Кому выгодны баррикады в «Архангельском»?

Кому выгодны баррикады в «Архангельском»?
В средние века, когда воров было принято прилюдно сечь на городских площадях, эти «воспитательные мероприятия» привлекали тучи карманников, то есть, «коллег» наказуемых.

Публика, увлеченная актом справедливого возмездия, забывала о своих кошельках - возбужденные и потерявшие бдительность зеваки делали работу «щипачей» приятной, легкой и безопасной. Ну а, попавшись, карманник начинал голосить «Держи вора!». При наличии апломба и артистизма этот нехитрый прием, случалось, позволял отвести подозрения и направить погоню по ложному следу.

Недаром говорят, что новое – это слегка подзабытое старое. Разница одна: сегодня хорошо усвоенные и модернизированные технологии позволяют украсть кое-что покрупнее бумажника. При грамотном подходе добычей может стать целая усадьба, к тому же охраняемая государством.

***

Реклама на веке
Как разместить

В начале этого года на суд аудитории федеральных каналов и газет все чаще начали выдаваться сюжеты о «беззакониях», творящихся на территории подмосковного государственного музея-усадьбы «Архангельское», что в Красногорском районе. Вкратце, фон этих сообщений таков: уникальный памятник русской культуры и архитектуры, которым владели Одоевские, Черкасские, Голицыны и, наконец, известный меценат князь Юсупов, некогда «культовый» центр столичной светской жизни, а сейчас – историческое наследие, - прибирается к рукам нуворишами, желающими обнести эту жемчужину бетонным забором и поставить по периметру вышки с пулеметами. Думаете, мы утрируем? Ничуть, смотрите сами, как выглядит ситуация со слов руководства музея-усадьбы «Архангельское»: «Об очередном выделении наших земель мы узнаем, когда фирма ставит строительный вагончик. Что делать? Всюду пишем, обращаемся в прокуратуру, но до сих пор ни одной реальной меры».

Впрочем, к этим словам мы еще вернемся, а пока что попытаемся разобраться, с чего это вдруг «Архангельское» превратилось в настоящую «горячу точку», за которую началась битва с привлечением тяжелой артиллерии в виде федеральных СМИ. Вообще, музеем с образованием юридического лица это место стало в 1997 году, когда земли «Архангельского» передали Министерству культуры. Тогда и началось оформление границ территории памятника и зон охраны. Проект разработал институт ГИПРОГОР. В 2000 году государство закрепило за музеем территорию площадью 62,76 га. А через год своим постановлением правительство Московской области расширило территорию памятника «Архангельское» до 657 гектаров, прихватив заодно земли, которые к тому времени уже были частично обжиты законными приобретателями земельных участков. С тех пор началась чехарда, которая длится и по сей день.

Сам же музей всегда владел территорией не более 65 га, включая территорию под театром Гонзаго и Каретным сараем, где расположились памятники, входящие в ансамбль «Усадьбы «Архангельское». Шло время, прилегающая к музею-усадьбе территория постепенно продолжала обживаться. Понятно, не без участия руководства музея (как будет показано ниже): категории и виды разрешенного использования устанавливались самые разные, начиная от земель лесного фонда, принадлежащих на праве собственности РФ и предназначенных для рекреационных целей, и кончая землями населенных пунктов предназначенных для индивидуального жилищного строительства и находящихся в частной собственности. Принципиальный момент: на территории собственно памятника (65 га) никто не строился. Вы спросите, как же так получилось, что территория под памятником – 65 га, а постановлением правительства Московской области определена как 657 га (в 10 раз больше!)? Ответ: да так же, как и все другие «проллобированные беззакония». Остается только порадоваться за наших чиновников и защитников культуры, получивших 600 га в «кормление»!

***

Итак, «баррикады» по территории Красногорского района начали возводиться в начале года. По одну их сторону встало руководство музея-усадьбы, по другую… А вот с этим уже сложнее. Дело в том, что никто с музеем не воюет. Говоря бюрократическим языком, законные правообладатели участков, стоящих, кстати говоря, на кадастровом учете и правообладатели которых внесены в ЕГРП, просто осуществляют свои законные права – благоустраивают владения, расширяют постройки, в общем, осваиваются. Ни судебных решений, запрещающих все это, ни признанных незаконными заборов или зданий здесь нет.

