18+
  1. Лукашенко: Евросоюз никогда не просил меня повременить с казнью

Лукашенко: Евросоюз никогда не просил меня повременить с казнью

МОСКВА, 21 МАРТА 2012 — Президент Белоруссии Александр Лукашенко в эксклюзивном интервью телеканалу RT рассказал о казни осужденных по делу о взрыве в белорусском метро. Говоря о просьбе Евросоюза отсрочить смертную казнь осужденных по делу о взрыве ...

... в белорусском метро, Александр Лукашенко заявил: «Евросоюз никогда не просил меня повременить с казнью этих людей. Евросоюз всегда от нас требовал отменить смертную казнь». Кроме того, президент Белоруссии добавил, что никаких дипломатических уступок ему не предлагали: «Мне это не предлагали». «Потом какие это будут политические уступки? Но даже если бы мне предложили, было бы так, как сегодня есть. Потому что это совершенно несопоставимая проблема и вопросы. Политические уступки со стороны Запада требуют политических шагов навстречу Западу. Это чистая уголовщина. Притом катастрофическая крайне уголовщина, прощению которой нет. Я думаю так бы и в России поступили, и в других странах. Поэтому нечего тут сравнивать. И еще раз подчеркиваю, мне это и не предлагалось», — пояснил Лукашенко.

Говоря о прозрачности судебного процесса, Александр Лукашенко отметил: «Все процедуры по закону соблюдены». «Процесс шел открыто. Выходите и говорите. Если у матери были какие-то сомнения или подозрения, я на этом тоже настаивал: любой сигнал должен быть проверен. И так было. Поэтому этот процесс шел от начала до конца абсолютно прозрачно. И потом, намек некий на фальсификацию, подтасовку... Встает вопрос: зачем? Ответьте вы мне на вопрос, встав на мое место, мне зачем эта фальсификация? Если уж откровенно говорить, когда произошел теракт, я глубоко сомневался, что нам удастся раскрыть его. Потому что такие вещи очень сложно раскрывать», — сообщил президент Белоруссии.

Комментируя процесс смертной казни, Лукашенко завил: «Для меня это была очередная трагедия в моей жизни. Но больше всего я сопереживал родителям этих людей, которым я помочь не могу. Увы». «Вот часто спрашивают «Что для вас самое сложное?» Я уже говорил как-то публично, что для меня самое сложное – подписать соответствующий указ о непомиловании. Помиловал же я за весь период, по-моему, только одного человека», — заключил Лукашенко.