18+
  1. Наследник Вышинского

Наследник Вышинского

Наследник Вышинского
Выступая в защиту девушек из Pussy Riot, депутат Госдумы Геннадий Гудков назвал государственных обвинителей по этому делу наследниками печально известного советского прокурора Андрея Вышинского, выступавшего в качестве официального обвинителя на сталинских политических процессах 1930-х годов.

Между тем, чекистское прошлое самого Гудкова скрывает немало того, о чём бы парламентарий предпочёл не вспоминать.

Гудков утверждает, что никакого состава преступления в действиях Pussy Riot не было и максимум, о чём стоит говорить, так это о мелком хулиганстве. "То, как поступили с участницами этой группы, заставляет задуматься над тем, что в системе российского правосудия работают сегодня наследники Вышинского, которые руководствуются не законом, а политической целесообразностью. Кого надо по команде они могут посадить, кого надо – освободить", — заявлял Гудков. По его мнению, "из Pussy Riot окончательно сделали мучениц, а жестокость действий против них за гранью понимания даже ортодоксальных христиан!"

Впрочем, эксперты уже упрекали Гудкова за подобного рода сравнения. "Он сам выходец из спецслужб, служил там ещё во времена СССР. А мы знаем историческую оценку действий той правоохранительной системы - как она работала и какие методы при этом использовала", - отмечал депутат Госдумы от ЛДПР Ярослав Нилов.

Сам Гудков о своей работе в системе органов госбезопасности в период с 1981 по 1992 годы предпочитает особо не распространяться. Но это его молчание объясняется не столько нежеланием разглашать некие секретные сведения, сколько наличием эпизодов, за которые приличному человеку должно быть как минимум стыдно.

Как выяснилось, Гудков в те годы занимался преследованием инакомыслящих. Причём делал свою работу с небывалым, можно даже сказать нечеловеческим энтузиазмом.

В частности, именно он оказался причастен к делу священника Владимира Шибаева, депортированного из СССР в 1986 году после предъявления обвинения в "антисоветской агитации и пропаганде". В интервью "Правде.ру" священник рассказывает о том, что предшествовало его высылке. "Второй большой обыск у меня был в 85-м году. Он длился 11 часов. Во время обыска их было человек шесть из КГБ. И человек, который вел мое дело, он до сих пор существует", - рассказывает о. Владимир.

По словам священнослужителя, одним из сотрудников спецслужб, занимавшихся его делом, был Геннадий Гудков. "Действительно, именно он вел мое дело. Со мной встречался и до ареста, и во время допросов. Вел обыск. Хотя, конечно, делал вид, что это не он делает, а прокуратура", - поясняет о. Владимир. По словам протоиерея, "это было довольно страшное зрелище". "Как-то ко мне пришла прихожанка с не совсем здоровой дочкой. Гудков их схватил и затащил в отдельную комнатку. Закрыли дверь. И он стал требовать от них, чтобы они признались в том, что шли ко мне исповедоваться. Они же стали говорить, что пришли не исповедоваться, а навестить. В ответ он стал кричать на мать. Угрожал, что ее уволят с работы. Вел себя жутко. Когда же ему не удалось их сломить, он выхватил тетрадку с исповедью больного ребенка из сумки у женщины. Стал читать ей в лицо и смеяться. Я пытался отнять у него эту тетрадку. Но сделать это было невозможно — меня быстро нейтрализовали", - рассказывает священник.

Был и ещё один эпизод с участием Гудкова, который сейчас воспринимается довольно забавно. "Когда Гудков пришел ко мне на обыск (а они пришли утром), я их увидел через глазок. У меня были письма и разные бумаги, которые не должны были попасть им в руки. Я схватил их и пошел сжигать в туалет. И пока они там стояли, звонили в дверь, я все сжигал. Заодно, кстати, сгорело и сиденье унитаза. Потом они вошли со слесарем. Гудков понюхал и спрашивает: "Ну, что все сожгли?" Я говорю: "Все!" Тогда он побежал в туалет, засунул руку в унитаз и стал вылавливать недогоревшие кусочки бумаги, - рассказывает собеседник издания. - Это были воспоминания о преследовании верующих в 20-е годы. Он выловил кусочки этих воспоминаний, высушил на батарее. В результате они были подшиты к моему делу".

Кроме того, как утверждает священник, который в настоящий момент живёт во Франции, "Он (Гудков - прим. ред.) украл у нас ружье времен Александра II. Оно не было стреляющим, не было даже затвора… Когда после обыска уносили мешки книг, он вернулся, снял со стены это ружье и унес. Когда мне возвращали книги, ружье так и не вернули. Я спросил: "А где ружье?" Он сказал, что, мол, из него можно стрелять. Я сказал давайте загнем палку от шторы и будем из нее стрелять… Невозможно же! Вот такой прохиндей: спокойно взял и унес. В общем, все это было ужасно: с одной стороны, как сон, а с другой — такая страшная действительность", - говорит священник.

Сам Гудков, комментируя интервью священнослужителя, обвиняет протоиерея Владимира (Шибаева) во лжи. "Это гнусная клевета, которая сейчас тщательно собирается от всех от кого только можно, в том числе и от людей явно нездоровых", - заявил он "Известиям", выразив готовность "взять группу журналистов и встретиться с этим человеком, чтобы доказать либо его болезнь, либо склонность к завиральной лжи". "Я публично объявляю пари", - сказал он.

Впрочем, у журналистов есть все шансы это пари выиграть. Напомним, что в июне этого года Гудков также обещал подать в суд (причём, по его словам, не один, а сразу несколько исков) на телеканал НТВ за сюжет об отмывании политиком денег в Болгарии. Однако дальше громких заявлений дело так и не пошло.