18+
  1. Керченский мост - требование времени

Керченский мост - требование времени

Керченский мост - требование времени
Едва ли найдется сегодня в нашей стране человек, которому тема Крыма была бы безразлична. Схлынула волна эйфории, охватившей Россию в дни возвращения полуострова «в родную гавань», и перед государством встали задачи, решение которых одних пугает, других, наоборот, вдохновляет на новый подъем России.

Сейчас, как никогда, важно вспомнить историю нашего государства, чтобы вдохновиться деяниями наших предков, важнейшим среди которых было завоевание Крыма во времена правления императрицы Екатерины Великой. Никогда еще Россия не достигала таких высот в политике и военной мощи, как в «золотой век Екатерины». А это повлекло за собой подъем в воспитании, науке, музыке, литературе, общественном устройстве.

Побудительным мотивом этих преобразований стал Крым – «оплот и владыка Черного моря, а значит всей торговой и политической будущности России», как оценивалось его значение в XIX веке. История движется по спирали и сейчас важно осознать уроки прошлого. Это осознание придаст нам силы и обогатит знаниями, ибо история Крыма бесконечна, но даже на фоне этой бесконечности выделяется поражающая воображение история нынешних ворот Крыма – Керчи. Города, ставшего для многих россиян городом тепла, знаний, путешествий и… любви.

Керченский мост - требование времени

Создание и обустройство торговых путей во все времена было жизненной необходимостью цивилизации. Если удобных путей обмена товарами не существовало, они создавались. Один из самых показательных примеров - Суэцкий канал, воплотивший вековую мечту о коротком пути из Индийского океана в страны Европы. На открытии этого канала присутствовали правительственные делегации и коронованные особы почти всей планеты, а русский художник-маринист Иван Айвазовский был отправлен императором Александром Вторым навечно запечатлеть момент осуществления тысячелетней мечты человечества.

Естественно, что тот, кто владеет такими путями, извлекает из этого выгоду. Приписываемая Наполеону фраза «География - это судьба» наиболее полно воплощает материальный интерес хозяев таких путей. В наше время доходы от Суэцкого канала - один из важнейших источников пополнения бюджета Египта.

Но бывает и по-другому. Когда в дело вмешиваются политические интересы, такие торговые пути оказываются в центре этих интересов. Керченский пролив в этом смысле – один из наиболее показательных примеров. Для того, чтобы осознать значение этого места, необходим экскурс в историю.

Великий шелковый путь Китай - Европа. Среди вариантов этого торгового пути самым коротким был путь через Боспор Киммерийский - нынешний Керченский пролив. В те далекие времена он был гораздо мельче и уже нынешнего, откуда и название «боспор» - бычий брод.

Веками море наступало, пролив расширился и углубился, став, в конце концов, единственным морским путем из рек севера в южные моря. Значение этого места возросло. Это было его преимуществом и бедой одновременно: торговый путь во все времена был востребован, поэтому привлекал к своим берегам новых захватчиков. Периоды расцвета чередовались с периодами войн и разрушений. Но место было всегда заселено, оно не могло не притягивать.

Самый продолжительный период расцвета - существование Боспорского царства. Более 800 лет Пантикапей, основанный греками на берегах Боспора Киммерийского, был столицей Боспорского царства. Греки основали в древней Тавриде немало городов, но именно Пантикапей стал самым богатым из них, заставив другие города-полисы подчиниться и войти в состав этого царства. Контроль над проливом приносил выгоды и богатства. Древний караванный путь в эпоху Боспорского царства оказался под полным контролем правителей Пантикапея и, став внутренним путем этого царства, в значительной мере утратил свое международное значение.

С IX века началась эпоха завоевательных походов народов Востока, и древний караванный путь опять оказался востребованным. Сначала гунны, затем хазары, половцы и, наконец, монголо-татары вновь проторили древний путь. А ранее по этому же пути перебрался в Тавриду Андрей Первозванный, начавший отсюда проповедовать христианство. И каждый новый хозяин этого места использовал в своих интересах морской путь «из варяг в греки».

Когда проливом овладели хазары, доход от него (обычно это была десятая часть груза проплывавших по проливу кораблей) приносил почти половину в казну Хазарского каганата.

Затем контроль над проливом получила Византийская империя. Предприимчивые и воинственные генуэзцы заключили договор с Византией о пребывании своем на всех берегах Тавриды. Кроме берегов Боспора Киммерийского. Очень уж дорожила этим стратегическим местом Византия, чтобы еще и туда пустить хитрых генуэзцев.

Не стало Византии, на ее территории возникла Османская империя. Почти одновременно с ней на севере ширилось и набирало силу Московское царство, которому требовался выход в южные моря. Этот путь давно уже был знаком славянам, побывавшим даже в Царьграде- Константинополе, принявшим крещение в Тавриде и основавшим затем на обоих берегах пролива свое, славянское Тьмутараканское княжество.

Во времена Османской империи древний караванный путь в очередной раз утратил свое значение, и на первое место вышел контроль над проливом.

Столкновение между Османской империей и Россией было неизбежно: турки-османы считали Черное море своим внутренним, и в пролив русским судам хода не было. Но в результате первой петровской войны с Турцией русские войска взяли турецкую крепость Азов и получили выход к берегу Азовского моря. В августе 1699 года петровская эскадра неожиданно для турок появилась в керченской бухте.

