18+
  1. Культура в ситуации ликвидации

Культура в ситуации ликвидации

Культура в ситуации ликвидации
Правительство РФ накануне начало процесс ликвидации Российской книжной палаты (РКП) и Гостелерадиофонда (ГТРФ). По указу президента от 9 декабря часть их функций и имущество перейдут ИТАР-ТАСС и ВГТРК. Эксперты выступают резко против уничтожения интеллектуальных «закромов», где хранятся настоящие культурные артефакты.

Кабинет министров продемонстрировал недюжинную прыть, уложившись всего в две недели, отпущенные президентом Путиным, и накануне внес в Госдуму поправки к Федеральному закону «Об обязательном экземпляре документов», сообщает «Коммерсант». Не слишком понятная обывателям формулировка говорит о том, что власти готовятся ликвидировать РКП и ГТРФ. После принятия этого закона Книжная палата передаст функции и свое имущество ИА ИТАР-ТАСС, Гостелерадиофонд - ВГТРК, а сами прежние структуры исчезнут.

Напомним, РКП является хранителем ценнейших изданий со времен своего основания - 1727 года. Она обеспечивала материалами крупнейшие библиотеки страны, вела статистику печати и занималась библиографией. Против уничтожения Книжной палаты выступили сотрудники РАН, Ассоциация книгоиздателей, Пушкинский дом, руководители библиотек и более 40 тысяч россиян - все они подписались под петицией к президенту об отмене решения о ликвидации. Эксперты считают, что это приведет «к хаосу в сфере книжного дела и библиографии» и нанесет «непоправимый урон национальной культурной памяти». Директор палаты Елена Ногина заявила, что ликвидация РКП была неожиданной и с нареканиями в адрес РКП не связана, а доцент Высшей школы экономики Алексей Куприянов назвал уничтожение «относительно исправно функционирующей национальной библиографической системы» чистым безумием.

Впрочем, создатель он-лайн проекта «Старое радио» (благодаря ему мы имеем доступ к уникальным радиозаписям прошедших лет) Юрий Метелкин не исключает, что сплоченное общество библиофилов, возможно, и отстоит РКП. Чего пока нельзя сказать о ГТРФ, ликвидация которого вызывает еще больше вопросов. Одним росчерком пера президент Путин исключил национальный госархив из Государственного свода особо ценных объектов культурного наследия.

Общественность возмущена: ГТРФ - крупнейший в мире архив, который формировался не одно десятилетие. В нем хранятся киноленты, звукозаписи, документальные и художественные фильмы, телесюжеты, которые годами сдавали в хранилище Первый канал, ВГТРК, НТВ, «Культура», а также все фонды ликвидированной компании «Останкино». Это полтора миллиона артефактов, причем, в единственном экземпляре!

По словам разработчика закона об объектах культурного наследия Алексея Ковалева, федеральный национальный архив отныне станет ведомственным, а это «является нарушением рекомендаций ЮНЕСКО по созданию официально признанных телеархивов». Теперь конкретное ведомство будет решать, за кем приоритет в пользовании телеархивом, а кто получит отказ. Однако глава Национальной ассоциации телевещателей (НАТ) Эдуард Сагалаев надеется, что ВГТРК не будет использовать свое преимущество в конкурентной борьбе. Он также отмечает: ГТРФ находится в плачевном состоянии, ситуация там застойная.

«Я пока не знаю, что получится из передачи архивов в ВГТРК, - говорит «Веку» Юрий Метелкин. - Может, мы все перекрестимся лет через 40, но практика, увы, говорит о другом. ВГТРК сегодня управляется людьми, которые вряд ли думают о сохранении национального наследия. Они, скорее, думают лишь о зарабатывании денег на дешевом контенте. Дешевый контент на западных стоках скупается «ведрами» за три копейки и продается сюда с набавлением процента за рекламный бюджет. И никто не думает, что у них там в подвалах лежит, гниет, как правило, залитое водой».

По словам эксперта, ВГТРК - не самый рачительный хозяин на свете. «Я знаю об этом от их технических сотрудников. Очень многое выбрасывалось, многое погибло. Какая уж тут бюджетная экономия, ради которой все затевалось?! - возмущен Метелкин. - И, естественно, ВГТРК попадает в выгодное конкурентное положение, потому что у этой компании под рукой оказывается материал, которым она монопольно завладела. А что будет с остальными, они будут у них эти записи выкупать? Где же тут здоровая конкуренция?»