Выходит, что руководство музея начало войну в одностороннем порядке. Заключается эта война (мы здесь снова вынуждены прибегнуть к официозной лексике) в препятствовании осуществлению гражданами и организациями данных им законом прав. И вот как это делается. 18 мая в актовом зале администрации поселка Ильинское прошли публичные слушания по поводу изменения статуса одного из земельных участков, находящихся в частной собственности. Суть вопроса – в изменении вида разрешенного использования земельного участка в 24 420 кв. м., который предназначен для ведения дачного хозяйства, на, цитата, «для индивидуально жилищного строительства». Для этого закон требует согласия общественности и местных чиновников - ну, вот, собственно, эти публичные слушания и были устроены.

Итак, дано: на участке, как доложил представитель ООО, есть жилой дом, вот, пожалуйста, его описание по документам БТИ. Плюс ООО владеет двумя смежными участками, которые предназначены уже под индивидуальное жилищное строительство. Требуется: объединить участки и вместо возведения трех домов, разрешенных законом, ограничиться одним, уменьшив тем самым градостроительную нагрузку на местность. Кто скажет, что это плохо, тот может первым бросить камень в защитников «Архангельского». Вы будете смеяться, но именно так и случилось. Слово взял зампред областного отделения ВООПИК Евгений Соседов, гневно выступивший в том духе, что «доколь будем уродовать наследие Юсуповых». Общественности его речь понравилась, возможно, потому, что Соседов «упустил» важный момент.

Дело в том, что этот участок находится в так называемом «режиме-1» зоны регулирования застройки. Этот режим был специально выделен в границах территории памятника с учетом исторически сложившейся застройки, как располагающийся на территории деревни Воронки. Недоверчивых, а также самого господина Соседова, отсылаем к соответствующему решению Московского областного суда от 18.02.2010 года и к определению ВАС РФ от 28.04.2010 года. И вы снова будете смеяться, но манипуляции «защитника наследия» увенчались успехом: неискушенные в хождении по правовым лабиринтам селяне поверили Соседову и возмутились «покушению» на памятник. Тем более что функционер ВООПИК рассказал собравшимся о письме, которое якобы отправлено из Росохранкультуры в адрес администрации Красногорского района. Правда, письмо это до адресата пока что не дошло, ну да ничего - Соседов и без того знал о его содержимом и поделился им с участниками слушаний. Оказывается, там написано, что жители Ильинского района и, в частности, деревни Воронки вообще не имеют права в этих слушаниях участвовать! Ну, то есть, такая возможность, данная россиянам Конституцией, на этой отдельно взятой территории не действует. А знаете почему? Да потому что, если верить Соседову, здесь стоит жилой дом, построенный маршалом Тимошенко. Ни к Юсуповым, ни к музею этот дом отношения не имеет, но что с того? Памятник – и точка.

Крики собравшихся «долой строительство!» заглушали робкие попытки чиновников объяснить, что вопросы строительства здесь не рассматриваются вообще. О том, что письма из Росохранкультуры никто, кроме Соседова, в глаза не видел, как-то даже и не вспомнили. А «захватчикам» отказали, так, впрочем, и не поняв до конца предмета публичных слушаний. Примерно в таком духе решается судьба отведенных под застройку участков близ «Архангельского». У нас нет задачи вставать на сторону их владельцев. Просто хотелось бы понять логику поведения «защитников» памятника, на который никто не покушается. Как им удается убеждать в своей правоте тех, от кого зависят решения, причем, делать так, что у людей во время принятия этих решений даже не возникает желания ознакомиться с правовой базой? Почему манипуляторам верят на слово, как в случае с пресловутым письмом из Росохранкультуры?

***

Есть такое понятие – информационный шум. Профессионалы определяют его как сообщения и данные, не представляющие ценности для объекта информирования. Штука в том, что, когда поступающая информация на 90% состоит из бесполезного мусора, человек теряет способность отфильтровывать оставшиеся 10% сведений, которые важны, но искусно маскируются в этом «грязевом» потоке. Правда прячется в массиве лжи. Вор кричит «Держи вора!». Вернемся к «Архангельскому».

