18+
  1. Кровавый «мирный протест»: 2 года назад «Беркут» разгромил «онижедетей» на Майдане

Кровавый «мирный протест»: 2 года назад «Беркут» разгромил «онижедетей» на Майдане

Кровавый «мирный протест»: 2 года назад «Беркут» разгромил «онижедетей» на Майдане
Ровно два года назад Евромайдан перешел в кровавую фазу – поводом стал разгон «Беркутом» лагеря «онижедетей» на Майдане. Организаторы «цветной революции» решили, что мирные митинги не дадут результата, поэтому запустили серию уличных боев, убийств и погромов.

И уже на следующий день на улице Банковой в Киеве начались кровавые столкновения.

Майдан крепчал

Власть не шла на уступки, политические оппозиционеры Яценюк, Тягнибок и Кличко откровенно не тянули, не сумев «зажечь сердца» и поднять народ на восстание, да и большинство украинцев оценивали митинги в центре Киева в диапазоне от равнодушного до негативного отношения.

Для полной ясности скажем: на тот момент в столице Украины проходили две отдельные акции протеста против отказа президента Виктора Януковича подписать Соглашение об ассоциации между Украиной и ЕС. Студенты киевских вузов, разбившие палаточный городок на Майдане Независимости в центре Киева, декларировали, что их акция - подчеркнуто неполитическая и независимая от политиков. Функционеры оппозиционных партий развернули акцию №2: поскольку территория Майдана была занята, цвет украинской оппозиции разместился примерно в полукилометре – на Европейской площади Киева. Здесь все было организовано серьезно – дорогостоящая сцена со звуковым оборудованием, палатки, автобусы, подвозившие новые смены протестующих. Лидеры оппозиционных партий Арсений Яценюк и Александр Турчинов («Батькивщина» Юлии Тимошенко, которая на тот момент отбывала тюремный срок в больнице), Олег Тягнибок («Свобода», прославившаяся разжиганием русофобии и межнациональной розни) и Виталий Кличко («Украинский демократический альянс за реформы» или «УДАР») выступали со сцены перед массовкой из однопартийцев. Политические оппозиционеры в мегафон клеймили «антинародный режим» Януковича-Азарова и агитировали украинцев за Соглашение об ассоциации, маня сытой европейской жизнью. Это сейчас телеведущие взахлеб рассказывают про «всенародный протест» - а все желающие тогда видели происходящее своими глазами. В народе такой «всенародный протест» называется «три калеки» - партийная массовка из регионов плюс зеваки из числа киевлян.

Сразу после того, как отряд «Беркута» разгромил палаточный городок студентов, политическая оппозиция переместилась на освободившуюся площадку, более привычную и более обширную – на Майдан Независимости.

Вот, новый поворот

Почему ночь с 29 на 30 ноября стала поворотным моментом для государственного переворота на Украине? Во-первых, украинские телеканалы настолько массированно потрясли аудиторию репортажами с места побоища, что днем 1 декабря на Майдан действительно массово выходили киевляне и даже жители других городов, специально приехавшие в Киев. Сами оппозиционеры во главе с Яценюком, а, главное, украинские олигархи через подконтрольные СМИ постарались разрекламировать акцию, собравшую несколько десятков тысяч участников, как самый настоящий «Марш миллионов». Чиновники из действующей власти и сам президент Янукович пытались оправдываться, но им никто не верил – в сценарии, подготовленном неведомым автором и отработанным ранее в Югославии, Египте, Тунисе, Алжире и других странах, политикам и чиновникам из власти отводилась роль вселенского зла. Янукович & Co так и не поняли, что им можно вообще ничего не делать – роль правящей администрации Украины в «цветном сценарии» уже написана, а исполнят ее другие актеры.

