта, во всей этой плохо прогнозируемой чехарде будет всего одна сторона, получающая свои дивиденды при любом развитии событий. Дивиденды не финансовые, а политические. «Как бы ни развивались события, роль национальных банковских и финансовых институтов, роль национальных политиков будет снижаться, так как процессы потребуют контроля и анализа на межнациональном уровне. Усиление роли чиновников ЕС – это тот политический выигрыш, который не вызывает сомнений. Кстати, похоже, именно этого в первую очередь опасается Великобритания, последовательно выступающая против многих инициатив ЕС.

Есть еще одна предсказуемая, но плохо управляемая угроза: в 2013 году МВФ предупредил о том, что главная проблема политики количественного смягчения не в том, как пойдет процесс, а в том, как и когда выходить из самого процесса. Слишком поздний выход, по мнению МВФ, приведет к раздуванию пузырей не только на рынках Европы и возникновению дисбалансов, слишком ранний выход – сведет эффект всего процесса к нулю, а то и вовсе отправит в глубокую рецессию.

«Отрадно», что все эти события не коснутся России. Энергетические ресурсы, которыми РФ участвует в мировой экономике, не играют существенной роли в вышеописанных процессах. Во всем остальном, к сожалению, наша страна находится на обочине экономического развития Европы. И инвестиционный интерес, который мог бы перетянуть в Россию часть образующейся свободной ликвидности, благодаря текущему положению страны находится на уровнях, не позволяющих питать на это надежды. Тем более, что незначительные потери экономики Европы от взаимных санкций – сущие пустяки на фоне ожидаемого золотого дождя».

Хотя снижение стоимости европейской валюты, как сообщил Драги, не было задачей ЕЦБ, евро действительно накануне подешевел к доллару и рублю, отыгрывая решение регулятора о расширении денежной базы. Курс доллара расчетами «завтра» к 18:28 мск 23 января снижался до 64,07 рубля, курс евро - на 90 копеек, до 72,20 рубля, следует из данных Московской биржи. Даже если верить словам главы ЕЦБ, снижение курса евро позволит европейским товарам стать более конкурентоспособными. Так что количественное смягчение в ЕС и (намеренное или случайное) ослабление евро могут дать еврозоне преимущество в «валютных войнах», подчеркивают некоторые наблюдатели.