18+
  1. Над Калмыкией предкризисное небо

Над Калмыкией предкризисное небо

В стране дуют ветры перемен, уходит одна эпоха, приходит другая. 2 марта – не только день выбора нового президента России, но и время осознания поступательного движения страны, которое невозможно без преемственности.

Калмыкия тоже славится ветрами. И не только степными. В канун Нового года общественность с изумлением наблюдала за ураганами, вдруг засвистевшими над республикой. 5 декабря 2007 года Кирсан Илюмжинов, глава Республики Калмыкия, объявил об очередной смене своего правительства – восьмой за последние 15 лет. Так началась кампания по «омоложению органов власти», в какой-то мере напомнившей о хунвейбиновских встрясках времен незабвенного председателя Мао. Уже через две недели после роспуска правительства, 20 декабря, калмыцкий лидер фактически разогнал и Народный Хурал (Парламент) РК, инициировав его самороспуск. Зачистка не миновала и муниципальное звено. Нельзя сказать, что столь радикальные действия прошли, как по маслу, очевидно, что главные события на калмыцкой политической сцене еще впереди. Однако куда важнее понять, что за логика стоит за этой новой «розой ветров», которые могут превратить тихую степную республику в новую «горячую точку» на карте России.

Проще всего, конечно, объяснить внезапную политику «омоложения» экстравагантностью Кирсана Илюмжинова, человека действительно неординарного, сумевшего не только пропиарить республику через шахматы и, по собственным словам, «сделать Калмыкию известной во всем мире». Нестандартные ходы и идеи Кирсана вообще притча во языцех. Чего стоит только его легендарное решение – во время своей избирательной кампании разъезжать по нищей республике (с тогдашней средней зарплатой в 1 тысячу рублей) на дорогущем 11-метровом суперавтомобиле «Линкольн». Против этого был весь его избирательный штаб, все политтехнологи. Но прав оказался Кирсан, более тонко понявший калмыцкую душу. И когда на встречу с избирателями в очередной совхоз он приехал на «Волге» взамен не выдержавшей калмыцкого бездорожья иномарки, старейшины ему сказали: «Ты нас не уважаешь. Ты в соседнее село на «Линкольне» приезжал, почему наши дети не должны видеть «Линкольна»?»

Однако одно дело играть в шахматную супердержаву или удивлять стариков в селах новинками зарубежного автопрома, а совсем другое – играть на национальных струнах народа. И это экстравагантностью и традицией «нестандартного подхода» едва ли объяснишь. Слегка подвинув Конституцию России принятием в Калмыкии Степного Уложения (дело давнее!), Илюмжинов, видимо, не осознал, что национальная политика – не шахматы, где пешками можно жертвовать в угоду королям. К сожалению, надо признать, что именно президент Калмыкии стал инициатором проведения организационных собраний калмыцких родов, на которых открыто обсуждаются пути усиления родового влияния в структурах власти. А введение паспортизации калмыцких и русских родов и Реестра паспортов калмыцкого народа, поощрение идеи назначения нойонов (удельных князей) и вовсе привело к тому, что русские семьи сотнями начали уезжать из Калмыкии. Кому хочется вновь пережить события 2003 года, когда под лозунгами «Калмыкия для калмыков!» устроили беспорядки националисты и деструктивные, отмороженные элементы?

Нынешняя ситуация в республике зримо показывает, что «расковыривание» старых националистических болячек к добру не ведет. Мало того, что во многих республиканских учреждениях и ведомствах прием на работу идет по принадлежности к тому или иному роду. Вслед за этим нарастает межродовой раскол, обостряется жесткая конкуренция между кланами и кланчиками, где каждый удельный князек, превозносящий до небес свой родовой герб и флаг, стремится оттеснить другого от места под солнцем. К чему это приводит, мы знаем по некоторым республикам Закавказья, где страх поселился в сердцах, и до сих пор гремят выстрелы. При этом удивительно, что в глазах федеральной власти инициатор непродуманных национальных экспериментов Кирсан Илюмжинов старается выглядеть не только лидером, стоящим выше клановых дрязг, но даже и каким-то незаменимым гарантом, без которого-де произойдет полная дестабилизация обстановки в республике. Кстати, 2008 год объявлен главой республики Годом калмыцкого языка, и ходят слухи о переводе делопроизводства в органах власти на калмыцкий язык (привет Украине с ее идеей переозвучить русские фильмы!).

Конечно, трудно понять причины, побудившие «короля» самой шахматной в мире республики затеять все эти бури именно в тот момент, когда федеральная власть и общественность Россия поглощены собственными политическими процессами и выборными кампаниями. Но об одном наблюдении можно сказать: глава не блистающей успехами Республики Калмыкия, говоря шахматным языком, выстраивает вокруг своего трона староиндийскую (или какую-то другую хитроумную) защиту. И она не только в привлечении на свою сторону тех, кто закроет глаза на нищету и экономические провалы по национальным мотивам.

