Нефтепроводный «Дед»

Нефтепроводный «Дед»
Фото: http://kapital-rus.ru
«Дружбу» очистили от хлора – кризис на нефтепроводе преодолен, заявил министр энергетики РФ Александр Новак. Однако Белоруссия заявляет о намерении повысить тарифы на транзит российской нефти, а страны Европы вновь обвиняют Россию в поставке некондиции.

Между тем, число фигурантов дела о загрязнении нефти в «Дружбе» выросло до 13 человек. И хотя «Транснефть» и отрицала свою причастность к загрязнению нефти в трубе, все подозреваемые являются сотрудниками компании и ее «дочек». Так почему же кажется, что президенту «Транснефти» Николаю Токареву на руку скандалы, очерняющие престиж России?

Начинаем все сначала?!

19 июня на приемно-пропускном пункте «Адамова застава», через который российская нефть поступает в Польшу, взяли пробы и обнаружили «передозировку» хлорорганики в 60 ppm (частиц на миллион). При этом в России согласно ГОСТу 2002 года нормой считается превышение не более 10 ppm, в американской и европейской нефтепереработке 1 – 1,5 ppm.

Западные СМИ предсказуемо возбудились, раздув из этого случая громкий скандал. Россия уже не впервые несет издержки, сказывающиеся на ее международном имидже. Хотя, если по-честному, то все давно знают, что за финансовые потери и очернение имиджа России как надежного поставщика спрашивать надо с президента «Транснефти» Николая Токарева.

Сам Токарев поспешил назначить виновных. Сначала глава компании-монополиста начал валить все на белорусов, у которых якобы не сработали заглушки, поэтому хлорорганика попала в «Дружбу». То есть, одного скандала, за который заплатит бюджет РФ, Токареву показалось мало – теперь надо еще и испортить отношения с Белоруссией, обвинив ее в своих ошибках.

Правда, затем бизнесмен на государственной службе изменил показания и предложил покарать мелких «стрелочников». На встрече с президентом РФ Владимиром Путиным глава «Транснефти» сообщил, что виновные установлены, четыре человека взяты под стражу, еще двое находятся в розыске.

Действительно, 7 мая Самарский районный суд арестовал Сергея Баландина, Светлану Балабай, Рустама Хуснутдинова и Владимира Жоголева. Все они – руководители частных компаний, связанных с узлом учета, через который в нефтепровод попала загрязненная нефть общим объемом 3 млн. тонн и стоимостью $1,6 млрд.

Топ-менеджерам частных компаний инкриминируют преступление, предусмотренное ч. 4 ст. 215.3 УК РФ, т.е. самовольное подключение либо приведение нефтепроводов в негодность группой лиц по предварительному сговору. Как утверждает Токарев, назначенные виновными занимались незаконным отбором нефти из нефтепровода. И для того, чтобы скрыть похищенные объемы, в апреле 2019 года возле села Николаевка (Волжский район Самарской области) через узел учета, принадлежащий компании «Самаратранснефть-терминал», залили некачественную нефть с превышением уровня дихлорэтана.

Далее, по официальной версии, через узел учета возле Николаевки загрязненная нефть попала в нефтехранилище, а затем в трубопровод «Дружба», откуда и пошла на экспорт. 11 июня советник президента «Транснефти» Игорь Демин подтвердил СМИ, что задержаны еще четыре человека из числа сотрудников госкомпании. Владимиру Матюхину, Дмитрию Никишову, Роману Гладкову и Роману Якушеву инкриминируют аналогичное преступление – самовольное подключение к нефтепроводу с целью незаконного отбора нефти.

Ловкость рук и… ну, вы поняли

Итак, если верить Токареву, виновники задержаны и ожидают заслуженного наказания. И вот тут получается серьезная нестыковка. Если виновные задержаны, а в нефтепроводе снова наблюдается превышение допустимого уровня дихлорэтана, возникает вопрос: кто на этот раз слил загрязненную нефть в «Дружбу»?

Понятно, что у Токарева на сей счет готова новая порция «виновных», но мы же понимаем, что на телекамеры можно говорить все что угодно, а на деле есть только два реалистичных ответа. Либо Баландин и компания – это настолько «крупная рыба», что руководят процессом прямо из-за решетки, либо…

Либо на самом деле за всей этой историей стоят совершенно другие люди. Что касается «Транснефти», которая отвечает за нефтепровод «Дружба», то Токарев на встрече с президентом сообщил о готовности компаундировать нефть. То есть, глава госкомпании предлагает смешивать разные сорта нефти, чтобы на выходе выровнять качество продукции.

На самом деле, слова Токарева о компаундировании – это ключевой момент для понимания, откуда в «Дружбе» взялась грязная нефть.

«Транснефть» давно и прочно превратилась в феодальную вотчину Токарева, который творит все, чего душа пожелает, и с финансовыми потоками, и с трубопроводами, и с нефтью.

