Мнения об обмене пленными

Мнения об обмене пленными
Фото: http://ria.ru
2019 год для российско-украинских отношений закончился на позитивной ноте. 29 декабря состоялся долгожданный обмен удерживаемыми лицами. Это событие вызвало противоречивые эмоции у разных сторон конфликта, а потому говорить о реальном потеплении рано. Но то, что Киев пошел на диалог, свидетельствует о положительной тенденции.

Как это было

Для обмена был выбран контрольно-пропускной пункт «Майорское», расположенный на линии разграничения. Его пришлось закрыть на сутки для гражданских лиц. Во время операции было освобождено 200 человек – 124 передала Украина и 76 вернулись из ЛДНР.

Процесс проходил под наблюдением ОБСЕ и представителей Красного Креста. Уголовные дела в отношении всех удерживаемых закрыты. Осужденные, которым уже был вынесен приговор, амнистированы. Об этом было договорено заранее.

Обмен стал возможен после переговоров лидеров двух государств – Владимира Путина и Владимира Зеленского. Они состоялись 9 декабря на саммите в Париже в формате «нормандской четверки».

При этом подчеркивается, что Путин не принимал личного участия в работе контактных групп, ведь Россия не является официальным участником конфликта. По заявлению пресс-секретаря президента РФ Дмитрия Пескова, речь идет лишь об использовании влияния и авторитета Владимира Путина, что способствовало налаживанию диалога между заинтересованными сторонами.

Как к обмену отнеслись на Украине

Обмен пленными разделил украинское общество на сторонников и противников такого решения. Одни считают это правильным вектором внешней политики Владимира Зеленского. Другие уверены, что случившееся нужно считать капитуляцией, а, значит, предательством национальных интересов.

Наиболее взвешенно об этом высказался политолог Виктор Фесенко:

«О дискуссиях по обмену. Очень показательно, что этот обмен критикуют с двух противоположных сторон: одна сторона – представители пророссийских политических сил и близкие им СМИ и эксперты; противоположная сторона – воинствующие патриоты и революционеры. По сути, оба эти политико-идеологические лагери – партии войны, стремящиеся к своему реваншу. Им не нужно освобождение людей, им не нужен мир, их волнует только своя «победа». Но сегодня победили гуманистические интересы, и победили они циничную и агрессивную политику, под какими бы идеологическими знаменами она не выступала».

Кого отдали на обмен

Непризнанные республики выдали Украине 12 военнослужащих, захваченных во время боевых действий, а также 64 гражданских. В основном, все они жители Донецкой и Луганской областей, обвиненные в шпионаже или терроризме. Еще две женщины, изначально значившиеся в списках, попросили не передавать их украинской стороне, так как считают, что обвинены в шпионаже ошибочно.

Среди тех, кто был передан со стороны Украины, - несколько жителей ЛДНР; участники одесского Антимайдана; 85-летний политзаключенный Мехти Логунов; обвиняемые в захвате мариупольского ГУВД; экс-чемпионка Украины по тхэквондо Дарья Мастикашева, якобы занимавшаяся сепаратистской агитацией; «харьковские террористы», которым приписывают взрыв во время марша националистов в 2015 году; а также пятеро бывших сотрудников «Беркута».

Вокруг выдачи последних развернулись особенно жаркие споры, ведь это подразделение считается символом той самой «злочинной влады», против которой боролись на Майдане. Кроме того, многие считают, что именно «Беркут» исполнял приказ о расстреле «Небесной сотни».

Точку зрения радикально настроенных украинских активистов выразил политолог Тарас Березовец:

«С сотрудниками «Беркута» все очевидно. Путин настоял на обязательном включении беркутовцев в список, потому что они являются не просто «своими». На Майдане они выполняли прямые приказы российских кураторов из российских же спецслужб. Потому тут как в старой сказке, которую Путин говорит каждый раз в такой ситуации, «Россия своих не бросает». В действительности бросает при первой возможности.

Но в случае с беркутовцами Путин поступил совсем иначе. И именно это и есть самое яркое доказательство того, что расстрелы на Майдане организовал именно он, Путин. И достать свидетелей его преступления Путину нужно было кровь из носа. Все остальное - от лукавого.

