18+
  1. Лолуа: Абхазии необходима помощь России

Лолуа: Абхазии необходима помощь России

Лолуа: Абхазии необходима помощь России
За две недели да выборов президента Абхазии, намеченных на 24 августа, политическая жизнь в республике представляет собой бурлящий котел, в котором проходят «термическую обработку» амбиции кандидатов на пост главы непризнанного государства.

Один из тех, кто может возглавить страну, - министр обороны Абхазии Мираб Кишмария, в паре с которым на должность вице-президента баллотируется Саид ЛОЛУА, ответивший на вопросы сайта www.sukhum-moscow.ru о том, как будут развиваться отношения Абхазии и России в случае победы их тандема.

- Представители всех команд, претендующих на победу на выборах, почти единовременно сделали заявления о необходимости подписания нового Договора с Россией. Очевидно, что соответствующие сигналы и давно уже, поступили из Москвы. Но на ваш взгляд, для чего нужен этот договор?

- Я не имел отношения к власти, и мне не может быть известно в деталях о том, как строилась правовая база взаимоотношений Абхазии и России до сих пор. Но, мы считаем, что договор может быть необходим. Сейчас трудно ответить сразу на вопрос, насколько хватает имеющейся правовой базы для сегодняшних потребностей в развитии. Если ранее достигнутые соглашения не выполняют свою роль, то, значит, нужна реформа договорной базы. Если говорить о конкретике, то на первом месте стоят вопросы безопасности и военного сотрудничества. Хотя на наш взгляд, актуальность экономического и социально-культурного сотрудничества также стоит на первых позициях. Конечно, в военной сфере новые форматы сотрудничества будут максимально заметными. Тем более, что есть основания. Грузия одной ногой в НАТО. Абхазия образовывает уже сейчас естественный 200 километровый буфер, обеспечивающий тактическую безопасность южных рубежей России. Вероятно, речь может идти о каких-то структурных изменениях, которые обеспечат мобильность и создадут единую систему управления.

Что касается политической составляющей этого вопроса. У нас есть четкое понимание, что Москве сегодня не нужно ставить вопрос в плоскости включения Абхазии в состав РФ. Хотя бы потому, что это элементарно лишает Москву свободы в региональной политике, где Абхазия выполняет очень заметную роль. Для России, мне кажется, существенно важнее продемонстрировать миру устойчиво развивающуюся страну, чтобы показать, что на этом фланге есть импульсы позитивного развития.

- Но, любой договор, это все-таки контракт. На новом этапе отношений, что полезного может Абхазия получить от отношений с Россией?

- У нас сейчас очень много встреч с избирателями, и во время каждой из них предметно освещаются те проблемы, которые у нас есть. И понятно, что проблем намного больше, чем успехов. И чтобы поднять на ноги страну, нам нужна российская помощь. Если уровень работы систем, обеспечивающих жизнь в государстве, у нас поднимется до российского, это будет хороший результат. И это сегодня необходимость. Если в стране пенсии будут российского уровня, если мы унифицируем с российским наше законодательство в области труда, здравоохранения, социальной защиты, это будет прорывом. Пока в этом смысле, все не очень хорошо. Вот как мы сейчас узнали, что были предусмотрены субсидии для повышения фонда заработной платы работников МВД. Но часть средств исчезла. Понятно, что при текущем уровне зарплаты работников МВД, мы не сможем обеспечить правопорядок.

- Но есть, однако, и другая сторона в этой истории с достижением российских стандартов качества жизни за счет российской помощи. Как быть с основными функциями государства? Вообще, зачем нужно государство, если всю работу по жизнеобеспечению выполняет за него другое государство?

- Нет, мы рассматриваем ту масштабную помощь, которая оказывается Россией как временное явление на переходный период, который необходим для возрождения нашего экономического сектора. До того времени, пока не будет наведен порядок в системе налогообложения и не будет налажена нормальная работа органов государственной власти. В течение трех-пяти лет российскую помощь необходимо рассматривать как нужную и важную для обеспечения нашего развития. А нам нужно развивать свою экономику и свою систему социального обеспечения. Опять-таки, это важно и во внешнеполитическом контексте. Мир должен увидеть, что российская помощь способна помочь создать динамичное, современное и демократическое государство.

- Но, если говорить конкретнее, вот есть Комплексный план содействия развитию Абхазии, были и другие программы. Все они оказались малоэффективны, потому что на практике система работала неправильно. Ваша команда, в случае прихода к власти, сможет ли навести порядок в плане практического освоения российской финансовой помощи?

- Изначально, учитывая наш небольшой, но насыщенный опыт государственности, у нас сложилась система, при которой вся властная вертикаль ориентируется на установки, исходящие от главы государства. И многое зависит от воли и ориентиров, которые задает президент. Но если изначально руководство страны будет исходить из понимания о необходимости выстраивания государства, основанного на принципах общественной справедливости, то это будет уже большим залогом успеха, претворения в жизнь реформ, направленных на устойчивое развитие. Мы считаем, что единственно верный подход в плане освоения российской финансовой помощи, это конкурсная основа при поиске подрядчиков. Это общепринятая мировая практика. Любые госзаказы, пусть это будут булочки в школьной столовой, пусть это будет восстановление крупных объектов, все должно осуществляться на основе тендера. Если при этом будет независимый общественный контроль, а также будет эффективной работа Контрольной палаты, то многое в этом плане наладится.

- Понятно, что очевидный интерес России в текущей повестке дня, это геополитика и безопасность. Но на более «приземленном» уровне, кажется, есть еще то, что может быть важно Москве уже здесь, в Абхазии. Вот, например, все, что связано с работой российского бизнеса в Абхазии. Как сделать так, чтобы из-за проблем в этой сфере, предотвратить дальнейшие репутационные издержки?

- Пока мы не обеспечим верховенство закона, мы не сможем привлечь инвестиции в современном понимании этого слова. В стране, где судебные решения выносятся вне связи с законом, на непонятной основе, особенно в том, что касается арбитража, и когда эти решения еще и не выполняются, просто не может быть устойчивого инвестиционного спроса. Деньги любят тишину. А под тишиной понимается не только тайна банковских вкладов и инвестиций, но еще и их неприкосновенность. И тут нам приходится начинать даже не с чистого поля, а с минусовым балансом. Есть устойчивое представление у инвесторов об Абхазии как о нестабильном регионе, где достаточно значительно число предпринимателей претерпели определенные финансовые потери. Нам предстоит нелегкая работа по двум направлениям - с одной стороны исправлять подпорченную репутацию, с другой, создавать комфортные условия для привлечения инвесторов. Это нелегко, но надо делать.