18+
  1. Над заповедниками нависла угроза

Над заповедниками нависла угроза

Над заповедниками нависла угроза
Директора государственных заповедников считают, что поправки к закону об ООПТ, принятые 30 декабря, являются угрозой для системы охранных территорий: эти изменения позволяют чиновникам понижать их статус. Возможность делать из заповедников нацпарки даст право вырубать лес на заповедной земле и строить дачи.

Как отмечают экологи, документ был принят очень быстро - поправка, появившаяся лишь в начале декабря, была принята уже к концу месяца.

В понедельник поправки к закону об особо охраняемых природных территориях (ООПТ) были подписаны президентом РФ Владимиром Путиным. В числе нововведений значится пункт, который позволяет Минприроды изменять статус государственного заповедника на нацпарк. Эта поправка появилась в законопроекте, который пролежал в Госдуме с 2008 года, 12 декабря. Текст документа был рассмотрен парламентариями за один день и сразу же принят во втором и третьем чтениях. Эта стремительность поразила как директоров заповедников, так и экологов.

"В том случае, если заповедник будет преобразован в национальный парк, практически в любой его точке могут появиться дачи, дороги, трубопроводы, горнолыжные комплексы, гостиницы", - рассказывает руководитель программы "Greenpeace России" по особо охраняемым природным территориям Михаил Крейндлин.

В Минприроды говорят, что в ряде заповедников проживают люди, которые не могут получить разрешение на строительство дома из-за жестких законов, а другие заповедники в открытую используются туристами, что, в свою очередь, также является нарушением закона.

Между тем, директора заповедников считают, что принятый закон на благо охраняемым территориям не пойдет.

"В том случае, если изменения позволят изменять статус ООПТ, а именно преобразовывать заповедники в национальные парки, то под угрозой окажется каждый из российских заповедников. Я согласна с тем, что есть ряд заповедников, которые ближе к нацпаркам по своему статусу. Однако их можно было бы выделить и зонировать", - говорит директор Астраханского биосферного заповедника, заслуженный эколог РФ Нина Литвинова. По ее словам, к заповедникам со спорным статусом, в частности, относятся Тебердинский заповедник и красноярские "Столбы". По мнению Литвиновой, принятие поправок - очень нехороший прецедент.

Директор заповедника "Столбы" Вячеслав Щербаков рассказал, что территория заповедника, находящегося под его началом, изначально составляла 4 тыс. га, которые в настоящее время являются туристско-экскурсионным районом. Однако на сегодняшний день эта территория составляет лишь 4% от общей площади заповедника. Режим национального парка действует лишь на этой несущественной территории "Столбов".

"Безусловно, из-за близости мегаполиса существенно увеличивается нагрузка на заповедник - в связи с этим нашими сотрудниками ежегодно фиксируется множество нарушений. Если будет установлен режим нацпарка, то это существенно облегчит жизнь посетителям, однако и значительно снизит природоохранный статус ООПТ, а, следовательно, уникальный ландшафтный дизайн и работа по его сохранению еще более усложнится. Этого боятся многие", - говорит Щербаков.

Руководитель расположенного в Нижегородской области государственного природного биосферного заповедника "Керженский" Михаил Языков, в свою очередь, считает не правильным то, что такой важный и спорный законопроект был принят без тщательного обсуждения с профильными экспертами.

"Говорят, что на территории нашего заповедника живут люди, однако на самом деле это всего один человек. Впрочем, в лес заходят также жители поселка, с трех сторон окруженного территорией заповедника. Поэтому проблема с природопользованием все-таки есть. Решить конфликтную ситуацию помогло создание биосферного полигона", - отмечает он.

По его словам, единственным проживавшим на территории заповедника и пострадавшим из-за его статуса является лесник, выселенный из дома, в котором он жил. Мужчина был прописан в деревне, располагавшейся на территории заповедника, но сгоревшей еще 40 лет назад. В результате деревня оказалась заброшенной, однако смотритель остался там жить.