Что бы ни говорил Зеленский, Рябошапка и прочие узеленские. Выдача беркутовцев Путину - это как второй расстрел «Небесной сотни». Это никакая не ошибка, а преступление, за которое придется дорого заплатить. В том числе тем, кто своим словом или молчанием его освятил».

В России тоже не все согласны с тем, что требовать выдачи беркутовцев было правильным решением. Мнение Александра Морозова – политолога и сотрудника Центра российских исследований Бориса Немцова:

«На Украине спорят, надо ли было отдавать «беркутовцев». Я понимаю позицию тех украинцев, которые возражают. Но я смотрю на это с другой стороны. Эти беркутовцы – офицеры другого государства, которые расстреляли безоружных во время Майдана. Они не являются ни бойцами сепаратистского Донбасса, ни российскими военными, ни гражданами с российскими паспортами. Это «чужие убийцы». Они в списке только потому, что их лоббирует их бывший командир, уже бежавший на территорию России. И Кремль их включает в список, забирает себе. Тем самым он показывает, что этот расстрел гражданского населения он признает «как свой».

Однако оппоненты вполне резонно замечают, что вина ни этих конкретных спецназовцев, ни «Беркута» в целом не была доказана. А, значит, они являются политзаключенными, и их освобождения стоит добиваться вне зависимости от того, гражданами какого государства они являются.

Политолог, эксперт Украинского института анализа и менеджмента политики Николай Спиридонов пишет:

«Открыл утром ленту - вижу кучу возмущенных постов про то, что экс-беркутовцев отдали на обмен. В основном недовольны поклонники Петра Порошенко. Дорогие друзья, за 5 лет правления вашего «замечательного» президента можно уже было доказать их вину? А если вина за все это время так и не была доказана (далеко не факт, что на Майдане вообще стреляли на поражение именно сотрудники «Беркута»), так какие теперь вопросы?»

Реакция мирового сообщества

Многие европейские лидеры приветствовали этот шаг по деэскалации конфликта. В частности, президент Франции Эммануэль Макрон и канцлер Германии Ангела Меркель поддержали освобождение и обмен заключенными на востоке Украины. Об этом говорится в заявлении представителя правительства ФРГ Мартины Фриц. В нем отмечается, что это долгожданный гуманитарный жест, который должен помочь восстановить доверие между обеими сторонами.

В пользу этого решения высказалось и несколько высокопоставленных чиновников из ОБСЕ. Председатель этой организации (и по совместительству министр иностранных дел Словакии) Мирослав Лайчак выразил надежду на то, что в ближайшем будущем можно ожидать следующих шагов, направленных на восстановление мира в Донбассе: прекращение огня, разминирование территорий, возвращение беженцев и расширение демаркационной линии.

Его поддержал спецпредставитель ОБСЕ на Украине Мартин Сайдик. Он порадовался за тех, кто вернулся домой, и напомнил про Минские соглашения, которые должны соблюдаться для урегулирования ситуации. Стоит отметить, что уклоняется от исполнения этих договоренностей именно украинская сторона.

Еще один сотрудник ОБСЕ Арлем Дезир, который отвечает за права СМИ, поздравил с освобождением двух журналистов «Радио Свобода» - Станислава Асеева и Олега Галазюка.

Официальное заявление сделали и представители ЕС: «Это долгожданный пример реализации шагов, согласованных на встрече в «нормандском формате» 9 декабря. ЕС рассчитывает на то, что все стороны будут продолжать реализацию этого импульса».

Единственной стороной, которая выразила озабоченность по поводу обмена, стала Мониторинговая служба ООН по правам человека на Украине. Там считают, что передача сотрудников «Беркута» затруднит расследование трагических событий на Майдане.

Реклама на веке
Как разместить
Роспотребнадзор назвал главные опасности фастфуда Ошибка при заваривании чая превращает его в яд
Нецензурные и противоречащие законодательству РФ комментарии удаляются
  • Сергей Большаков
    прамьти