18+
  1. На одной волне с Ходорковским

На одной волне с Ходорковским

"Независимые" средства массовой информации с удовольствием тиражируют высказывания члена Конституционного суда Владимира Ярославцева относительно отсутствия в современной России независимого правосудия, дееспособного гражданского общества, ответственной власти и объективных СМИ.

Русскоязычный перевод его интервью испанской El Pais буквально тут же появилось на сайте Пресс-центра Михаила Ходорковского, как свидетельство самобичевания системы.

Между тем, откровения г-на Ярославцева были вызваны не столько его оппозиционностью, сколько простой человеческой обидой. "Судебная власть в России превратилась в инструмент на службе исполнительной власти за время президентства Владимира Путина и его преемника Дмитрия Медведева... Гражданского общества не существует, законодательные органы парализованы, главную роль в управлении государством играет вертикаль власти... органы безопасности могут делать, что хотят, а судам остается только утверждать их решения. Органы безопасности — вот кто правит, и это возвращение в советскую эпоху. Это вызывает беспокойство. Все уже забыли о сталинских репрессиях и 30-х годах", - шокирует западного читателя Ярославцев. А в завершение подвергает резкой критике решение о переводе Конституционного суда из Москвы в Санкт-Петербург. "Нас удалили от центра принятия решений. Раньше у нас кипела работа. Сейчас почти никто к нам не обращается. Конституционный суд должен решать политические проблемы правовыми методами, но власти этого боятся и пытаются превратить нас в придаток", - жалуется он.

Последний тезис, кстати, не может не удивлять. Уж кому как не судье Конституционного суда знать, что согласно установленным процедурам, граждане обращаются в данное учреждение по почте, так что переезд из Москвы никоим образом не повлиял бы на работоспособность ведомства. А если обратиться к опыту западных стран, где конституционные судьи заседают в еще большей провинции (не говоря уже об американских коллегах г-на Ярославцева, вынужденных ютиться в здании Нью-Йоркской торговой биржи, не имея собственных метров), то претензии Владимира Ярославцева и вовсе теряют всякие остатки здравого смысла.

Между тем, до последнего времени г-н Ярославцев в инакомыслии замечен не был. Наоборот, являлся убежденным сторонником столь яростно критикуемой им ныне вертикали". Более того, и его, и Владимира Владимировича на юрфаке ЛГУ учил один и тот же преподаватель. "...и мы на первом курсе начинали с теории управления. Как раз с пресловутой вертикали. Да, ни одно государство не может существовать без вертикали...", - говорил В. Ярославцев.

В состав судей КС РФ он вошёл при весьма интересных обстоятельствах, став "единственным из 12 кандидатов, выдвинутых 25 марта 1994, предложенных III Всероссийским съездом судей, чью кандидатуру Президент РФ представил 6 октября 1994 в Совет Федерации для назначения на должность судьи КС". И хотя это было ещё при Ельцине, политологи, как, например, президент информационно-исследовательского центра "Панорама" Владимир Прибыловский, включали В. Ярославцева в список "ставленников Д.А. Медведева".

Владимир Ярославцев родился и жил в Санкт-Петербурге (ранее Ленинград) до своего назначения в Конституционный суд. В городе на Неве у него есть и приватизированная квартира. В которой он, правда, не живёт. Судье гораздо больше нравится его дача в подмосковном Усове, где он живёт полтора десятка лет. "У меня маленькая семья - жена и теща. Моей любимой теще 86 лет, она настолько уже привыкла к этому Усову спокойно, можно выйти, цветочки посадить...", - объяснял он мотивы своих сомнений, относительно переезда КС в Петербург.

Безусловно, что забота о тёще - более чем весомая причина, чтобы сопротивляться возвращению в Питер. Однако не она стала причиной внезапно проснувшейся у Ярославцева оппозиционности.

Поначалу, г-н Ярославцев, по всей видимости, опасался, что ему, как имеющему в Санкт-Петербурге собственную жилплощадь, не достанется ни коттеджа на Крестовском острове, ни дачи в Комарово, куда должны были заселиться его иногородние коллеги. По крайней мере, в его рассказах о "помпезных" дачах звучала неприкрытая зависть. "Еще мы беспокоимся: формально предусмотрено 200 квартир для аппарата, но сколько будет - не знаем. Я пока верю в честное слово губернатора и управделами, что квартиры дадут. Иначе будет коллапс, и не хотелось бы начинать на новом месте с коллапса", - беспокоился судья.

Когда же квартирный вопрос всё же решился, у г-на Ярославцева возникла другая проблема - плата за коммунальные услуги и содержание служебного жилья. По словам Ярославцева, он сейчас "немало" платит за московскую жилплощадь, а "в Питере же плата увеличивается - коттедж плюс еще дача в Комарове; говорят, речь идет о нескольких десятках тысяч рублей ежемесячно - до 50, что ли, не помню. Но мы же не миллионеры, что бы там ни говорили о наших крутых зарплатах...", - возмущался он.

Конечно, быть может Владимир Ярославцев оказался настолько огорчен перспективой незапланированных расходов, что перенёс личные переживания на "несовершенство" законодательной и исполнительной власти. Однако его интервью было не только востребовано оппозиционной прессой, не ждавшей такого "подарка" от "человека системы", но и пришлось весьма кстати.

Среди решений российской исполнительной власти в стиле "приказываю и велю" Ярославцев называет продление президентского срока, назначение губернаторов президентом вместо выборов и усиление контроля над судьями. Конституционный суд утвердил ограничения на проведение митингов и принял постановление, которое позволило отменить срок давности [по налоговым правонарушениям] и начать новый процесс над магнатом Михаилом Ходорковским.

Буквально через несколько дней в журнале Focus появляется интервью самого МБХ, в котором экс-глава ЮКОСа чуть ли не цитирует Владимира Ярославцева, говоря о том, что он не верит ни в справедливость суда, ни в обещания президента России Дмитрия Медведева укреплять правовую систему в стране. До независимости судов России еще далеко, утверждает М. Ходорковский.

Вот и гадай, то ли Михаил Борисович вдохновился "признанием" члена КС, то ли Ярославцев предвосхитил мысли краснокаменского заключённого. Да только в одночасье получивший всемирное признание Владимир Ярославцев о тяготивших его финансовых проблемах больше не говорит.