Не все задумываются о том, какой броней для Кирсана Илюмжинова, возглавляющего Международную шахматную федерацию ФИДЕ, является его известность, приобретенная благодаря многолетней деятельности на этом посту. Ведь пресловутая и затеянная с большим шумом установка памятника Остапу Бендеру в Рио-де-Жанейро, собственная штаб-квартира в Швейцарии, проведение под эгидой Кирсана масштабных шахматных турниров – всё это имеет очень четко просчитанную оборотную сторону. А именно: поддержку международного сообщества и повышение рейтинга в глазах российской федеральной власти. И когда Кирсан Илюмжинов во всеуслышание заявляет, к примеру, о планах ФИДЕ по возведению в Кишиневе современного шахматного центра или о своих визитах в Сингапур, за звоном его фанфар становятся не слышны жалобные стоны больной калмыцкой экономики.

Однако, как говорится: чем дальше в лес, тем хуже одеты «партизаны». И то, что еще вчера можно было прикрыть «потёмкинскими деревнями» для приезжающих московских чиновников или громко заявленными «проектами века», сегодня уже не припудришь никакой косметикой. Время показало, что обещанный главой РК приход в республику миллионных инвестиций, развитие ветроэнергетики, создание на базе Калмыкии «мясного пояса России», строительство морского порта в Лагани и шерстомойной фабрики в Элисте, а также десятки подобных им мега-проектов – это блеф, не имеющий под собой обоснованной экономической базы.

Недавний визит Илюмжинова в Корею дал ему пищу для новых фантазий – наивных корейских партнеров пригласили к освоению нефтегазовых месторождений на территории Калмыкии. Для руководства всемирно известной компании «LG» у Кирсана тоже был припасен приятный пустячок – предложение открыть в Калмыкии цеха «LG» по сборке электрооборудования. Надежда только на то, что корейцы воскресят в памяти печальную судьбу широко разрекламированного в свое время завода по сборке компьютерных мониторов, который торжественно выпустил с конвейера … 5 парадно-показательных образцов и прекратил работу.

Кстати, в ходе встрече Ли Мен Бака с Виктором Зубковым, наш премьер пригласил главу Кореи побывать с визитом в России, не обойдя вниманием и Калмыкию. По какому деловому маршруту повезут в этом случае дорогого гостя в республике предположить несложно: супермаркет, ветроэнергоустановки, ТЭЦ.

Сегодня по уровню жизни Республика Калмыкия «висит» в хвосте списка субъектов РФ, живя в основном на дотации федерального центра. За последние годы 288-тысячное население республики уменьшилось на 60 (!) тысяч человек, то есть на четверть! Люди уезжают в Москву, Санкт-Петербург, Чехию и даже Америку подальше от проблем, поближе к заработкам. Из двух десятков работавших в советское время промышленных предприятий в столице республики остался только завод «Звезда». Доля убыточных предприятий составляет более 60 %. Последнее из больших производств – действующий завод ЖБИ в 2004 году был снесен, а коллектив пополнил ряды безработных.

Положение с экономическим застоем усугубилось и тем, что глава республики в последнее время повел настоящую войну против единственного островка стабильности – своей столицы Элисты, где проживает половина населения Калмыкии, и где мэр без пафосного шума и пыли ведет серьезную, а самое главное, дающую зримые плоды, работу по улучшению жизни населения, благоустройству, созданию рабочих мест, укреплению собственной экономики. В Элисте, как в городе последней надежды, ищут убежища тысячи жителей тех районов республики, где жизнь давно перестала соответствовать стандартам времени, напоминая лишь жалкое, беспросветное существование.

Сопоставляя всё это с провалами великих проектов, о которых не устаёт говорить Кирсан Илюмжинов, начинаешь понимать, откуда взялась эта лихорадка по «омоложению органов власти», которую сейчас выдают за панацею от бед. Скептики и раньше-то иронизировали, что администрация руководителя Калмыкии – это, образно говоря, то ли 10 «а» класс его родной элистинской школы № 3, собранный через 30 после выпускного вечера, то ли кружок по интересам для друзей детства, сплотившихся вокруг неугомонного «динамита» Кирсана. Сейчас положение еще более усугубилось: два министра во вновь собранном правительстве – это два брата Кирсана Илюмжинова, да и остальная «королевская рать» суть карты всё той же колоды.

Последние увольнения в органах власти Калмыкии и административные шараханья её «динамитного» Кирсана, громы и молнии в тех, кто в голос говорит о том, что за 15 лет руководства Илюмжинов поставил республику на грань выживания, – всё это показывает, что всегда не унывающий Кирсан сейчас по-настоящему встревожен. «Шагреневая кожа» столь удивительного его процветания на фоне полунищего населения год от году сжимается. И чем меньше влияния остается у «короля» самой шахматной республики, тем сильней становится пиар, чтобы прикрыть эту картину. Вот и побывавшему недавно в Калмыкии полномочному представителю президента РФ в ЮФО Григорию Рапоте показали «лучшие» достижения степного края: принадлежащий младшему брату главы республики Саналу Илюмжинову супермаркет, в который срочно завезли давно исчезшее с прилавков знаменитое калмыцкое мраморное мясо, ветроэнергоустановки, которые за два года после монтажа так и не начали работать, и ТЭЦ, которая построена год назад, но до сих пор не дает энергии.

В свое время «великий кормчий» Мао Цзэдун по-китайски хитро объяснил: «Когда начинают дуть ветры перемен, надо успеть построить побольше ветряных мельниц».

Что-что, а уж ветряные мельницы Кирсан Илюмжинов строить умеет. Только помогут ли они, когда ветер страны дует совсем в другую сторону…