Во-вторых, сразу же вслед за разгромом, уже 1 декабря 2013 года, закулисные организаторы спровоцировали кровопролитные столкновения на улице Банковой в Киеве, где расположена Администрация президента. Несколько часов подряд толпа пыталась прорваться к бывшему зданию ЦК Коммунистической партии Украины сквозь плотный заслон из солдат внутренних войск и бойцов спецподразделения «Беркут». Группы боевиков действовали под прикрытием толпы – неожиданно нападали из рядов мирных протестующих, а во время контратак «беркутовцев» отбегали в сторону улицы Институтской, подставляя под удар обычных «майдановцев». Глядя на то, как боевики организованно атаковали солдат и «беркутовцев», забрасывая камнями и избивая цепями, а затем подогнали экскаватор и били ковшом (как во время «цветного переворота» в Югославии), становилось понятно, что авторы провокации заранее отфильтровали и натренировали бойцов, а, главное, научили тактике командного нападения и отступления. Получается, что отряды боевиков заранее тренировали в специальных лагерях, а разгром лагеря «онижедетей» авторы сценария использовали только как повод, дающий право на кровавое побоище. Когда же ближе к ночи «Беркут» пошел в контратаку, боевики первыми побежали, подставив под удар обычных митингующих и журналистов – зато наутро все телеканалы Украины нон-стоп демонстрировали сюжет, как «звери в человеческом обличьи» избивают и всячески издеваются над «мирными протестующими».

Если внимательно изучить весь массив информации, поступавшей в те горячие дни из центра Киева, становится очевидным, что под брендом «Майдана» действовали несколько ударных групп. Причем действовали они нескоординированно просто потому, что не знали друг о друге, а условный Центр не сообщал, кто и какие задания выполняет. Именно поэтому политические лица Майдана (Яценюк, Кличко и компания) сначала обозвали боевиков на улице Банковой провокаторами, а буквально на следующий день начали именовать «героями революции». Или, к примеру, издание «Украинская правда», с началом кровавого этапа превратившаяся в рупор посольства США и дававшая настолько искаженную интерпретацию событий, что стала вызывать отвращение даже у своих постоянных читателей. Еще накануне разгрома «онижедетей», 29 ноября 2013 года, журналисты издания, видимо, не получив новые вводные от хозяина, сообщают о том, что «в центре Киева среди протестующих за евроинтеграцию ходят молодчики с железными трубами, оснащенные государственной символикой». А уже на следующий день сотрудники издания заголосили: «В ночь с пятницы на субботу «Беркут» зверски разогнал мирный Евромайдан».

Не беспредел, а «Революция достоинства»

И, наконец, именно 1 декабря оформились психология и манера поведения Майдана – когда черное можно называть хоть белым, хоть синим, хоть желто-голубым. Когда «герои» - это те, кто гуртом бьют безоружного солдата-призывника из внутренних войск, а телеведущие в прямом эфире комментируют картинку как борьбу «сил добра» против «антинародного режима», с пеной у рта доказывая телеаудитории, что именно так и должно быть. Что убийства, горящие шины и погромы – это не беспредел, а «Революция достоинства» (так посол США Джеффри Пайетт постановил именовать государственный переворот 2014 года). Именно с того времени Украина начала жить по правилу «кто сильнее – тот и прав». А прав на Украине теперь тот, у кого на руках есть огнестрельное оружие.

В истории украинского Майдана, где ни копни – вылезают нестыковки. Например, украинские телеканалы – «5 канал» Петра Порошенко, СТБ Виктора Пинчука, 1+1 Игоря Коломойсокого, «Интер» Сергея Левочкина и Дмитрия Фирташа наперебой вещали о «всенародном протесте». Однако каждый очевидец сразу мог заметить, что здесь что-то не то – на улице Грушевского, начиная с 17 января 2014 года, происходили столкновения между несколькими сотнями боевиков и «Беркутом», а уже за 300 метрах от места столкновений киевляне спокойно шли на работу или по своим делам, равнодушно игнорируя борьбу за «европейское будущее». Точно также новостные сюжеты не показали, что на самом деле ранним утром 30 ноября «онижедети» сначала жестко провоцировали «беркутовцев». Как не показывали и другие случаи агрессии против сотрудников милиции – миллионной телеаудитории демонстрировали только сюжеты, где «Беркут» реагировал в ответ на «коктейли Молотова», цепи и булыжники, создавая впечатление, что «беркутовцы» ни за что ни про что зверски избивают «мирных протестующих».

