18+
  1. Ингушетия: коррупция как основа экономики

Ингушетия: коррупция как основа экономики

Ингушетия: коррупция как основа экономики
Социально-экономическая ситуация в Ингушетии за последние шесть лет существенно ухудшилась. Об этом пишет еженедельник «Аргументы недели».

Таким результатом республика обязана Юнус-Беку Евкурову, который руководит регионом с 2008 года – делает вывод газета.

Только за период с 2009 по 2012 годы в Ингушетии закрылись шесть из девяти прибыльных предприятий, убыточной стала сфера добычи полезных ископаемых, зато счета за ЖКХ выросли в 16,5 раз. Единственная «отрасль экономики», показавшая «положительную динамику», стала финансируемая федеральным бюджетом госслужба. При этом республика практически полностью живет за счет центра. За первый квартал этого года доходы республиканской казны составили 4,8 млрд рублей, из которых львиная часть – 4,4 млрд - дотации из Москвы.

Куда уходят миллиарды

Ассоциация «Всеингушский Гражданский Совет», проведя собственное расследование, выяснила, куда уходят огромные средства. Экспертно-аналитическая группа организации, опираясь только на официальные источники и статистические данные, подсчитала, что при исполнении Федеральной целевой программы «Социально-экономическое развитие Ингушетии на 2010-2016 годы» коррупционные действия чиновников нанесли бюджету страны ущерб в размере более 7 млрд рублей. А управление Генпрокуратуры по СКФО после проведенной в республике проверки реализации ФЦП сделало вывод, что программа находится под угрозой срыва. Инспекция ведомства показала, что большинство объектов, возводимых в ее рамках, были готовы только на бумаге. На деле многие из них даже не начинали строиться. Несмотря на это, Евкуров заявляет, что с коррупцией в республике практически покончено. Однако только за 10 месяцев прошлого года правоохранительными органами Ингушетии было выявлено 61 преступление коррупционной направленности, из них по фактам взяточничества — 29. Примечательно, что к реальному сроку наказания были приговорены лишь двое подсудимых.

Не исключено, что другим фигурантам коррупционных дел удалось избежать тюрьмы благодаря кумовству, которое в Ингушетии в последние годы приобрело большой размах. Многие ключевые должности в регионе занимают близкие родственники Евкурова и ближайшего окружения ингушского президента. Например, в государственных учреждениях республики 229 сотрудников имели с начальством родственные связи. Вероятно, именно это обстоятельство помогает чиновникам заминать громкие коррупционные скандалы. В одном из них, сообщали СМИ, был замешан брат Юнус-Бека Евкурова. Против Руслана Евкурова, причастного к афере с грантами по программе развития малого бизнеса, было возбуждено уголовное дело по статье о мошенничестве.

Торговля должностями в Ингушетии в последние годы также стала привычным делом. «При этом, по слухам, особенно большим спросом пользуются должности, связанные со строительством, которое считается подконтрольным родственникам Евкурова… Очевидно, что в ближайшем окружении Евкурова действует сейчас настоящая ОПГ», - пишет издание и напоминает о громкой истории с продажей мест в правительстве Пензенской области, главным «героем» которой стал полномочный представитель республики Ингушетия в Саратовской области Магамед Илиев.

История одного кластера

Тем временем в республике растет безработица, почти 44% населения не могут найти работу. Но этот факт не мешает местному руководству замораживать проекты, которые имели бы колоссальный экономический эффект. В 2007 году ОАО «Агентство цементной промышленности» Умара Цечоева разработало план по созданию промышленного кластера в Сунженском районе республики, который предусматривал строительство цементного производства полного цикла с сопутствующей инфраструктурой – дорогами и сервисным обслуживанием. Проект высоко оценил Владимир Путин и внес его в перечень поручений президента России по итогам инвестиционного форума в Сочи в 2008 году. Цечоев получил все необходимые документы на землю, лицензии на проведение изысканий и геологические работы, провел мониторинг окружающей среды. Но строительство так и не началось – проект был остановлен указанием Юнус-Бека Евкурова по соображениям экологической безопасности, хотя инвестор объяснял, что заводы будут работать по новейшим немецким технологиям, исключающим даже минимальные риски для окружающей среды. Несмотря на это, «Агентство цементной промышленности» вот уже несколько лет вынуждено доказывать свою правоту в судах.

Проект промышленного кластера, в которой предполагалось вложить 32 млрд рублей, мог бы принести республике как минимум 4 тысячи новых рабочих мест и около двух миллиардов рублей в виде налоговых поступлений, уточняет Умар Цечоев. «Перспективы промпроизводств у нас лучше, чем в ряде традиционных промышленных регионов России. Мы писали об этом во все инстанции, - говорит Цечоев. - В том числе и главе Ингушетии, разумеется. Ответа нет, но вот, к примеру, на абсурдные с экономической точки зрения «прожекты» деньги тратятся». В качестве примера бизнесмен привел строительство гигантского мукомольного комбината, уточнив, что в республике «ни гектара не отведено под посевы соответствующего зернового сырья».

Где молодежь ищет справедливость

Как следствие ухудшающейся экономической ситуации в регионе вновь отмечен всплеск активности террористического подполья. Например, 27 мая, когда глава республики находился в Москве, ингушские власти отрапортовали об окончании режима КТО в Ингушетии. Однако уже 31 мая федеральные СМИ сообщили о введении КТО в ряде населенных пунктов региона. Эксперты отмечают, что число молодых людей, примкнувших к бандгруппам, в последнее время резко выросло. Как пишут «Аргументы недели», «стагнирующая экономика, безработица, отсутствие социальных лифтов вынуждают молодежь искать мнимой «социальной справедливости» на стороне. В том числе, и в ваххабитском подполье, новые головы у которого растут, как бы решительно ни рубили старые».

Активизацию террористических групп депутат Народного собрания Республики Ингушетия Ахмед Белхороев объясняет тем, что «вместо того, чтобы заниматься социально-экономическим развитием региона, глава республики тратит силы на борьбу с политическими оппонентами». После того, как парламентарий раскритиковал в прессе деятельность Евкурова, он был вынужден спешно покинуть в республику из-за угроз, полученных от начальника Центра по противодействию экстремизму (ЦПЭ) МВД Ингушетии Тимура Хамроева. Опасаясь за свою жизнь, депутат обратился за защитой к Владимиру Путину. Белхороев уверен, что «если дать людям выражать протест мирным путем, создать рабочие места и направить энергию молодежи в мирное русло, многие проблемы можно решить».

Пока же ситуация в республике ухудшается, причем настолько быстрыми темпами, что нормализовать ее возможно только с помощью радикальных мер. Неизбежны и оргвыводы, поскольку генерал Евкуров за шесть лет своего президентства так и не сумел «овладеть искусством гражданского управления одним из наиболее проблемных регионов России», и это крайне негативно отразилось на социально-экономическом развитии Ингушетии, заключает издание .