18+
  1. К борьбе с защитниками Хопра подключили ГУЭБиПК

К борьбе с защитниками Хопра подключили ГУЭБиПК

К борьбе с защитниками Хопра подключили ГУЭБиПК
В воскресенье, 22 июня, исполняется год со дня самой бурной акции народного протеста против УГМК, планирующей разработку месторождений никеля в Воронежской области. В этот день экоактивисты собираются провести очередной антиникелевый митинг против металлургов. В преддверии акции всплыл скандал, где главную роль сыграло ГУЭБиПК.

Через несколько дней, 22 июня под Новохоперском пройдет очередной митинг - люди не смирились с политикой Уральской горно-металлургической компании, которая в своем стремлении разрабатывать здесь месторождения никеля, похоже, готова зайти очень далеко. Антиникелевыми движениями инициирован сбор 100 тысяч подписей под письмом президенту РФ против добычи «дьявольской меди» в российском Черноземье не только в Воронежской, но и Волгоградской, Тамбовской и Саратовской областях.

«Протест в Воронежской области продолжается. Власти хотели бы вести работы, а население настаивает на их прекращении, - рассказал «Веку» сопредседатель международной группы «Экозащита» Владимир Сливяк. - Но там же еще нет реальной добычи, только разведка идет».

Как пояснил «Веку» координатор движения «В защиту Хопра» Константин Рубахин, центральной темой будущей акции протеста станут нарушения и провокации «бенефициара» будущих разработок - УГМК. «Компания скрывает реальное положение дел, - говорит активист. - Все началось еще с пресс-релиза 25 января 2013 года о начале работ на участках при полном отсутствии на полях людей или техники. Сейчас они отрицают наличие радиации на старых скважинах (от прошлых геологоразведок) - оттуда вытекает рассол с докембрийских горизонтов, в котором, скорее всего, содержится радон. Этот рассол при разработках будет частично откачиваться, было даже предложение добавлять его в питьевые горизонты. В любом случае, его попадание в верховодку при работах очень вероятно. А на землях сельхозназначения обустроены шламонакопители - без оценки воздействия на окружающую среду и без землеотвода. На Елкинском месторождении была проведена дорога также без оценки экологов, а чернозем просто сгребли в ее насыпь. И вместо того, чтобы обсуждать меры по решению проблем, УГМК удобнее обозвать протестующих идиотами, сделав публичный замер радиации в километре от точки загрязнения».

Кроме того, как указывает Константин Рубахин, УГМК не выполняет условия лицензии на доразведку и разработку Елкинского месторождения, где говорится, что недропользователь «обязан обеспечить участие в реализации инвестиционных проектов Воронежской области на безвозмездной основе в 2012-2013 гг. - 115 млн рублей». Более того, согласно документу, за невыполнение социальных обязательств УГМК может лишиться лицензии. Но пока никто этих денег не видел, говорит активист.

Все силы компании, судя по всему, брошены на дискредитацию защитников природы, которых пытаются выдать за сторонников «воронежского майдана» и «агентов Запада». В преддверии новых протестов всплыла грязная и циничная история о том, как далеко зашел комбинат в попытках получить доступ к никелю.

После того как в ноябре прошлого года протестующие вновь остановили технику, пытавшуюся незаконно выехать на бурение, металлурги, видимо, решили, что пора переходить к плану «Б». Через неделю после акции протеста были арестованы двое защитников Хопра: бизнесмен Михаил Безменский и бывший атаман казачьей автономии Новохоперска Игорь Житенев - против них возбудили уголовное дело о якобы вымогательстве денег с УГМК, что и показали в сюжетах "об экологах-вымогателях" по федеральным телеканалам.

«То, как это уголовное дело обставлялось, наводило на подозрение насчет того, что существует коррупционный сговор между МВД России и ОАО УГМК», - писали защитники Хопра. На прошлой неделе многие СМИ опубликовали письмо Михаила Безменского из московского СИЗО, в котором арестованный рассказывает о многочисленных пытках и угрозах, о том, как от него требовали признать свою вину и подставить товарищей по антиникелевому движению.

По словам Безменского, замгенерального директора УГМК Петр Ямов отдавал распоряжения полицейским в здании МВД, угрожал ему большими сроками и требовал отказаться от адвокатов. Но, самое главное, автор пишет о том, что в этом деле были замешаны бывший руководитель ГУЭБиПК МВД РФ Денис Сугробов и его заместитель Борис Колесников. Напомним, экс-сотрудников антикоррупционного ведомства обвинили в том, что они пытались подставить сотрудника ФСБ Игоря Демина - в частности, планировали выдать себя за бизнесменов и предложить взять их «под крышу» за 10 тысяч долларов в месяц.

Внезапная смерть Бориса Колесникова, 16 июня выбросившегося с шестого этажа здания СК, вызывает множество вопросов. По официальной версии, Колесников отпросился у конвойных в туалет, а после того, как, согласно инструкции, с него сняли наручники, разбежался, сшиб обоих охранников и выпрыгнул с балкона. До сих пор эксперты и журналисты обсуждают в соцсетях эту трагедию: по словам многих, история с самоубийством офицера не выдерживает никакой критики, подозрительно выглядит и его тело на видеозаписи, попавшей в сеть, - нет крови вокруг головы, а на шее многие замечают след, похожий на странгуляционную борозду. Супруга погибшего и его адвокат уверены, что Колесникова убили, тем более, по их словам, он сам в последнее время опасался за свою жизнь. Некоторые приходят к выводу, что генерал слишком много знал, был замешан в резонансных делах и проектах, вокруг которых крутились сотни миллионов рублей.