Арсений Яценюк с надрывом кричал со сцены Майдана в мегафон о «демократических ценностях», а чуть позже на этой же сцене радостно избивали и унижали молодого парня - солдата внутренних войск. Телеведущие с каналов Порошенко, Коломойского, Пинчука и других олигархов навзрыд рассказывали зрителям о «мирных протестующих», а в это время телевизионная картинка показывала пылающие шины и задымленную улицу Грушевского, где боевики в балаклавах забрасывали кирпичами и «коктейлями Молотова» бойцов «Беркута». Политики из оппозиционных партий кричали, что «антинародный режим» исподтишка расстреливает майдановцев (хотя у «беркутовцев» не было боевого оружия, его выдали только в последние дни). А затем вся Украина могла видеть, как во время кровавого расстрела протестующих в феврале 2014 года люди на Майдане остановили машину, заставили водителя открыть багажник и обнаружили там снайперскую винтовку на базе американской M16. Но на место моментально прибыл народный депутат Сергей Пашинский (партия «Батькивщина») вместе с охранниками, они закрыли багажник, Пашинский сел за руль и «Хонда» с номерным знаком АА 4774 ОО быстро покинула пределы Майдана.

Спикеры оппозиционных партий кричали о миллионах участников, а в палаточном городке на Майдане жили от силы пару-тройку тысяч человек, причем часть из них приезжала из регионов посменно, получая по 400-600-1000 гривен за сутки. Вместе с тем, на Майдане и в Доме профсоюзов присутствовала только часть из нескольких тысяч боевиков – основные ударные силы подтягивались непосредственно к месту нового побоища. Но с каждым днем интерес аудитории спадал – Яценюк, Тягнибок и Кличко изо дня в день вещали одно и то же, не предлагая никакого конструктива, столкновения между боевиками и «Беркутом» продолжались, переговоры между оппозицией и властью не приводили ни к чему. Поэтому авторы сценария старались каждую пятницу, накануне «всенародного вече» в воскресенье, подбросить какой-нибудь вопиющий случай, чтобы эмоционально раскачать недовольных и вывести на Майдан. То похищение активиста Игоря Луценко (сегодня – народный депутат), то избиение активной майдановки Татьяны Черновол (теперь – народный депутат Верховной Рады), то что-нибудь еще в том же духе, якобы иллюстрирующее зверские методы «антинародного режима».

Можно долго и детально говорить о последствиях государственного переворота под брендом «Майдан», сравнивая зарплаты, курс доллара к гривне, темпы роста ВВП в 2013 и 2015 годах, но это тема отдельного обширного разговора. Красноречивый факт: в годовщину побоища на Банковой, 1 декабря, киевляне подрались в супермаркете «Ашан» на Петровке за дешевые куриные яйца – магазин проводил акцию, продавая десяток яиц за 9 гривен 99 копеек (27 российских рублей по курсу на 1 декабря 2015 года). Так как за такую же цену можно было купить не только десяток яиц, но и килограмм сахара, на дефицитный товар слетелась беднота со всего Киева. А когда толпа увидела, что дарового продукта хватит не всем, покупатели начали «качать права» с помощью кулаков.

И это всего лишь один рядовой случай. А новостная лента из Украины сегодня – это два ключевых слова, наиболее полно отражающих происходящее: нищета и насилие.

Игорь Гридасов, политолог, публицист (Харьков, Украина)

Тогда ведущие олигархические СМИ страны с подозрительной оперативностью и единодушием назвали события ночи с 30 ноября на 1 декабря «зверским избиением детей». В течение двух лет, прошедших с этого момента, мы так и не смогли ответить на вопрос - что же на самом деле произошло на Майдане в ночь с 30 ноября на 1 декабря 2013 года?

