18+
  1. На Ройзмана давят эксгумацией?

На Ройзмана давят эксгумацией?

На Ройзмана давят эксгумацией?
Полиция Нижнего Тагила эксгумировала тело Татьяны Казанцевой, которая лечилась от наркомании в фонде «Город без наркотиков», а в июне скончалась от менингита. Следователи расследуют обстоятельства ее смерти, однако действуют без согласия родственников покойной, которые говорят, что не давали разрешения на вскрытие могилы.

В Нижнем Тагиле следственные органы эксгумировали тело бывшей наркозависимой от дезоморфина пациентки фонда политика Евгения Ройзмана «Город без наркотиков» 29-летней Татьяны Казанцевой. Она скончалась 17 июня в больнице, после того как ее увезли врачи «скорой помощи» из женского реабилитационного центра фонда в деревне Сарапулка под городом Березовский Свердловской области.

Следователям эта смерть кажется подозрительной, они полагают, что девушка стала жертвой жестких методик лечения наркомании, однако родственники Казанцевой с этим категорически не согласны. «Город без наркотиков» она выбрала сама. Ее никто не неволил. Затем в центре вела дневник и писала нам письма. В них она говорила, что никогда больше не будет колоться. Что наркотики - это яд и грязь. Звонила и ни разу не жаловалась на плохое к ней отношение. Если бы что-то было там не так, мы бы ее забрали», - сообщила «Известиям сестра погибшей Марина Казанцева.

По словам сестры, семья Татьяны Казанцевой знала, что правоохранительные органы пытаются найти улики против Ройзмана, и ожидала попыток следственных органов раскопать захоронение. «Поэтому мы установили сигнализацию на могиле», - поясняет Марина Казанцева. «Сегодня в 7:10 (9:10 мск) сработала сигнализация - так мы узнали об эксгумации», - сказала она.

Когда мать, отец, сестра и брат Татьяны Казанцевой примчались на Вагонское кладбище Нижнего Тагила, его территория была оцеплена. «Мы приехали. Никого не пускают. Говорят кладбище заминировано. Брат перелез через забор, он рассказал, что на могилах сидят оперативники с автоматами, кинологи с собаками», - рассказывает Марина Казанцева.

В дежурной части полиции Нижнего Тагила РИА «Новости» также сообщили, что полицейские искали на кладбище бомбу. Оцепление понадобилось именно потому, что было получено сообщение о заложенном взрывном устройстве. При этом факт проведения эксгумации подтвердили в Следственном комитете, а суд указал, что выдал на это разрешение во вторник.

«Было подозрение на взрывное устройство, но оно не обнаружено» - заявили в полиции, объяснив, что приняли за бомбу провода, прикрепленные к венкам и кресту. Выяснилось, что это сигнализация, которую, как оказалось, установили родственники погибшей.

На кладбище у Ольги Казанцевой, матери погибшей пациентки фонда, случился гипертонический криз, ее увезли врачи «скорой помощи». Сейчас она в кардиологическом отделении больницы Нижнего Тагила.

Марина Казанцева потребовала от находившихся на кладбище сотрудников правоохранительных органов документы на работы. «Но у полицейских и следователей не было никаких документов для эксгумации. Мы же разрешения не давали. Нам сказали, что похоронная бригада отказалась раскапывать могилу, и тогда наняли бомжей», - говорит сестра. То же говорит руководитель нижнетагильского филиала фонда «Город без наркотиков» Егор Бычков: «У следователей не было разрешения от администрации кладбища и от Роспотребнадзора».

Вот что рассказал вице-президент фонда «Город без наркотиков» Евгений Маленкин: «Нам позвонили врачи из местного морга и сказали, что Таню привезли к ним, а у следователей нет ни одной разрешительной бумаги. Персонал в шоке: такого еще не было, чтобы с утра в морг ввалились непонятные вооруженные люди с гробом, выкопанным на кладбище».

В СК заявляют, что эксгумация проводилась в целях выяснения всех обстоятельств смерти девушки. «Следователь назначил в бюро судебно-медицинской экспертизы комплексную комиссионную судебную экспертизу, в ней задействованы эксперты высшей квалификации, включая руководство указанного учреждения».

Пресс-секретарь прокуратуры Свердловской области Тамара Жарова подтвердила, что суд выдал следователям санкцию. «Накануне Березовский суд Нижнего Тагила рассмотрел ходатайство следователей, поддержанное прокуратурой, об эксгумации трупа Татьяны Казанцевой, - пояснила Жарова. - Суд дал согласие на проведение процедуры. Эксгумация необходима в интересах следствия». 29 июня, спустя 11 дней после смерти Казанцевой, следственный отдел Березовского района возбудил уголовное дело по ч. 2 ст. 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности).

Обвинение в адрес фонда Ройзмана родственники Татьяны Казанцевой отвергают, объясняя, что вынуждены были ранее пойти на такой шаг под давлением со стороны следствия. «Они говорят то, что их заставляют говорить. На нас же тоже после смерти стали давить и говорить, чтобы мы дали показания против фонда. А мы вообще здесь ни при чем. Это война полиции с фондом, а наша семья оказалась в заложниках на этой войне», - объяснила сестра погибшей.

Напомним, о смерти 29-летней Татьяны Казанцевой стало известно утром 18 июня - она скончалась в больнице города Березовский Свердловской области, предположительно, от гнойного менингита. Пациентку привезли из реабилитационного центра фонда «Город без наркотиков», который в последние месяцы стал мишенью для многочисленных полицейских проверок и расследований. Фонд сравнивали с «концлагерем» и обвиняли в насилии и издевательствах над пациентами.

После смерти Казанцевой замгенпрокурора по УрФО Юрий Пономарев дал поручение проверить фонд. После этого в реабилитационных центрах прошли проверки и обыски. В ночь на 22 июня центр в Сарапулке пытались брать штурмом, писал Ройзман. Тогда же следователи нашли среди пациентов фонда тех, кто заявил о применении насилия. Было заведено два уголовных дела в отношении сотрудников фонда по ч. 2 ст. 116 УК РФ (побои) и ч. 1 ст. 127 УК РФ (незаконное лишение человека свободы, не связанное с его похищением).