18+
  1. Нагуляв аппетит, банки готовы пожирать друг друга

Нагуляв аппетит, банки готовы пожирать друг друга

Нагуляв аппетит, банки готовы пожирать друг друга
Два крупнейших кредитных учреждения России сошлись в поединке за право присвоить ведущее предприятие по производству керамической плитки. Настоящая разборка в стиле лихих 90-х развернулась между структурами Сбербанка Германа Грефа и «Альфа-Банка» Михаила Фридмана.

Конечно, в этой истории пока нет до зубов вооруженных братков на подержанных внедорожниках, зато есть жгучее желание сторон «отжать» любой ценой перспективный бизнес. То, что борьба ведется преимущественно силами юристов и «прикормленных» госслужащих в дорогих костюмах не может обмануть внимательного наблюдателя – это просто очередной виток криминальной эволюции. Эволюции, на острие которой сегодня оказались банки, переросшие методы бандитов, но не утерявшие их суть.

Единственный акционер ведущего российского предприятия по производству керамической плитки «Стройфарфор» Лазарь Шаулов имел несчастье набрать кредитов незадолго до финансового кризиса 2008 г., который, как известно, больнее всего ударил по строительной отрасли. Хотя, справедливости ради, стоит уточнить – для бизнеса нормально работать в кредит, и упрекать Шаулова было бы недальновидно. Он, как и владельцы сотен других российских компаний, объективно не мог предвидеть ни наступления кризиса, ни стратегии, которую возьмут на вооружение отечественные банки. Напомним, что в 2008 г. львиная доля господдержки досталась именно банковскому сектору, получившему 785 млрд. руб. Для сравнения: реальному сектору экономики досталось 304 млрд. При этом российское правительство призвало банки также поддержать промышленность в непростое время. Но вместо ожидаемой поддержки отечественный производитель испытал беспрецедентное давление со стороны кредитных учреждений.

Рейдерский захват «Стройфарфора» начался с простейшей схемы, неоднократно отработанной на других предприятиях. Все началось с отказа банка-кредитора («Сбербанк») реструктурировать задолженность, которая к 2012 г. составляла 6,9 млрд. рублей. Точнее, в сентябре 2012 г. между банком и «Стройфарфором» была достигнута договоренность о реструктуризации, но 3 июня 2014 г. Арбитражный суд Ростовской области расторг ее по заявлению «Сбербанка». И это при том, что всего за два года сумма долга перед банком снизилась до 2,8 млрд. рублей(!). Что же заставило Германа Грефа ступить на «тропу войны»? Ведь обычно отказ от реструктуризации означает начало агрессивных действий по «недружественному поглощению» активов должника дочерними структурами «Сбербанка», как уже было не раз с другими предприятиями. Дело в том, что на этот раз у «Сбербанка» появился конкурент в лице Леонида Маевского и его компании «Бизнес оценки». Маевского в качестве инвестора на «Стройфарфор» пригласил сам Лазарь Шаулов. Маевский, незамедлительно объявивший себя владельцем холдинга UniTile, в который входит «Стройфарфор», ретиво взялся за дело и сумма задолженности начала снижаться (что, в принципе, немудрено сегодня, когда кризис миновал и спрос на продукцию устойчиво растет). Попутно он попытался получить акции «Стройфарфора» в счет средств, которые потратил на выкуп долгов предприятия (606 млн. руб.) Но этого ему сделать не удалось. Возможно потому, что за Маевским, который любит представляться как «антикризисный менеджер», тянется шлейф историй, связанных с рейдерством. В итоге в дело вступила инвестиционная компания А1, подконтрольная «Альфа-групп». В феврале 2014 г. она объявила о том, что взяла под контроль 100% акций «Стройфарфора» и потребовала назначить нового генерального директора. Этот откровенно рейдерский ход и заставил «Сбербанк» расторгнуть мировое соглашение, вернув «Стройфарфор» в процедуру наблюдения. При этом завод должен еще один миллиард рублей компании Маевского «Бизнес оценки», которому банкротство предприятия также невыгодно как и А1. Таким образом, у «Сбербанка» два соперника, хотя основным, конечно же, остается А1.

Итак, похоже, что Герман Греф рассчитывает разыграть проверенную схему захвата активов дочерними структурами через банкротство. Так, как это уже было проделано с другим ведущим предприятием строительной отрасли, крупнейшим в Европе комбинатом по производству гранитного щебня «Павловскгранит». Примечательно, что «Павловскгранит» банкротили и захватывали в интересах Юрия Жукова, скандально известного совладельца и экс-председателя совета директоров «Группы компаний ПИК». Похоже, что и активы «Стройфарфора» стали объектом его интереса. Ведь Жуков, как владелец «Национальной нерудной компании» и IBG Development Group Inc, прослыл опытным игроком именно на строительном рынке. Более того сегодня он занят созданием синергетического пакета для возглавляемой им дочерней структуры СБ «Сбербанк Девелопмент». Ну и наконец он просто является близким другом Германа Грефа, который в свое время даже предлагал ему внести акции «ПИКа», полученные в результате рейдерского захвата, внести в уставной капитал «Сбербанк Девелопмент». Это пикантное обстоятельство красноречиво свидетельствует о наличии у Грефа и Жукова общих рейдерских интересов..

Таким образом, сегодня «Стройфарфор» оказался в буквальном смысле между двух огней и дальнейшую судьбу ключевого предприятия холдинга UniTile сегодня вряд ли кто-то возьмется предсказать. Дело в том, что и «Альфа-групп» и «Сбербанк» имеют достаточно богатый опыт работы с «проблемными активами».

Правда при этом у Германа Грефа несомненно имеется козырь в лице Юрия Жукова, который хорошо известен своим талантом обзаводиться полезными связями в силовых структурах. Как правило, рейдерские схемы«Сбербанка» всегда осуществляются при поддержке высокопоставленных силовиков, включая такие влиятельные структуры как Генпрокуратура, ФСБ и СКР. Не исключено, что теперь настало время и для Михаила Фридмана испытать фирменную мощь «наезда» от «Сбербанка» и дружественных ему людей в мундирах.