Есть общеизвестная официозная версия, растиражированная «честными» украинскими журналистами. Согласно ей звери-правоохранители по приказу кровавого диктатора Януковича без малейшего повода размазали по асфальту кучку прекраснодушных студентов-ботаников, разгромили палаточный городок Евромайдана и избили его обитателей – якобы исключительно за их бескорыстную любовь к «европейским ценностям». Поэтому якобы на следующий день, 1 декабря, киевляне массово и организованно вышли на Майдан Независимости, а жители других городов вдруг арендовали целые автобусы, чтобы выразить свой протест. Но эта версия имеет настолько много нестыковок, что множатся версии конспирологического характера. Эти версии тоже нельзя назвать безупречными интерпретациями. Но сам факт того, что они существуют (например, что разгром «онижедетей» организовал глава Администрации президента Сергей Левочкин, перешедший на сторону США - Авт.), и что существует несколько вариантов – это свидетельство, что ответа на вопрос до сих пор нет.

Точно можно сказать одно: в самом конце осени - в первые дни зимы 2013 года Украина столкнулась с олигархическим заговором. Его технологический арсенал включал провокации, двуличие, ложь, манипуляции зомбированными массами с помощью СМИ, опору на неонацистские банды. Его организаторы демонстрировали готовность включить все вышеописанные методы на полную мощность, а в качестве ударной силы использовали неонацистские банды. А также на деле показали: если будет надо ради своих корыстных интересов – тогда они готовы прибегнуть к масштабному насилию, не останавливаясь перед большой кровью.

Александр Дудчак, экономист (Киев, Украина)

Майдан должен был не допустить возможный разворот от так называемой «евроинтеграции» к интеграции евразийской. Решение Януковича не подписывать Соглашение об ассоциации и зоне свободной торговли с ЕС в ноябре 2013 года, а также подписание спасительных для украинской экономики договоров с РФ создали реальную геополитическую угрозу для Запада. Возможное присоединение Украины к ЕврАзЭС позволило бы в обозримой перспективе воссоздать мощный геополитический полюс. Но зарубежные игроки не допустили такого разворота Украины. В результате вместо выхода на гигантский рынок России и стран ЕврАзЭС новые украинские руководители разорвали традиционные экономические связи со странами бывшего СССР. Разорвали, не предоставив новых, а сегодня уничтожают отрасль за отраслью, сознательно проводят политику деиндустриализации Украины.

После Майдана новые предводители стали ускоренно вести Украину по пути «евроинтеграции», декларируя при этом новые цели, к которым «путь в Европу» никаким образом привести не мог. Ни уровень жизни, ни т.н. «европейские ценности» - эти лозунги невозможно было реализовать с помощью тех методов, которые Яценюк и другие декларировали на Майдане. Впрочем, Майдан и ограничивался лозунгами, иногда ссылаясь на Соглашение об ассоциации с ЕС, текст которого никто из сторонников «евроинтеграции» не читал.

Например, президент Петр Порошенко декларирует стремление Украины «идти в Европу» и одновременно заявляет о том, что «социал-демократия сейчас не актуальна для Украины», а за основу украинские власти возьмут идеи тэтчеризма и рейганомики. Правда, идеи тэтчеризма и рейганомики на самом деле не так уж широко применялись в той Европе, к которой так стремится Украина. А ведь тэтчеризм и рейганомика – это ряд специфических методов:

- тотальная приватизация;

- открытие границ для иностранных «инвесторов», а, по сути, распродажа остатков Украины иностранному капиталу (но не всем желающим, а только «правильным инвесторам» из ограниченного числа стран);

- повышение тарифов для населения;

- окончательная ликвидация бесплатной медицины и образования;

- понижение уровня жизни;

- но зато удешевление рабочей силы в интересах крупного капитала и многое другое.

Последние новости