18+
  1. Платежки упали в серую зону

Платежки упали в серую зону

Платежки упали в серую зону
«Росфинмониторинг по просьбе ГУ МВД России по Центральному федеральному округу проверит финансовые проводки тюремного ведомства и поставщиков спецоборудования для колоний.

ЦитатаБюджетные средства, похищенные при закупках интегрированных систем безопасности для ФСИН, не может найти даже РосфинмониторингКонец цитаты Речь идет о контрактах на закупку интегрированных систем безопасности (ИСБ), в 2010–2012 годах на эти цели было выделено 1,2 млрд рублей, - сообщает 1 октября издание хищениях 1,3 млрд рублей на поставках "электронных браслетов"».

«Поставки ИСБ в колонии и закупки электронных браслетов контролировали одни и те же высокопоставленные чиновники ФСИН. Среди них экс-замдиректора ФСИН Николай Криволапов и экс-начальник службы собственной безопасности Евгений Горошко, — приводят в понедельник «Известия» слова хорошо информированного источника, близкого к следствию. — Конкурсы на поставки ИСБ всегда были открытыми, но в 2010 году именно УСБ ФСИН вдруг засекретило тендер. К участию в закрытом конкурсе были допущены лишь свои фирмы, на счета которых и переводились деньги».

Директором ФСИН на тот момент был Александр Реймер, источники в МВД и тюремном ведомстве утверждают, что он был в курсе происходящего. Тогдашний начальник Главного центра инженерно-технического обеспечения полковник Виталий Наконечный и начальник отдела контроля качества приемки технических средств этого подразделения полковник Сергей Гирич написали несколько рапортов на имя директора ФСИН, в которых рассказали о нарушениях закона и предупредили о возможных махинациях. Однако офицеров не услышали. Более того, Служба собственной безопасности ФСИН начала против них проверку, материалы которой были переданы в СКР. Но следователи отказались возбуждать против Наконечного и Гирича уголовное дело, потому что материалы проверки оказались сфальсифицированными.

— Я написал около 600 страниц рапортов и докладных на имя директора ФСИН Реймера, стараясь не допустить этих поставок, а в итоге меня попытались отправить за решетку, — возмущается Виталий Наконечный. Сейчас он судится со ФСИН, чтобы восстановить свое доброе имя.

С Александр Реймер оказался недоступен для комментариев.

Конкурс, против которого протестовали высокопоставленные офицеры ФСИН, был проведен в сентябре 2010 года. Право поставлять ИСБ в колонии получили фирмы «АльянсСпецСтрой», «C Инжиниринг» и НПО «Инженерные системы».

Примечательно, что в список компаний, допущенных к закрытому тендеру, который составляло УСБ ФСИН, была внесена «дочка» «АльянсСпецСтроя» ООО «Спецтехрешения», а также несколько фирм, зарегистрированных по адресу Бумажный проезд, 2/2. Позже выяснилось, что этот же адрес использовался при регистрации ФГУП ЦИТОС, руководство которого сейчас обвиняется в махинациях с поставками электронных браслетов.

По итогам закрытого конкурса цена одной ИСБ выросла с 9–12 млн до 30 млн рублей. Всего же в 2010–2012 годах на поставку ИСБ фирмам-победителям было выделено 1,2 млрд рублей.

Требования к ИСБ, прописанные в документации, предъявлялись самые высокие: не менее четырех рубежей контроля по всему периметру колонии, беспрерывная работа всех комплексов при температуре от минус 50 до плюс 50, видеонаблюдение в ночное время снаружи и внутри, информация должна храниться не меньше 10 суток и дублироваться на разных носителях. Телевизионные камеры планировали установить буквально везде: от ШИЗО, столовой, медсанчасти и бани до коридоров, лестниц, комнаты приема посылок и бараков, где живут осужденные.

— По задумке это оборудование должно было заменить обычных охранников и сократить на них расходы, но его использование оказалось еще более затратным. Например, стоимость комплекса для колонии-поселения в Саратовской области составила 29 млн рублей, а ИК общего режима в Оренбургской области 120 млн рублей, — рассказывает источник «Известий» во ФСИН. — На эти деньги можно к каждому зэку в этих колониях приставить по автоматчику, чтобы они их в течение года охраняли.

