18+
  1. Особая зона

Особая зона

Особая зона
Один из заключенных колонии №10 в Челябинской области, Евгений Хомичев, выступил на просторах Интернета с видеообращением. В послании он обвиняет сотрудников исправительного учреждения в систематических побоях осужденных и в принуждении их заниматься утилизацией радиоактивных и токсичных отходов.

Видеозапись записана заключенным в больнице, куда его доставили из режимного учреждения.

Хомичев, который сейчас находится в больнице вне колонии, боится возвращаться обратно, опасаясь за свою жизнь. В областном УФСИН утверждают, что опасения Хомичева, как и его рассказ о противоправных действиях администрации, беспочвенны.

Управление Следственного комитета по Челябинской области проводит проверку заявления осужденного Евгения Хомичева, который обвиняет сотрудников колонии №10 в противоправных действиях по отношению к заключенным. Видеообращение заключенного появилось на сайте правозащитного проекта «Gulagu.net» 25 июля. «Эту запись Хомичев смог сделать, когда его отправили на лечение в ведомственную больницу №9 в городе Бакал Челябинской области. В колонии он бы не смог записать это видео: условия содержания там ужасные, ему бы никто не дал», - сказал «Газете.Ru» руководитель «Gulagu.net» Владимир Осечкин.

По словам осужденного, он попал в ИК-10 2 декабря 2010 года.

По прибытии его вместе с еще 30-ю этапированными в колонию вывели на улицу и заставили бегать вокруг лагеря - на улице в этот момент стоял, как утверждает Хомичев, тридцатиградусный мороз.

«Сотрудники заставляли бегать по промзоне, маршировать, а потом завели в какое-то здание и избили», - говорит заключенный.

Затем Хомичева отправили в карантинный блок, где он провел восемь дней, каждый из которых, по его словам, сопровождался постоянными побоями; его пытали - «выкручивали суставы рук и ног». Когда Хомичев попал в рабочий отряд, ничего не изменилось: там побои, рассказывает заключенный, также были систематическими. Били за плохо заправленную кровать и за неуместные, с точки зрения сотрудников, разговоры.

Как утверждает осужденный, в рабочем отряде его заставляли заниматься утилизацией и разборкой военного оборудования, которое, по его словам, было радиоактивно и токсично.

Хомичеву, как следует из его рассказа, приходилось распиливать «военные самолеты, вертолеты, бомбы, ракеты» и другое оборудование неизвестного назначения.

«На многом оборудовании имелись предупреждающие таблички о радиации и содержании высокотоксичных веществ. Эти таблички я и еще один осужденный срывали и прятали - они до сих пор сохранились и служат доказательством того, какое оборудование мы разбирали», - подчеркивает заключенный.

За смену, рассказывает Хомичев, нужно было разобрать 118 кг оборудования, в случае невыполнения нормы заключенных били. Сообщать кому-либо о том, чем они занимаются, осужденные не имели права: как утверждает Хомичев, его предупреждали, что, если он расскажет о своей деятельности посторонним людям, на свободу он не выйдет. Разборка токсичных и радиоактивных материалов, убежден заявитель, проходила с ведома начальника ИК-10 и его заместителя.

Жалобы в областные прокуратуру, Следственный комитет и правозащитные организации ни к чему не привели: «Мер не принималось». При этом многие жалобы, которые помимо Хомичева отправляли и другие заключенные, вообще не доходили до адресата: сотрудники колонии, через которых проходят все исходящие письма, не отправляли их. В конце записи Хомичев заявляет, что, по его мнению, нынешняя администрация колонии не имеют права работать в ИК-10, потому что «у них присутствуют садистские наклонности».

В УФСИН по Челябинской области обвинения в свой адрес категорически отвергают.

Как заявили «Газете.Ru» в пресс-службе ведомства, достоверность информации, которую Хомичев хотел выдать за факты, проверяла областная прокуратура. 31 июля в ответ на появившийся в сети ролик Хомичева управление ФСИН по Челябинской области даже опубликовало на своем сайте специальное сообщение. «В мае 2012 года челябинской прокуратурой по надзору за исполнением законов в исправительных учреждениях была проведена проверка по письменному заявлению Хомичева, утверждавшего, что администрация исправительной колонии №10 ГУФСИН России по Челябинской области злоупотребляет служебным положением и нарушает права осужденных. Тогда изложенные факты подтверждения не получили», - говорится в сообщении.

25 июля, продолжают в челябинском УФСИН, «в сети Интернет появилось незаконно снятое видеообращение осужденного Хомичева к общественности, дословно повторяющее данные, изложенные им ранее в жалобе аналогичного характера и не нашедшие своего подтверждения». Информацию, которую Хомичев изложил в видеообращении, сейчас проверяет областное управление Следственного комитета, отметили в УФСИН.

Это проверка, скорее всего, ничего не даст, уверена партнер «Gulagu.net» в Челябинской области Оксана Труфанова.

По ее словам, история Хомичева не единичный случай противоправных действий сотрудников областных колоний по отношению к заключенным. «Но никакие жалобы не помогают: пытки и избиения продолжаются, а сотрудники сидят на своих местах», - отметила «Газете.Ru» Труфанова.

Наиболее проблемными колониями в Челябинской области помимо ИК-10 считаются ИК-6 и ИК-1, говорит эксперт.

«Одна из самых громких историй связана с заключенным ИК-6 Даниилом Абакумовым, который стал свидетелем убийства другого осужденного по фамилии Коровкин. Абакумов рассказал о том, что видел, на видеокамеру, но проверки ни к чему не привели: СК и прокуратура отказались возбуждать уголовное дело. Официальная причина смерти Коровкина - последняя стадия ВИЧ, хотя Абакумов говорит, что того забили палками.

Теперь Абакумов боится возвращаться в колонию: ему поступают угрозы. В данный момент он находится в СИЗО», - говорит Труфанова. В расположенной в Копейске ИК-1, ставшей известной благодаря громкому судебному процессу над сотрудниками исправительного учреждения, которые в 2008 году забили насмерть четверых зеков, проблемы с заключенным Виталием Романовым. Ему, по словам партнера «Gulagu.net», не дали условно-досрочное освобождение потому, что, как рассказывал сам Романов, он не поздоровался с одним из сотрудников администрации и ему вынесли устный выговор.

«И вот уже полтора месяца ни правозащитники, ни родственники не могут выйти с Романовым на связь. Есть подозрение, что его специально скрывают, хотя во ФСИН это предположение, разумеется, отвергают», - рассказала Оксана Труфанова.

Последние новости