18+
  1. Кризис приближает кавказскую войну

Кризис приближает кавказскую войну

Кризис приближает кавказскую войну
В четверг неизвестные автоматчики обстреляли милицейский автомобиль, в котором находились участковый Карабулакского ОВД Ингушетии Ибрагим Орцханов и сотрудник оперативного полка Илез Гайсанов.

Участковый скончался на месте, оперативник госпитализирован. Следователи обнаружили на месте происшествия 21 гильзу различных калибров, а также пулю и патрон калибра 7,62 миллиметра.

Комментируя обострившуюся в республике обстановку, эксперты чаще всего в качестве причин называют две: либо это клановые разборки, либо следствие активизации ваххабитского подполья, которое, якобы, получило очередной транш от заграничных спонсоров. Напомним, что 22 июня был взорван кортеж президента Ингушетии Юнус-Бека Евкурова, который, к счастью, остался жив, а 9 июня в Ингушетии убили заместителя председателя Верховного суда республики. Азу Газгерееву, расстреляв машину, в которой она находилась, прямо в самом центре Назрани. Кроме судьи, ранения получили еще пять человек.13 июня в том же микрорайоне «Центр-КамАЗ» Назрани неустановленные лица расстреляли автомашину, в которой ехал бывший вице-премьер, сотрудник правительства Ингушетии Башир Аушев. От полученных ран он скончался.

По мнению президента исследовательского центра «Политическая аналитика» Михаила Тульского, основная причина стрельбы в Ингушетии – финансовый кризис, который в республиках Кавказа отзывается особенно болезненно. «В той же Ингушетии, например, уровень рождаемости превышает уровень смертности в 6 раз, то есть прирост населения огромный, а работы нет, - говорит эксперт. – В итоге половина трудоспособного населения – безработные. Давайте посмотрим, как отозвался кризис на дотационных, таких как Ингушетия, регионах. Цель Кудрина – не допустить, чтобы Резервный фонд не растаял до конца года. Как это сделать? Сократить расходы, естественно. В бюджете их заложено порядка 800 миллиардов рублей, а реально они не дотягивают и до 600 миллиардов. Соответственно, регионы и предприятия лишаются примерно 200 миллиардов каждый месяц».

Известно, что для республик Кавказа бюджетные деньги – дороже золота. Ради них республиканские лидеры идут на многое – на политические уступки, частичный отказ от кровавых обычаев и общую европеизацию своих режимов. Ради них они даже идут на фальсификацию данных переписи населения, приписывая «мертвые души», ведь размеры бюджетных трансфертов устанавливаются в зависимости от количества жителей в регионе. Вот данные Центра демографии и экологии человека Института народнохозяйственного прогнозирования РАН. «Общее количество жителей Чечни и Ингушетии составило на момент переписи (2002 год) около 967 тысяч человек, официальные же результаты переписи показали фантастическую цифру в 1570980 человек - были записаны живыми жителями все мертвецы и мигранты (одни и те же жители уже многие годы числятся и беженцами в Ингушетии и жителями Чечни), а значительная часть была просто выдумана - их записали в не существующие дома и улицы. Особенно радикальной была фальсификация населения Грозного: вместо реальных 85636 жителей (по данным Датского совета по беженцам) было записано более 223 тысяч человек».

Именно секвестр бюджетных расходов, по мнению Михаила Тульского, и привел к предпосылкам для обострения криминала на территории Ингушетии. «Работы в республике теперь еще меньше, чем до кризиса, и бюджет стал, по сути, единственным источником «живых денег». Из-за них все и началось. А как может житель республики получить доступ к государственным рублям? Выборы здесь насквозь фальсифицированы, так что цивилизованным путем приблизиться к власти невозможно. Вот и остается силовой способ: убрать того, кто сейчас у кормушки, в надежде на то, что к кормушке поставят либо тебя, либо твоего родственника», - говорит Тульский.

Вот почему в первую очередь, по словам эксперта, под прицелом в Ингушетии оказываются фигуры, занимающие самые «хлебные» должности. Более того, по одной из версий, на Евкурова покушались те, кому не нравились его попытки прекратить разворовывание бюджетных денег. Недавно в республику наведались представители Счетной палаты, которые выявили финансовые нарушения Бюджетного кодекса более чем на 1,7 млрд. рублей, особенно в строительной отрасли. Кроме того, был установлен факт предоставления Министерством экономики и промышленности Ингушетии в Министерство регионального развития России недостоверного отчета о ходе реализации программы «Юг России» за 2008 год. По информации Счетной палаты, суммы фактически освоенных бюджетных средств были завышены на 68,5 млн. рублей. А в марте Евкуров заявил, что в ходе проведения антикоррупционных мероприятий обнаружено хищение еще 14 млн. рублей.

На фоне того, как в республике «люди гибнут за бюджет», в регионе появляются и тревожные политические симптомы. Свои услуги в качестве временно исполняющего обязанности президента предложил популярный в народе Руслан Аушев, бывший глава Ингушетии. Москва это предложение как бы проигнорировала, зато отповедь известному оппоненту Кремля (Аушев на выборах президента республики в 2002 году поддержал Алихана Амирханова, конкурента «кандидата от Москвы» Мурата Зязикова) дал Рамзан Кадыров, который в ответ на карт-бланш, данный Медведевым на уничтожение боевиков, пообещал уничтожить террористическое подполье за месяц. В Ингушетии его слова моментально расценили, как желание присоединить Ингушетию к Чечне, зная о том, что это присоединение – главный кадыровский «нацпроект».

Похоже, что кризис существенно повысил шансы на его реализацию. Узурпация власти в непокорных регионах под видом борьбы с терроризмом – общемировой тренд. «И если Кремль позволит развиваться ситуации так, как этого хочет Кадыров, нужно ждать беды, - уверен Михаил Тульский. – На то, чтобы подмять под себя Чечню, ему понадобилось 9 лет политики кнута и пряника, а также очень много бюджетных денег. Теперь у него нет ни того, ни другого. Зато в Ингушетии, в отличие от Чечни, есть реальная оппозиция, которая вряд ли захочет жить при том режиме, который Рамзан установил у себя. В Ингушетии сейчас недаром опасаются, что если придет Кадыров, то он всех недовольных зарежет. Ведь если он придет, то придет с оружием, но без бюджетных денег, которые у него были на «кадыризацию» Чечни».