Мы не будем уличать во лжи коллег-журналистов, так активно в последнее время освещающих «захват» усадьбы нуворишами. Пусть это делают те, чьи законные интересы ущемляются путем публичной клеветы. Просто попытаемся проанализировать поднявшийся информационный шум и то, что им пытаются замаскировать.

«Все хотят дышать воздухом, которым дышали великие, ходить по тем же аллеям и примерять на себя бремя чужой славы», - так объясняет прессе внимание к Красногорскому району со стороны застройщиков директор музея-усадьбы Владимир Длугач. Его соратница по «защите» «Архангельского», заместитель председателя Красногорского отделения ВООПИК Галина Реали описывает ситуацию не столь поэтично, рассказывая о местной земле: «Как говорят, она бесценна, но от 50 тысяч долларов за сотку и выше. И здесь гораздо престижнее жить, чем в Барвихе и в Жуковке, безусловно».

Итак, цель ясна – «бесценная» земля за полсотни тысяч долларов. Попробуем разобраться, кто на нее нацелился. Те самые нувориши? Но позвольте, они уже и так владеют участками, им нужно только одно - чтобы законодательная база была наконец-то приведена в соответствие с фактическим положением дел: позволили нам купить «квадраты», говорят они, так позвольте же построить здесь дом. С этими все понятно, давайте вернемся к тем, кто им противостоит. Тот же Длугач, например, утверждает, что сам факт законного распределения земель стоит подвергнуть сомнению – мол, липовая она, эта законность. Так и говорит: «Да нас даже и не спрашивают, бесценную землю делят под ковром». Объясним технологию этой подковерной дележки на примере документов, попавших в распоряжения «Века».

Например, письмо Длугача министру культуры Российской Федерации Михаилу Швыдкому, датированное 14 февраля 2003 года, гласит: «Уважаемый Михаил Ефремович! Государственный музей-усадьба «Архангельское» не возражает против намечаемого к отводу земельного участка для ООО «Т…» на площади 37,6 га… под индивидуальное жилищное строительство». (См. иллюстрацию). Возражений, видимо, не последовало, поскольку следующие письма Длугача в Главное управление природных ресурсов и охраны окружающей среды по Московской области уже говорили о том, что «государственный музей-усадьба Архангельское» не возражает против выставления на открытый лесной конкурс участка лесного фонда площадью 20 га,… 6 га, 20 га…» ну и так далее. Причем, всеми этими разрешениями господин Длгуач «выстрелил» в один и тот же день (см. иллюстрацию).

Забегая вперед, скажем, что основной пафос «защитников» «Архангельского» базируется на следующем утверждении: бессовестные богачи посягнули не просто на охраняемые государством земли. Их загребущие руки тянутся к знаменитым Горятинской, Апполоновой и другим рощам бывшего пейзажного парка! Небольшой комментарий. Длугач, подписывая приведенные выше бумаги, прекрасно знал о том, что рощ этих на самом деле не существует уже лет 100. И то, что сейчас там растет, к Юсупову никакого отношения не имеет. Иначе он просто не согласовал бы выставление этих участков на лесной конкурс.

В 2004 году Российская Федерация, собственник ансамбля «Усадьба Архангельское, в лице агентства лесного хозяйства РФ откадастрировала эти земли как лесной фонд. Вот и вся история с «осквернением юсуповского наследия». Впрочем, оставим этот чистейший подлог на совести господина директора, а сами вернемся к нашим письмам.

Итак, мы выяснили, что заповедные гектары выставляли на продажу с личного согласия директора музея-усадьбы. Такой вот штрих к нашим размышлениям. А вот еще один. На тех самых публичных слушаниях, о которых мы упоминали, поначалу должен был выступать не только Соседов – среди докладчиков была указана и Галина Реали. Но она передумала. Потому что к тому времени в Интернете всплыла информация, которая для знающих людей не была секретом, но вот у тех участников слушаний, кто о ней не знал, могла вызвать вопросы.