При этом из 17 закупленных систем в эксплуатацию было введено только две. Источники рассказывают, что ящики с закупленным оборудованием даже не стали вскрывать: вся техническая документация и требования к системам появились потом, после закупок. А «гарантийный срок» на оборудование истек еще год назад. Почему не ввели остальные 15 систем ИСБ, во ФСИН объяснить не смогли.

— Нарушения при закупках и поставках охранного оборудования выявили наши подразделения, мы сами инициировали это расследование и заинтересованы в том, чтобы пропавшие деньги нашли, — говорит официальный представитель ФСИН Кристина Белоусова.

Издание связалось с директором «АльянсСпецСтроем» Борисом Синельщиковым, однако от комментариев он отказался. Представители «C Инжиниринг» и НПО «Инженерные системы», которые также выиграли «закрытые торги», отвечать на вопросы не стали.

Впрочем, еще до начала широкомасштабной тюремной реформы ФСИН начала закупать системы ИСБ. В 2011–2012 годах на них перешли 67 учреждений (6% от общего числа), 332 наблюдательные вышки стали не нужными, и их убрали, а 1,2 тыс. сотрудников сократили или перевели на другие работы. Но переход на новое спецоборудование не сделал охрану надежнее. В 2012 году число побегов из учреждений ФСИН увеличилось на 100%, а число убийств — на 53%. Глава ФСИН Корнеенко связал этот рост именно с сокращением числа охранников.

Правозащитник Валерий Борщов говорит, что на самом деле экс-директора Реймера не интересовали технические новинки.

— И «браслеты» и «охранные системы» с множеством видеокамер начинал внедрять Юрий Калинин, который был в тюремном ведомстве до Реймера и Корниенко, — рассказывает Борщов. — Реймер же стал громко рассказывать об этих новшествах как об одной из составляющих тюремной реформы. При этом рядовым сотрудникам, естественно, не нравилось, что с помощью новых систем можно следить не только за заключенными, но и за ними самими. Разговоров было все больше и денег выделялось больше, а работающей аппаратуры становилось меньше.

Высокопоставленный собеседник во ФСИН вспоминает, как еще при Калинине тестировали новые системы.

— Было несколько колоний, полностью оснащенных видеокамерами и ИСБ. Из Москвы даже можно было наблюдать, что в данный момент делают заключенные и куда идет дежурный смены. Или как строительный кран стоит на приколе, а в это время в Москву докладывают, что стройка на объекте идет полным ходом, — говорит он. — Был смешной случай, когда Калинин позвонил в дежурку и устроил разнос подчиненным: у них прямо на плацу, где проходят построения, зэки курили и бросали окурки, а надзиратели этого не замечали. Таким тотальным контролем в итоге оказались недовольны и сидельцы, и те, кто их охранял.

Впрочем, наличие видеокамер позволило расставить все точки над i во время расследования массовых беспорядков летом 2008 года в ИК-10 Ростовской области. Правозащитники утверждали, что заключенных избили сотрудники колонии и это стало причиной бунта. Однако съемка внутри колонии показала, что первыми все же напали осужденные, после чего тюремщики применили спецсредства.

Схема, по которой отмывались деньги, выделенные на ИСБ, напоминает ту же, что использовалась руководством ФГУП ЦИТОС при поставках электронных браслетов, замечают в МВД. Деньги, перечисляемые в ЦИТОС, уходили в его самарский филиал. В 2010–2011 годах туда было переведено порядка 2,2 млрд рублей. Филиал же распределял финансовые потоки. Часть средств шла на закупку самых дешевых низкокачественных деталей, из которых собирались электронные браслеты, а львиная доля уходила на счета десятка фирм–однодневок. Конечными получателями бюджетных денег значились швейцарские офшоры и гонконгские фирмы, расследование продолжается.

Между тем, по данным издания, «оперативники, начинавшие расследование о коррупции во ФСИН, сейчас отстранены от дела. Нет у следствия претензий и к экс-директору ФСИН Александру Реймеру, которого первоначально подозревали в причастности к коррупционным схемам. Теперь следователи считают, что бывшего главу тюремного ведомства, как экс-министра обороны Анатолия Сердюкова, вводили в заблуждение подчиненные, а он только подписывал документы».