Юрий Метелкин предупреждает: в «лихие 90-е» страна уже понесла огромные культурные потери. Например, он напомнил о захвате Апрелевского завода грампластинок, после чего его новые владельцы сдали в металлолом никелевые матрицы, хранившие всю звуковую историю страны. «Все подобные архивы по всей стране, начиная с маленьких радиоузлов в поселках, в райцентрах, в городах, областях, краях, достались неведомо кому. В момент развала всех и вся на куски, вотчины, ведомства, архивы попали в руки захватчиков новых территорий, - пишет эксперт в своей авторской колонке на сайте «Общей газеты». - Те, кто получил во владение СМИ в виде телерадиокомпаний, меньше всего заботятся о каких-то пыльных архивах».

В своих интервью Метелкин неоднократно отмечал: ГТРФ не пользуется спросом у населения, потому что само государство поставило Гостелерадиофонд в условия зарабатывания денег - 500 рублей за минуту, за то, что вам просто найдут, перепишут и отдадут запись. Поэтому даже те, кто хотел бы прослушать советские радиопостановки, радиоспектакли, театр у микрофона или детские сказки, по сути, лишены этой возможности. «ГТРФ именно поэтому «могила» нашего наследия, потому что заблокировал доступ к материалам дважды - один раз авторским правом, второй – непомерной ценой. Хотя мы, наоборот, должны это бесплатно навязывать людям, которые уже забыли, что это существует, и «питаются» западной гадостью», - говорит Метелкин.

И вот теперь президент и правительство, похоже, окончательно лишают россиян доступа к национальному «золотому фонду». Кто, кроме ВГТРК, получит выгоду от этой ликвидации?

«Один из аспектов я понял на заседании в ЦЭМИ РАН, где присутствовал и омбудсмен по интеллектуальной собственности Анатолий Семенов - он единственный, кто защищает не права правообладателей, а права пострадавших пользователей, - рассказывает Метелкин. - И он высказал интересную мысль о том, что Российское авторское общество (РАО) просто, по всей видимости, радуется и скачет от счастья от того, что они устранили конкурента. Они давно враждовали с ГТРФ, не признавая за ним никаких прав».

По его словам, больше всего РАО раздражало то, что в 1998 году, то есть когда ГТРФ были приданы особый статус и полномочия, они не были отрегулированы с юридической точки зрения. И тут возникала коллизия, когда РАО говорило о том, что только оно может давать лицензии и продавать авторские права, ГТРФ настаивал, что он тоже имеет на это право. Вражда началась, когда появился звук, пошли большие деньги, и это стало актуальным для страны. Само собой, РАО также не захотело оставаться в стороне, но вскоре появился конкурент в лице ГТРФ.

«Но, как вы понимаете, в 70-е годы РАО не могло молвить ничего против созданного решением ЦК партии фонда. А вот когда наступили новые времена, то тут и разгорелась вражда, - рассказывает Метелкин. - И вот теперь решением президента Путина весь этот накопленный опыт, фактически вся наша звуковая кино- и видеоистория, потеряли статус национального достояния, и фонд, скорее всего, в большой опасности. Мы прекрасно знаем такие моменты: когда начинается перемещение ценностей непонятно куда и в какие условия хранения. Причем, теперь этот статус потеряли все коллекции в стране, в районах, и они их начнут выбрасывать. Потому, что отныне с них вряд ли кто-то эти записи спросит».

Кроме того, экспертов волнует, что теперь будет с квалифицированным персоналом фонда, со стариками, которые все эти годы прослушивали миллионы фонограмм и могли по звуку или видео определить практически неопределяемое.

«Уничтожить такой коллектив - это на уровне измены родине. Акт, враждебный по отношению к русской культуре! - подчеркивает Юрий Метелкин. - ГТРФ должен быть реорганизован, должны быть сохранены старые кадры, возобновлено строительство нового цеха по оцифровке. И главное, он должен быть бесплатным, а если это невозможно, нужно наладить легальную продажу контента за символическую плату. Чтобы любой человек мог получить фонограмму прямо на мобильный телефон. Это можно сделать!»