«Практически впритык к известному на весь мир дворцу князей Юсуповых возведены частные хоромы! – гневно кричала Галина Реали в прессе. – Что, интересно, здесь за деятели, которым позволено гнездиться в усадьбе?» Так вот, после того, как ответ на этот вопрос стал достоянием общественности, любой мог сказать: «Уважаемая Галина Львовна, да ведь это же ваши хоромы, кстати, простроенные в 33 метрах от старицы Москвы реки, т.е. в 1-м поясе зоны санитарной охраны источников питьевого водоснабжения Рублевского водозабора, да еще и в одной из зон охраны памятника «Ансамбль усадьбы «Архангельское»!».

Дабы не перегружать аудиторию излишними эмоциями защитников усадьбы (потому что ничего другого у вышеупомянутых господ, очевидно, нет) пресса пыталась перемежать стенания Галины Реали сообщениями о неких арбитражных судах, которые признали недействительными договоры аренды между администрацией района и разными фирмами. Для пущего пропагандистского эффекта, надо полагать.

Например, «В марте этого года суд признал недействительным договор аренды между райадминистрацией и ООО «Г»… в апреле - между райадминистрацией и ЗАО «ИН...», - писали газеты. Что ж, читаем выписку из единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ними, сделанную в управлении Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии Московской области: «Правообладатель: ООО «Г», Наименование объекта: земельный участок, Адрес (местоположение) объекта: Красногорский район, вблизи д. Глухово»…. Ага, вот оно – «Заявленные в судебном порядке права требования: отсутствуют». Выписка эта сделана в конце мая, так что никаких арбитражных кар в марте этого года на правообладателя не накладывали. Но, повторимся, все это – проблемы самого правообладателя, пусть он судится с клеветниками. Нас по-прежнему интересует источник информационного шума.

***

Вернемся к Интернету. На днях в блогосфере появился любопытный пост, переводящий всю эту околомузейную войну в разряд классических выборных пиар-технологий. Причем, технологий не самых чистых. Проще сказать - авторы, естественно, анонимного материала решили перейти на личности. А точнее – на личность Галины Реали. Припомнили ей и «дом на набережной», и ряд других подробностей ее биографии, которые, прямо скажем, заставляют задуматься об авторстве опуса.

Например, анонимы рассказывают о том, как еще в советские времена Галине Львовне досталась диковинная итальянская фамилия. Рассказывают о том, как она сама сожгла свой деревянный дом в «Архангельском», чтобы на страховку построить уже каменный. Рассказывают о ее двоюродном брате, известном московском журналисте и активисте столичной гей-тусовки, одним из первых публично раскрывшим свою гомосексуальность. В общем, грязь, на которой не хочется акцентировать внимание. Акцентировать его хочется на другом: «Откуда у автора такое глубокое знание семейных тайн Реали? – справедливо спрашивает в комментариях к материалу один из читателей. - Цитата, кстати: «Да! Воистину! Лучшая защита - это нападение». Вот именно, хе-хе...

Очень похоже на самооговор, из разряда «чем грязнее - тем труднее поверить». А что, интересно, ждем дальнейших подробностей жизни итальянской графини». В политтехнологии есть такой прием – «самострел». Это когда кандидат выливает сам на себя ушат грязи, причем, гнуснейшую клевету мешает с реальными фактами своей биографии. В итоге эти реальные факты становятся в один ряд с обвинениями в некро- и зоофилии, поеданием новорожденных котят и так далее, благодаря чему они нейтрализуются. Они поглощаются клеветой и больше не поражают воображение избирателей, то есть – не работают.

Кому интересно, могут проверить, действительно ли госпожа Реали сожгла свой дом. Возможно, так все и было. А если и не было, то любая просочившаяся в СМИ «маленькая правда» о ее роли и личном интересе в «деле об усадьбе» покажется сущим пустяком по сравнению с этим откровенным криминалом. А значит, развязанная информационная кампания «защитим «Архангельское» от варваров» продолжается? Ведь информационный шум, как правило, поднимается как предвестник дальнейших событий. «Держи вора!» обычно кричат перед тем, как бежать.

Реклама на веке
Как разместить
Жернова «местных» Испытание градусом
Нецензурные и противоречащие законодательству РФ комментарии удаляются