Как государственное регулирование довело до лекарственного коллапса

Как государственное регулирование довело до лекарственного коллапса
Фото: http://www.p109.spb.ru
Ассортимент лекарственных препаратов в стране неуклонно сокращается. По оценкам экспертов за последние несколько лет из продажи исчезло от 700 до 900 наименований лекарств. Размер катастрофы это явление приняло нынешним летом, когда выяснилось, что в аптеках и больницах нет самых востребованных лекарств.

Причем, их нет и на складах поставщиков.

Среди пропавших медикаментов оказались такие жизненно необходимые препараты, как преднизолон, вакцины против бешенства и клещевого энцефалита, противостолбнячная сыворотка, инсулин, целый ряд лекарств для онкологических больных и ВИЧ-инфицированных, противосудорожные лекарства, применяемые для детей, больных эпилепсией. Дефицитом стал даже 10-процентный хлорид натрия, используемый в качестве раствора для инъекций.

Последствия лекарственного коллапса не заставят себя ждать. По данным ведущих онкологов страны, в России за прошедшие 10 лет количество больных раком уже выросло на 23,7%. И если ситуация с лекарственным обеспечением не изменится, в ближайшие два года смертность от онкологии может увеличиться на 20–30%.

Тревогу бьют не только онкологи. Врачи разных специальностей ежедневно сталкиваются с тяжелейшими проблемами в лечении пациентов, вызванными отсутствием необходимых медицинских препаратов. Они не молчат, публикуют свои истории в соцсетях, обращаются в СМИ, обсуждают в профессиональных сообществах, пытаются разобраться в причинах и найти выход.

Врач-кардиолог в ГКБ №29 им Баумана Алексей Эрлих так прокомментировал «Веку» сложившуюся ситуацию: «Проблем с наличием лекарств в России будет всё больше и больше. А причина заключается в следующем: а) нелепые правила Минздрава и других регуляторов; б) попытки регулировать цены на ЖНВЛП и сами сильно перегруженные списки ЖНВЛП; в) отсутствие медицинского сообщества и крепких профессиональных сообществ, способных влиять на Минздрав, добиваясь появления препаратов в стране; г) то, что лекарства не охвачены фондами ОМС - медицинская помощь застрахована, а лекарство нет! Нонсенс! Это как на выходе из трамвая с вас бы брали ещё один налог на проезд».

Старший врач в ГБУЗ «Ржевская скорая помощь» Вадим Щербинин при обсуждении этой темы в профильных соцсетях с возмущением написал: «Необходимые препараты выбирают не лечащие врачи. А сотрудники минздрава и другие чиновники. Не имеющие к ведению больных никакого отношения. Они никогда не ориентируются на мнения практикующих врачей. Исчез даже простой анаприлин! А может он нужен данному больному, чтобы быстро снять приступ тахикардии, в данный момент времени? Есть препарат этой группы и нормально, а разнообразие и лучше, хуже он других аналогов?- вопрос 25-й. Даже не вопрос.... Решение принято».

Наконец, проблему заметили «на верху». 25 сентября, открывая осеннюю сессию палаты Совета Федерации, Валентина Матвиенко заявила: «Одна из чувствительных сфер, которая особенно волнует наших граждан, это лекарственное обеспечение. Каждый год в регионах возникают сложности. С полок аптек периодически исчезают жизненно важные препараты. Особенно остро эта проблема стоит для жителей небольших городов и сёл». По словам Матвиенко, которые цитирует РИА Новости, сенаторы разберутся, в чем причина такой ситуации - в планировании закупок, в недобросовестной конкуренции, в логистике, в финансировании либо в недостаточном нормативно-правовом регулировании.

Сомнительно, что сенаторы в попытке разобраться будут консультироваться с врачами, фармацевтами, представителями аптечного бизнеса, то есть с теми профессионалами, которые видят проблему изнутри. Скорее всего, они, как обычно, издадут очередной указ или закон, увеличивающий размер бедствия.

А между тем, причина лежит на поверхности и о ней много раз писали и говорили специалисты из числа врачей, руководителей ЛПУ, представителей фармацевтической промышленности, аптечных сетей и пр.

Фармацевтический рынок в России и оборот лекарственных средств чрезмерно зарегулированы государством, при этом в основе регулирования лежат запретительные меры, которые никогда не способствуют развитию. Регулирует государство не качество и даже не наличие лекарственных средств, а цены – закупочные и отпускные – они неуклонно снижаются, так что производство и продажа медикаментов в России становится убыточной. Якобы это делается в интересах населения, для обеспечения его дешевыми лекарствами. Результат же получился ровно противоположный – ведь ни один бизнес не может работать себе в убыток – поэтому дешевые лекарства исчезают из аптек и больниц.

Еще одна рукотворная проблема – курс на импортозамещение, реализуемый методом кнута и пряника. С одной стороны, Россия все меньше закупает качественные импортные лекарства, с другой, установила преференции для отечественных препаратов и препаратов из государств - членов Евразийского экономического союза (Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Армения). Одно из последних «гениальных» предложений наших законодателей: 50% аптечной витрины должно состоять из отечественных препаратов. При этом большая часть отечественных лекарственных препаратов изготавливается на импортном оборудовании из импортных субстанций, закупаемых, преимущественно, в Индии и Китае.