Почти недельное пребывание Петра у берегов Керчи со всей очевидностью доказало молодому царю значение этого пролива для России. Поэтому в последующих длительных переговорах петровского посла с турецким султаном в Константинополе, ставшем Стамбулом, посол Украинцев по поручению Петра выдвинул неожиданное для султана требование - отдать русскому государству Керчь с целью получить выход в Черное море. Но не те силы были тогда у России, чтобы султан отнесся к этому требованию всерьез.

Реализовала петровский замысел через 75 лет императрица Екатерина Вторая в ходе ее первой войны с Турцией, во время которой российская эскадра, чтобы встретиться с флотом султана, вынуждена была плыть вокруг всей Европы, так как кратчайший путь к берегам Турции по проливу был наглухо закрыт.

Чесменское побоище, в котором был уничтожен почти весь турецкий флот, показало Европе силу и неустрашимость русских моряков, но контроль над Керченским проливом Турция сохранила, пока в 1771 году русские войска не вошли в Керчь. Командующему русскими войсками князю Долгорукову, доложившему о взятии города, обрадованная Екатерина написала: «Вместе с Керчью мы получили ключ к Черному морю» (с тех пор на гербе города красуется изображение ключа). Но война продолжалась еще три года. Османская империя не теряла надежд вернуть Керчь. Султан говорил своим приближенным: «Для нас нет на земле места важнее, чем Керчь. Если мы потеряем этот город, то вскоре увидим русские корабли у стен Стамбула».

Керченский мост - требование времени

Десант, посланный султаном отбить Керчь, не был допущен к ее берегам адмиралом Алексеем Сенявиным.

Ни к чему не привела и попытка выкупить Керчь у России. Хотя казна империи была пуста, так как война требовала много денег, а огромная сумма, предложенная султаном за выкуп Керчи, выглядела очень соблазнительно, политические амбиции России оказались важнее. «Даже все золото мира не заставит нас отказаться от Керчи», - сказал на совещании у императрицы фаворит Екатерины Великой Григорий Орлов. Война продолжилась и закончилась полным поражением Османской империи. В 1774 году был подписан Кучук-кайнарджийский договор, по которому Керчь отходила «в полное, вечное и непрекословное владение Российской империи». Мечта Петра Первого стала реальностью.

Моря крови, пролитые Россией за овладение проливом, а с ним и за выход в южные моря, вывели Российскую империю на передовые позиции в Европе. Наступил «золотой век» Екатерины Великой. Империя с помпой отпраздновала заключение мира. Таких гуляний, такого торжества, как на Ходынском поле в Москве в 1775 году, Россия еще не знала. Одним из центров празднества был павильон «Керчь».

Противостояние между Османской и Российской империями в очередной раз доказало: пока оба берега пролива находятся во власти одного хозяина, надобность в возрождении старого караванного пути отходит на второй план.

Заполучив Керченский пролив и выход в Черное море, Россия стала полноправной морской державой. А это не могло понравиться «владычице морей» - Англии, попытавшейся через 80 лет запереть Россию в Черном море и лишить ее военного флота.

Подстрекаемая Англией Турция стала проводить вызывающую по отношению к России политику, и в 1853 году началась новая русско-турецкая война. Вскоре на стороне Турции выступили Англия, Франция и королевство Сардиния.

Эта война обнажила отсталость России в военно-техническом отношении перед союзниками с одной стороны, а, с другой, показала всему миру неустрашимость и самоотверженность русского воина.

Крымская война 1853-1855 годов, закончившаяся сдачей южной части Севастополя русскими войсками и измотавшая силы России и ее противников, привела к заключению мира в Париже. Принадлежность Керченского пролива России уже никто не оспаривал.

Однако Англия, стремясь выжать максимум выгод для себя из этого мира, впервые заговорила о мосте через пролив как наиболее коротком пути в Индию, бывшую тогда ее колонией.

Возрождение шелкового пути постепенно вошло в сознание и правителей России. Россия, подталкиваемая Англией, всерьез начала готовиться к осуществлению этого проекта. Работы продолжались даже в начальный период Первой мировой войны. «Мостом сорок пятой параллели» называли эту предполагаемую стройку. С ней связывали много надежд.

«Совершенно несомненно, что железнодорожная колея рано или поздно пройдет по старым караванным путям, и тогда Крым снова окажется на середине большого европейского пути в Азию, что совершенно преобразит его торговое и политическое значение», - писал поэт, художник, философ и легендарный крымчанин Максимилиан Волошин. И тогда Крым, добавил певец Коктебеля, «сможет сменить жабры на легкие и вздохнуть полной грудью».

Разложившее русскую армию революционное движение, а также безволие и зависимость Николая Второго от влияния внутренних реакционных сил привели к изоляции императора даже от генералитета и ближайших родственников - членов семьи Романовых. А дальше - гибель империи и последующие трагедии государства, веры, и, по выражению Пушкина, «самостоянья» народа России.

О каких-то там «караванных путях» и «пути из варяг в греки» надолго было забыто.

Но постепенный подъем нового государства, возникшего на обломках империи, не мог не вернуть его к опыту тысячелетий. И древний путь опять оказался востребованным.

Последние новости