Под руководством Токарева «Транснефть» превратилась в организм, за счет которого живут десятки частных мини-заводов по переработке нефти. Именно при Токареве буйным цветом расцвела схема, которая стоит российскому бюджету миллиарды рублей. А теперь, как мы видим, еще и испорченной репутации на международной арене.

Итак, на практике нефть сливают из «Дружбы» и отправляют на переработку на один из таких частных НПЗ, на котором разделяют и изымают легкие фракции, а отходы низкотехнологичной перегонки, остатки нефтехимической обработки и примеси с растворителями сливают назад. Вот откуда в трубе появились дихлорэтан и прочие ингредиенты нефтехимической обработки, которых по определению не может быть в природной нефти!

Зачем же Токарев говорит о компаундировании, если проблема с грязной нефтью – это прямой результат компаундирования?! Да просто топ-менеджмент «Транснефти» желает и оправдать себя задним числом, и подстраховаться на будущее. Потому что кто как не Токарев лучше всех знает, сколько загрязненной и непригодной нефти перекачали через «Дружбу». Поэтому может прогнозировать, какие новые скандалы вспыхнут в ближайшее время. Например, не успел Токарев рассказать о компаундировании, как подоспел новый международный скандал, о котором 28 июня стало известно благодаря Bloomberg. Кроме испорченной репутации «Транснефть» теперь еще должна компенсировать Казахстану потери из-за грязной нефти – ни много ни мало $76 млн. за счет российских налогоплательщиков.

Поэтому Токарев знает, что скандалы с грязной нефтью, бьющие по имиджу России как поставщика, - это только вопрос времени, и стремится оправдаться на будущее.

Примечательно, что в «Транснефти» самого Токарева за глаза называют «Дедом» - точно так же, как мастера уголовных комбинаций Аслана Усояна по кличке «Дед Хасан», который тоже славился умением выходить сухим из воды. До поры до времени, конечно.

Выводов.нет

Спустя два месяца после громкого скандала так и не ясно, что делать дальше. И вопрос не в наказании виновных. Тем более, что от наказания «козлов отпущения» и «мелких сошек» никому не станет легче.

Проблема в том, что история с грязной нефтью ударила по мировому престижу России. По словам генерального директора Центра политической информации Алексея Мухина, потери будут не только имиджевые, по понятным причинам по России наносится очень серьезный удар с точки зрения надежности поставщика. «Они могут составить от $1 млрд., плюс затраты на альтернативные варианты поставок нефти, потому что никто не отменял контракты — их придется выполнять», - резюмировал политолог. Действительно, Польша и Беларусь выкачивают грязную нефть обратно в Россию, принадлежащий французской Total НПЗ Leuna в ФРГ встал из-за отказа оборудования, не справившегося с грязной нефтью… и это только несколько эпизодов, где имя России как поставщика полощут вместе с грязным бельем.

От $1 млрд. – не слишком ли дорого России стоят Николай Токарев и его махинации?! Но что самое опасное, аналогичная история может прогреметь завтра, потому что никакие выводы не сделаны.

Судите сами. Ключевая проблема – это качество поставляемой нефти. Но разве Токарев и Co предложили создать банк качества нефти? Нет, ничего подобного как не было, так и нет.

Может быть, топ-менеджеры «Транснефти» предложили мониторить качество? Ничего подобного! «Транснефть» официально заявляет, что не желает мониторить качество, хотя это входит в прямые обязанности Токарева сотоварищи. Вице-президент «Транснефти» Сергей Андронов прямо заявил журналистам, что ежедневный контроль качества не предусмотрен бюджетом госкомпании. Поэтому, по его мнению, было бы правильно, если бы ФАС изучила возможность их учета в тарифе, потому что речь идет о безопасности и качестве сырья, которое поступает в систему. Сейчас, для сравнения, стандарт – это когда нефть проверяют на хлорорганические соединения раз в 10 дней.

Интересный подход, не правда ли? За свои собственные просчеты требовать выписать себе премию. Ну, а что? Именно так и получается. Оплошали Токарев и Co – так еще и желают на этом заработать. А заплатить за эти «художества» должны российское государство и клиенты «Транснефти» за счет повышения тарифа на прокачку. Хотя контроль качество продукции, поступающей по нефтепроводам, – это прямая обязанность топ-менеджмента «Транснефти».

В общем, в сухом остатке, никто никаких выводов из скандала с «грязной нефтью» не сделал. А, значит, история обязательно повторится. Как фарс или как трагедия – но повторится. Или Николай Токарев и его соратники в системе российской власти получили статус «неприкасаемых», поэтому никакая ответственность на них не распространяется. Видимо, пока в России не введут практику Китая, где глава госкомпании несет ответственность за принимаемые решения, вплоть до уголовной, ситуация не изменится к лучшему.

Реклама на веке
Как разместить
Рост тарифов ЖКХ и подорожание бензина: июль готовит россиянам новые испытания В России изменились правила продажи молочных продуктов
Нецензурные и противоречащие законодательству РФ комментарии удаляются