О том, к чему приводит такое «импортозамещение», рассказал корреспонденту «Века» главврач Ильинской больницы Алексей Живов: «С российского рынка исчезают качественные, оригинальные лекарственные препараты. Так, например, 75-80% урологических больных получают антибиотики. И что им назначать? Качественного ципрофлоксацина нет на рынке уже года два, одни индийские дженерики. Имипенем-циластатин в виде Тиенама также с рынка исчез… И вот мы видим, что на фармрынке Индия, Китай, Белоруссия, российские все эти Ниж-, Даль- и прочие шишфармы. Я не хочу никого обижать, но на практике часто приходится убеждаться, что продукция всех этих производителей работает не лучше толченого мела. Да ещё и побочные эффекты во всём своём многообразии».

Тут мы вплотную подходим к вопросу о дженериках. В чем причина того, что в российских аптеках и ЛПУ все меньше оригинальных препаратов и качественных дженериков (бывают и такие, все зависит от производителя и используемого им сырья) и все больше лекарств, побочные эффекты от которых превышают лечебный? Может быть, дело не только в регулировании цен на лекарства, но еще и в том, что Минздрав запретил использовать при закупках торговые названия лекарств и требует указывать только МНН (международные непатентованные наименования)? И у оригинального препарата, и у всех его дженериков одно МНН. Но для расчета стоимости дженериков для госзакупок Минздрав повелел использовать понижающий коэффициент. А так как госзакупки производятся по минимальной цене, то на российский рынок попадают исключительно дженерики, причем, самые дешевые – преимущественно изготовленные отечественными заводами из импортного сырья низкого качества. А в конечном итоге, исчезают и они, так как их производство и продажа в России становятся нерентабельна.

Проиллюстрируем этот механизм на примере препарата диазепам (МНН) – транквилизатора из группы производных бензодиазепина. Создан он был основанной в 1896 г. в Швейцарии фармацевтической компанией Hoffmann-La Roche. На рынке появился в 1963 году под торговым названием Валиум и стал одной из самых успешных разработок компании. Препарат очень широко применяется в медицинской практике, в частности, для лечения тревоги, бессонницы, эпилептических судорог, мышечных спазмов, алкогольной зависимости, в анестезиологической практике для предоперационной подготовки больных, в дерматологии при зудящих дерматозах; оказывает антиаритмическое действие, уменьшает ночную секрецию желудочного сока и прочее.

Диазепам входит в составленный ВОЗ список минимального набора лекарств, необходимых в системе здравоохранения. Производят дженерики диазепама во многих странах. В СССР и РФ этот препарат был наиболее популярен под торговыми названиями Реланиум (Польша), Седуксен (Венгрия), Валиум (Швейцария), Сибазон (Россия).

С 1 августа 2013 года диазепам внесён в Список III психотропных веществ, оборот которых в РФ ограничен. Вскоре из продажи стали исчезать импортные лекарства с этим действующим веществом. На данный момент в российских аптеках нет и отечественного Сибазона.

Директор Института гематологии, иммунологии и клеточных технологий НМИЦ ДГОИ им. Дмитрия Рогачёва Алексей Масчан убежден, что «проблему отсутствия медикамента в аптеке можно решить только на концептуальном уровне – отменой всех законов и подзаконных актов, которые закрывают доступ на российский рынок добросовестным западным производителям с хорошей репутацией. Причина дефицита лекарств (особенно в недорогом сегменте), без которых обходиться абсолютно невозможно, именно в этом».

Безусловно, государство должно регулировать оборот лекарств. Но не так, как оно это делает. Целью государственного регулирования должно быть обеспечение граждан обширным ассортиментом качественных и доступных медикаментов. Выбор того или иного препарата при лечении больного – это дело лечащего врача, а не чиновника из Минздрава. Доступность лекарств достигается не насильственным снижением цен производителей, а бюджетными субсидиями или страховкой, покрывающими разницу между рыночной ценой и стоимостью лекарства для потребителя.

Но докричаться до государственных чиновников и законодателей пока не удается. Поэтому на наших глазах лекарственная катастрофа перерастает в коллапс. Ведь с 1 января 2020 года вводится обязательная маркировка лекарственных средств, которая обойдется производителю по 50 (а с учетом НДС – 60) копеек за каждую упаковку лекарства. В итоге среднее фармпредприятие, выпускающее в год примерно 40 миллионов упаковок лекарств, должно будет заплатить за услугу маркировки более 20 миллионов рублей. (Напомним, что по распоряжению Правительства РФ, маркировкой всего и вся занимается Центр развития перспективных технологий, принадлежащий, по данным РБК, структурам миллиардера Алишера Усманова и госкорпорации «Ростех»).

Но и это еще не все. В связи с запуском системы маркировки внесены поправки и в Налоговый кодекс РФ, согласно которым аптеки больше не смогут работать по упрощенным системам налогообложения с фиксированным налогом - ЕНДВ И ПСН. А это приведет к закрытию большинства аптек, относящихся к малому и среднему бизнесу, особенно работающих в сельской местности и росту цен у остальных.

На вопросы направленные «Веком» заместителю Министра здравоохранения РФ Олегу Салагаю о том, почему в стране исчезают лекарства, кто за это несет ответственность и какие меры Минздрав принимает для исправления ситуации, в министерстве не ответили.

Реклама на веке
Как разместить
Рокировка Медведев-Путин: политолог раскрыл планы Кремля по транзиту власти в 2024 году Вашингтон надеется сдержать Москву в Черном море
Нецензурные и противоречащие законодательству РФ комментарии удаляются
Реклама на веке
Как разместить
Реклама на веке
Как разместить