18+
  1. Минфин хочет через бюджетное правило участвовать в формировании валютного курса

Минфин хочет через бюджетное правило участвовать в формировании валютного курса

Минфин хочет через бюджетное правило участвовать в формировании валютного курса
Министерство финансов РФ прорабатывает вариант возвращения к бюджетному правилу в новом варианте, которое позволит усмирить волатильность рубля по отношению к нефти.

Замминистра финансов Максим Орешкин рассказал «Ведомостям», что это правило будет заключаться в следующем: если цена на нефть находится на уровне $40-50, то часть нефтегазовых доходов должны будут направлять в Резервный фонд и ФНБ, а также приобретать иностранные активы. В таком случае не возникнет инфляционных последствий, в отличие от прямых покупок валюты Центробанком. Если же цена на нефть упадет ниже этого ориентира, то валюту должны будут продавать. Замминистра отметил, что такое правило позволит обеспечить стабильную налоговую и фискальную конструкцию, а также изолировать волатильность реального курса валют от колебаний нефтяных цен. По информации «Ведомостей», его начнут обсуждать осенью, а работать оно начнет после 2018 года.

Центробанк уже озвучил свою позицию в отношении инициативы Минфина – ее нужно, во-первых, уточнить, а во-вторых, данное правило является фундаментальным правилом для курса, но не фактором, который ведет к искажению рыночной ситуации.

С минувшего года министерство финансов влияет на денежные рынки напрямую, продавая валюту ЦБ из Резервного фонда, и таким образом, финансируя дефицит бюджета. Евгений Гавриленков из Sberbank CIB отметил, что в рамках бюджетного правила экономическая политика будет привязана к доллару через стоимость нефти, но именно сейчас бюджет становится менее зависим от нее. От бюджетного правила отказались из-за кризиса – с этого года оно не действует.

При этом Минфин указывает на то, что действующая до 2008 года схема, когда ЦБ укреплял рубль через интервенции, а Минфин сберегал деньги в стабфонде, оказалась недейственной. Получалось, что интервенции были больше сбережений, рубль укреплялся, а бизнес становился менее конкурентоспособным, тогда как зарплаты росли опережающими рост производительности труда темпами. В 2004 году действовало схожее бюджетное правило: нефтедоходы, превышающие зафиксированную сумму, изымали и направляли в стабфонд. Гавриленков в свою очередь указывает на рост доли ненефтегазовых доходов после окончания действия бюджетного правила, и утверждает, что добиться ограничения роста расходов Минфин может с помощью политической воли, а не бюджетных правил.