24 апреля 2012 года в публикации Агентства федеральных расследований FLB «Бизнес обеспечил «зонам» побег» говорилось: «служебная проверка, проведенная ревизорами ФСИН, вскрыла нарушения при закупках и монтаже охранных систем для колоний и тюрем почти на 1 млрд рублей. В итоге многие зоны, по мнению проверяющих, фактически остались без охраны: за последние три года в России произошло 16 попыток побегов, когда в колониях не сработали электронные системы сигнализации. Материалы проверки направлены в Следственный комитет.

Во ФСИН не скрывают, что поводом для внутреннего расследования закупок интегрированных систем безопасности (ИСБ) для российских колоний послужил ряд публикаций в «Известиях». В заметках говорилось, что на закупку ИСБ для тюрем и колоний из бюджета в 2008–2010 годы было потрачено несколько сотен миллионов рублей, но само оборудование оказалось фактически непригодным для использования.

Несколько дней назад проверка во ФСИН завершилась и ее результаты оказались неутешительными. Право на производство и поставку спецаппаратуры во ФСИН получили не госкомпании, а коммерческие структуры, которые только в 2008–2009 годах заработали более 1 млрд рублей. При этом бизнесмены регулярно срывали госконтракты.

Так, в 97 колониях не было смонтировано оборудование на сумму почти в 570 млн рублей. В 82 учреждениях поставщики не представили документацию на комплексы общей стоимостью 449 млн рублей, не приняли участия в пусконаладке 73 комплексов почти на 300 млн.

«Вследствие технической политики, проводившейся ФСИН России на протяжении ряда лет, снабжение учреждений уголовно-исполнительной системы ИСБ поставлено в зависимость от определенного круга поставщиков», — говорится в заключении ревизоров, которое имеется в распоряжении «Известий».

В итоге, резюмируют проверяющие, 28 охранных комплексов в колониях работают с техническими проблемами и специалисты ФСИН не могут их устранить. Только на доукомплектование поступившей техники из бюджета ФСИН пришлось выделить еще более 43 млн рублей.

Разумеется, такие системы не могут гарантировать качественной охраны. В 2008–2011 годах было совершено 16 попыток побегов, когда не сработали системы обнаружения и сигнализации, говорится в материалах проверки. В 10 случаях беглецов поймала охрана, но еще шесть зэков смогли скрыться. Один из таких случаев — побег в Калмыкии обвиняемого в разбоях Залимхана Атаева: он выбрался на свободу, проломив стену. При этом не сработало ни одно из 11 установленных инженер-технических средств.

Материалы проверки переданы в Следственный комитет, который теперь будет решать вопрос о возбуждении уголовных дел против виновников срыва госпрограммы. Фигурантами дел могут стать люди из «старой команды» ФСИН — служившие при прежнем директоре ФСИН Юрии Калинине, который теперь представляет в Совете Федерации Пензенскую область.

Скандал вокруг охранного оборудования разгорелся во ФСИН еще в 2010 году. Новый глава ведомства Александр Реймер тогда заявил, что он столкнулся с нечистоплотностью, предательством и прямым саботажем сотрудников, ставящим под угрозу всю систему безопасности. Речь шла именно о закупках оборудования для ИСБ, которые внедряются в российских СИЗО и колониях в рамках масштабной реформы системы до 2020 года.

Системы включают в себя видеокамеры, мониторы, запирающие устройства, средства связи, тревожные сигнализации и датчики, сложные охранные комплексы и другие специальные приборы с единым программным центром управления.

Поставленная во ФСИН техника оказалась некачественной и разукомплектованной. Например, ИСБ могли работать только при «офисной» температуре от минус 5 до плюс 35 градусов, на них не было проектной документации.

Виновниками тогда были названы начальник Главного центра инженерно-технического обеспечения полковник Виталий Наконечный и начальник отдела контроля качества приемки технических средств этого подразделения подполковник Сергей Гирич. Их заподозрили в лоббировании интересов определенных фирм. Для этого якобы в технические задания вносились «маячки», которые давали преимущество только узкому кругу компаний.

Материалы против Наконечного и Гирича передали в СКР, но следователи ничего криминального в их действиях тогда не нашли”, - писали “Известия”.

Последние новости
Еще из раздела «Версии»