18+
  1. Ингушский разлом ведет к деградации республики

Ингушский разлом ведет к деградации республики

Ингушский разлом ведет к деградации республики
За последние шесть лет, в течение которых Республику Ингушетия возглавляет Юнус-Бек Евкуров, регион так и не сумел преодолеть свои социально-экономические проблемы.

Об этом пишет профессор НИУ ВШЭ Николай Петров в статье, опубликованной в газете «Взгляд».

Политолог отмечает, что Фонд «Петербургская политика» по-прежнему относит Ингушетию к регионам со слабой устойчивостью, а в рейтинге Ассоциации инновационных регионов России республика занимает только предпоследнее место. Регион находится и в последней десятке рейтинга социально-экономического положения субъектов РФ, составляемом Минрегионразвития. По данным института «Центр развития» ВШЭ, республика занимает первое место по доле федеральных трансфертов в доходах бюджета (88,7%), но при этом является одним из лидеров по объему задолженности (108% от годового дохода).

Тем не менее, Юнус-Бек Евкуров в своих публичных выступлениях рисует другую, весьма оптимистичную картину состояния дел в Ингушетии, отмечает Петров. Однако на самом деле, как можно заключить из слов политолога, оснований считать, что Ингушетия преодолела свои проблемы, нет. Политолог задается вопросом – если в республике, действительно, есть успехи, то почему они, как и переговоры Евкурова с боевиками, не привели к стабилизации ситуации?

Определенная позитивная динамика, по мнению эксперта, есть и связана с реализацией ФЦП по развитию Ингушетии в 2010-2016 гг. общей стоимостью 79 млрд рублей. Для республики с менее чем полумиллионным населением - огромные деньги и их вливание в регион не может не ощущаться. Однако к эффективности расходования этих средств есть большие вопросы, о чем свидетельствуют заключение Счетной палаты РФ от 2010 года и результаты недавней проверки Генпрокуратуры.

Сегодня перед Ингушетией, по словам профессора НИУ ВШЭ, остро стоит традиционный букет кавказских проблем: экономическая отсталость региона, высокая – под 40% - безработица, коррупция и семейственность в элитах, особенно заметная в небольшом регионе, и зашкаливающие масштабы нецелевого расходования бюджетных средств. Сказать, что Евкуров с этим совсем не борется, нельзя, полагает политолог. Например, в мае по распоряжению главы Ингушетии началась кампания против кумовства на госслужбе. Из почти трехсот сотрудников органов власти республики, имеющих родственные связи с начальством, уволено более пятидесяти человек, а на их места трудоустраивают безработных из числа недавних выпускников вузов. Однако при этом в коррупционные скандалы регулярно попадают родственники самого главы Ингушетии. Например, его братья Ахмед и Юсуп связаны «со сделкой по завышенной цене административных зданий в Назрани, нанесших значительный вред бюджету». Петров напоминает, что, как писали СМИ, еще один брат Евкурова Увайс вместе с племянников главы региона Ахмедом Шовхаловым причастны к теневым схемам «Ингушнефтегазпрома».

«Проблема в том, что все это создает большое напряжение в элитах, а граждане позитивных результатов не ощущают, - полагает эксперт. - Люди по-прежнему идут «в лес». В этой ситуации удивляться тому, что в новостных лентах Ингушетия фигурирует в основном «в связи с очередным терактом или, наоборот, контртеррористической операцией», не приходится, заключает политолог.

По мнению Петрова, со времени ухода Руслана Аушева Ингушетии не очень везет на руководителей. Евкуров в 2008 году был назначен врио главы республики, а позже прошел процедуру утверждения парламентом. В прошлом году он был переназначен на должность главы Ингушетии, хотя тогда практически половина избирателей республики выступила за проведение прямых выборов, то есть фактически за смену Евкурова. «На этом посту Евкуров оказался на удивление не воинственным, не очень политически умелым и по-солдатски прямолинейным, - считает политолог. - Он быстро умудрился настроить против себя многие силы в местной элите и во многом - общественное мнение». Профессор НИУ ВШЭ утверждает, что после того как Евкуров в 2009 году пережил покушение, его фирменным стилем стали радикальные перестановки в правительстве, демонстрирующие «отсутствие стабильного элитного консенсуса».