Так, теперь его «засветили» и в воронежской истории. Именно Колесников, как утверждает Михаил Безменский (решившийся написать письмо лишь «после ареста бывших руководителей ГУЭБиПК МВД РФ»), готовил провокацию по даче взяток. Именно подпись Колесникова стоит на постановлении №13/274с от 27.11.2013 года о проведении следственного оперативного эксперимента. Направлен он, как видно из текста, против местного населения, которое заранее обвиняется в экстремизме, организации погромов и «иных скандальных действий, дискредитирующих деловую репутацию компании ООО «УГМК-Холдинг».

Михаил Безменский не только не признает свою вину, он говорит о том, что на него оказывалось давление сотрудниками ГУЭБиПК, и приводит многочисленные факты связи высокопоставленных полицейских и следователей по «хоперскому делу» (среди которых следователь Следственного департамента Олег Сильченко - фигурант «списка Магнитского») с УГМК. На сканированных страницах в Сети можно найти заявление того самого замгенерального директора УГМК Петра Ямова на имя Сугробова и постановления, подписанные Борисом Колесниковым, где экоактивистам вменяются серьезные преступления.

Примечательно, что жена находящегося в СИЗО генерала в отставке Сугробова Яна Тихонова возглавляет компанию Glencore International AG - давнего делового партнера УГМК и главного претендента на трейдинг никеля, который планируется добывать на Хопре, отмечают активисты.

В письме Безменский рассказывает, как его били и пытали, шантажировали угрозами здоровью и безопасности его семьи, как на камеру (те самые сюжеты по ТВ) заставляли врать про активистов, требовали подписать документы с ложными сведениями и подсунуть взятку Игорю Житеневу. Потом пытались арестовать Константина Рубахина, видимо, подбросив деньги и ему, но провокация сорвалась.

«После визита в здание ГУЭБа Ямова меня повели в один из кабинетов, сказали, что сейчас буду говорить с главным, которого зовут Борис Борисович (тогда я не знал, что это генерал Колесников). Меня завели в кабинет, за столом сидел молодой мужчина в очень дорогом костюме. В помещении еще было несколько человек. Б.Б. сказал, что я должен участвовать в «оперативном эксперименте». По словам активиста, Б.Б. поинтересовался: возьмет ли Рубахин "хорошую сумму денег", если ему предложить. «Скажешь, что тебе УГМК дала много денег и ты хочешь поделиться», я ответил вряд ли он возьмет что-то от УГМК. Потом Б.Б. попросил сходить за деньгами кого-то из сотрудников. В кабинет принесли сумку, в ней было 7 млн евро... Б.Б. сказал: «В крайнем случае поставишь сумку рядом с ним, а мы все сделаем как нужно». В итоге Константин Рубахин встречи не дождался, т.к. оперативники собирались очень медленно», - пишет Безменский (орфография и пунктуация автора сохранены - ред.). «Ямов чувствовал себя в Следственном департаменте как у себя дома. Конвойные позднее мне сказали, что такого они еще не видели. Ямов сказал, что он друг Дениса Сугробова, но это ничего не значит, он сказал: «У меня везде огромный ресурс». По словам автора письма, от него требовали полнейшего послушания - так необходимо было "закрыть" еще кое-кого. В зависимости от поведения обещали либо большой срок, либо дом, хорошую работу, зарплату - как говорится "или пан, или пропал".

Письмо Безменского кончается призывом к СК и ФСБ РФ разобраться в ситуации, сейчас СК проводит проверку заявления адвоката Владимира Голубева. Но в ответ, по словам защитников активиста, его перевели в камеру с худшими условиями содержания.

Тем не менее, история Михаила Безменского уже произвела эффект разорвавшейся бомбы. Правда, после смерти генерала Колесникова доказать его участие в этом «проекте» УГМК вряд ли будет возможно. В любом случае, десятки тысяч жителей Черноземья в очередной раз убедились, насколько жестокого и, видимо, влиятельного врага в лице УГМК они приобрели еще два года назад, когда только начиналось это никелевое противостояние. Протест продолжается, и даже сами защитники природы не готовы сказать, пройдет ли акция 22 июня спокойно или повторится то, что было год назад - тогда радикально настроенные митингующие напали на лагерь геологов и сожгли его. На сей раз протестовать будут в полутора км от лагеря на Еланке.

Тем удивительнее молчание руководства региона - местные власти, похоже, дистанцировались от этой борьбы народа и металлургов. А ведь в сентябре 2014 года Воронежской области предстоит выбрать себе губернатора, но, по словам Константина Рубахина, врио главы региона Алексей Гордеев «ловко обходит острые вопросы и считает, что протесты ему не угрожают - ему сделают столько голосов, сколько надо. Поле зачищено абсолютно».

По словам Рубахина, экоактивисты не очень серьезно относятся к выборам: им не важно, кто запретит добычу никеля, - лишь бы запретили. «Мы действительно уже два года просим о простой вещи - не надо, пожалуйста, строить шахты и ГОКи в ценнейшем природном месте, возобновляемые ресурсы которого намного дороже и нужнее населению нашей же страны… Мы никакие не агенты и тут же разойдемся, как только проект отменят… Уйдите, и мы скажем спасибо!»

Последние новости