18+
  1. На поверхности

На поверхности

Депутат Валентина Пивненко, представляющая Карелию в Государственной Думы России, всегда отличалась твердой волей. Когда надо было выставить неугодную журналистку, она это сделала весьма решительно. Когда понадобилось возглавить карельскую партийную организацию «Единой России», Пивненко тоже долго не раздумывала…

Историю с изгнанием журналистки помнят до сих пор. Как сообщает Василий Лукьянов, председатель общества «Земля Заонежская», случай этот произошел в декабре 2006 года на заседании комиссии, члены которой занимаются судьбой бывших малолетних узников Заонежья.

Перед недавними выборами в парламент Карелии по инициативе главы республики С. Катанандова была создана комиссия, перед которой ставилась задача разобраться в конфликте между нами, бывшими узниками, и руководством Пенсионного фонда Карелии (руководство последнего не считает стариков узниками концентрационного лагеря, отказываясь выплачивать полагающиеся льготы). На первое заседание комиссии приглашены были почему-то преимущественно те чиновники, которые как раз и отличились в борьбе с малолетними узниками: это Н. Черненко, руководитель Пенсионного фонда Н. Вартанова, давно объявившая нам судебную «войну». Правда, забыли пригласить меня - Лукьянова Василия Сергеевича, человека досконально владеющего ситуацией и занимающегося этой проблемой с 1998 года. А это ведь я усадил перед выборами этих леди и джентльменов за стол переговоров. Не по своей воле работает комиссия.

По словам Лукьянова, он направил письма депутату ГД РФ В. Пивненко и руководителю местных «единороссов», министру В. Собинскому, попросив их заняться проблемой стариков. «На предвыборную встречу, смысл которой был для организаторов в том, чтобы продемонстрировать «нерушимый союз» ветеранов и «Единой России», пришли примерно пятьдесят активистов нашей общественной организации, - рассказывает Лукьянов. - Уже маячил впереди привычный «одобрям-с», когда наша группа озвучила требования бывших узников. В президиуме случилась паника. «Кто вы такие», - кричал бывший министр Черненко,- забрать у них микрофон». Валентина Николаевна Пивненко догадалась сама прочитать наше обращение к ней, изобразив после прочтения удивление, вроде не знакома была с обсуждаемой темой. Что неправда. Можно вспомнить, что после публикации в газете «Известия» статьи Алексея Укконе «Узники чужой совести» мне звонили из самых разных уголков России. Нас тогда взялись консультировать сотрудники консульств Финляндии и Германии и, желая помочь, передавали нам необходимые для судебных заседаний документы. Ко мне приехали с трёх федеральных телеканалов, в том числе и ОРТ. Местные телеканалы показали сюжеты, а когда ГТРК «Карелия» делала репортаж, то в качестве официального представителя власти в нём выступала депутат Госдумы В. Пивненко, обещая лично заняться проблемой, и даже обратиться для этого в Генпрокуратуру. И ничего не сделала».

В нашем обществе более 600 человек, из которых 400 живут в Петрозаводске, и ещё 200 - в Медвежьегорске и Заонежье. Трудно себе представить, что творится в головах у стариков униженных властью. Они с надеждой ловят каждое слово, каждое известие о работе комиссии, занимающейся их судьбой. Обстановка среди стариков из-за отсутствия информации накалена до предела, поэтому я попросил журналистку Елену Пертунен, написавшую уже не одну статью о малолетних узниках, страдающих от бездушия органов государственной власти, поприсутствовать на заседании, чтобы она потом могла написать статью в газете «Московский комсомолец в Карелии», сняв кривотолки, успокоив стариков. Но, видимо, я не учёл менталитета народной избранницы. В.Н. Пивненко, которая выгнала Лену с заседания. Но пострадала от этого не только журналистка, но все заонежские узники военной поры…»

Вторая история случилась совсем недавно. На недавнем заседании политсовета карельского отделения партии «Единая Россия» на место регионального руководителя Николая Левина, спикера парламента республики, неожиданно для многих пришла Валентина Пивненко. По Центра политических и социальных исследований республики Карелия, кадровый вопрос был решён раньше и не в Карелии, а в Москве.

Как пишет Анатолий Цыганков, незадолго до этого заседания губернатор Карелии Сергей Катанандов срочно отправился в столицу выяснять свою судьбу. Дело в том, что он не был включён в своё время в число кандидатур, рекомендованных федеральным партийным центром для вхождения в список кандидатов в депутаты Госдумы РФ. По словам людей знающих ситуацию, данное обстоятельство его тревожило, и оттого он стал искать возможность внести коррективы в карельский партсписок «Единой России». Говорят, Катанандов встретился с Борисом Грызловым, руководителями президентской администрации, и вернулся в Петрозаводск триумфатором: с решением о включении его в думский партийный список «Единой России». Однако, как предполагают местные эксперты, решение было принято с условием, что уйдет с должности руководитель политсовета карельского отделения «единороссов» Николай Левин, спикер парламента Карелии. На что Катанандов, судя по всему, согласился. На партийное место Левина предлагалась депутат Госдумы Валентина Пивненко.

По информации Центра, к самому Левину никаких претензий не имеется (он и поработать-то толком не успел в должности руководителя республиканских «единороссов», так что провинностей за ним нет), но в Москве считают его чересчур зависимым от главы Карелии, не способным при необходимости дистанцироваться от него. Поскольку профессиональное будущее губернатора для Москвы по-прежнему не ясно, то и усиления его тут никто не желает. Нужен некий противовес - сильный местный политик. Таким человеком в президентской администрации, похоже, считают Валентину Пивненко (коли ей намерены поручить руководство республиканскими «единороссами»). Безусловно, она не конкурент Катанандову, но видится в качестве лидера, дополняющего волю федерального партийного центра. (Беда Николая Левина в том, что за ним закрепился знак «пристяжного», «подсобного» политика, хотя знающие его люди хорошо отзываются о человеческих его качествах).

Отметим, что Пивненко впоследствии пришлось даже оправдываться: дескать, не по ее воле сместили Левина, такова воля партии...

Для Левина, говорят, после этих событий политическая карьера закончилась: роль проходной пешки, в которой он неожиданно сам для себя выступил, никто ему не забудет.

Что касается Пивненко, то новое партийное назначение мало что добавляет, но неизбежно ставит её в положение ответственной за результат думской кампании в Карелии (солидарно с Катанандовым). Кроме того, неизбежно закрепляется и стереотип восприятия её в публичном пространстве в качестве некой «альтернативы» губернатору Катанандову, что ей не нужно. Потому настойчивость и промежуточный успех губернатора лишь навредили ей.

Кстати, время от времени в карельской печати появляется информация, что, дескать, что Пивненко, поддерживая идеологию экономических реформ российского правительства, не идущих на пользу жителям Севера, потом по частностям вступает в какие-то схватки с тем же правительством. Иначе говоря, в принципе с правительством не спорит, но видимость отстаивания интересов северных регионов создаёт.

Пивненко на эти обвинения утверждает, что «это поверхностная оценка». Да и какой она может быть при «поверхностной работе»?

Последние новости