18+
  1. Под «крышей» «фронта»

Под «крышей» «фронта»

«Все сельхозпредприятия захвачены в целях спекуляции землей, а не с целью развития сельского хозяйства», - это безапелляционное и одновременно лживое заявление, как визитная карточка межрегионального общественного движения «Крестьянский фронт», организации созданной около двух лет назад якобы для защиты интересов крестьян.

Возглавляет этот любопытный симбиоз профессиональных юристов и вроде бы крестьян Евгений Авсеенко – выходец из силовых структур. Откуда эта неожиданная боль за «обделенных и обманутых подмосковных крестьян», на которую пробило вдруг 39-летнего горожанина и хозяина процветающей фирмы «Авсеенко и партнёры».

Члены «фронта» не жалеют ни сил, ни денег, чтобы объезжать деревни и баламутить стариков, обещая мифический возврат каких-то гектаров и миллионов взамен митингов, пикетов и коллективных писем под флагом «Крестьянского фронта». А флаг у «фронта» очень сомнительного цвета – ложь, дезинформация, провокация – основные его цвета. Может быть, поэтому на политическом фронте у «фронта» особо ничего не получается. Партия «Яблоко», взявшая эту общественную организацию в союзники на выборах весной 2007 года в московскую областную Думу, выборы с треском проиграла. Видимо «яблоко» настолько зачервивело, раз пошло на объединение с такой одиозной и нечистоплотной в средствах конторой. Но лидеры «фронта» не расстраиваются - не получилось с «яблоком», вдруг получится с грушей или сливой. Какая разница.

Этим новым сладким плодом стала земля, переделом которой и пытается заниматься сегодня «фронт», по сути, превратившись из общественной организации в самую банальную коммерческую структуру.

Наиболее активно организация ведет себя в Московской области. Оно и понятно, здесь самая дорогая земля – цена вопроса очень высока.

Немного предыстории. В начале 90-х годов прошлого века в ходе приватизации сельхозпредприятий работники колхозов и совхозов были наделены земельной долей и имущественным паем. Предполагалась, что реформа приведет к подъему сельского хозяйства. Но этого не произошло. Напротив, деградация на селе ускорилась: резко сокращались посевные площади, падало поголовье скота, а деревня спивалась. В 2002 году появился закон об обороте земель сельхозназначения, который создал условия для прихода в сельское хозяйство инвесторов. В отрасль требовались серьезные финансовые вливания, поэтому нужны были инвесторы.

Одним из таких инвесторов стала предприниматель Татьяна Остроухова, которая начала финансировать отягощенный долгами и сплошными убытками сельскохозяйственный кооператив (СПК) «Синичино» в Можайском районе Московской области. Электроэнергия отключена за долги, поголовье скота сократилось с 2500 голов до 250, из 6 тысяч га засевались только 140, цена молока низкого качества – 6 рублей при себестоимости 13. Самые доходные активы (деревообрабатывающий цех и АЗС) были проданы. Состояние оставшихся активов было таково, что после переоценки их стоимость снизилась с 52 млн. рублей до 8 млн. при общей сумме долга СПК на тот момент 7,5 млн. И пьянство, беспробудное и беспросветное.

Придя в СПК в 2002 году, она сразу расставила все акценты: «Я – бизнесмен, а не благотворительная организация. И не могу себе позволить вашу экономику. Будем учиться работать по-новому»…

Вникая в дела хозяйства, Остроухова неожиданно для себя обнаруживает, что СПК по вине бывших руководителей де-юре не имеет земли, заявленной в Уставе СПК. И ООО «Агрофирма Синичино», как представитель инвестора, войдя в структуру СПК, получило разваленное хозяйство без земли. Тогда Татьяна Николаевна на общем собрании в январе 2003 года предлагает членам кооператива продать ООО «Агрофирма «Синичино» свои права на земельные доли. Альтернатива у селян была только одна: оформить выдел участка под крестьянское фермерское хозяйство. Там же на собрании была предложена цена за земельный пай – 3000 рублей и за имущественный пай – 100 рублей. Протокол собрания свидетельствует, что на членов кооператива никакого давления не оказывалось.

Большинство членов СПК решили свои доли продать. Но не все – 90 человек отказалось, что лишний раз подтверждает – у каждого было право выбора.

Что касается цены за долю, надо понимать такую вещь, что Остроухова покупала не землю, а только бумагу на право владения. Чтобы стать владельцем земли, крестьянин должен был пройти длительную юридическую процедуру. Никто на тот момент эту процедуру пройти не смог – и дорого, и хлопотно. Татьяне Остроуховой на оформление земли в собственность потребовался почти год. Расходы на оформление, плюс вложения в хозяйство ( погашение долгов, капитальный ремонт помещений, приобретение техники) сделали стоимость одной доли для инвестора уже не 3 тысячи, а 250 тысяч рублей.

Вот после этого появились жалобщики. По прошествии двух лет они посчитали, что их обманули. Характерная деталь - все авторы жалоб – бывшие руководители хозяйства, то есть люди, от которых зависело благополучие СПК. Ничего, не добившись, жалобщики успокоились, возможно, понимая, что Остроухова не на словах, а на деле занялась развитием СПК.

Казалось, что в истории поставлена точка, но этим летом противостояние возобновилось, к которому подключился «Крестьянский фронт». Суть претензий осталась та же – нас обманули, заплатив по 3000 рублей за земельную долю. В конце жалобы – обязательное как «Отче наш» - «мы простые люди, всю свою жизнь работаем на земле и не знаем многих юридических тонкостей». Лукавят авторы. Люди они далеко не «простые» и тонкостям юридическим их научили.

«Крестьянский фронт» позиционирует себя, как организация, защищающая интересы крестьян. Крестьянин – человек, работающий на земле. Но даже адвокат Шугаев признает, что в большинстве случаев обращающимся к ним людям земля не нужна, нужны деньги. Жалобщики из Синичино, которые давно не работают в хозяйстве, не исключение – им тоже нужны деньги.

Это собрание, взбудораживавшее часть местных жителей, можно было бы считать досадным и случайным недоразумением, если бы не последующая цепь событий, анализ которых позволяет предполагать, что это заранее спланированная акция по смене собственника в СПК «Синичино». А «обиженные» пайщики всего лишь удобный инструмент в реализации задуманного.

«Крестьянский фронт» в Синичино создает из жалобщиков некую инициативную группу и в конце августа проводит сбор подписей за проведения собрания бывших пайщиков СПК со следующей повесткой.

«Прекращение полномочий председателя правления, членов правления, членов наблюдательного совета.

На следующий день в газете «Трибуна» появляется статья «Можайский» передел, полная лжи и грязных инсинуаций в отношении Татьяны Остроуховой. Автор повторяет все те же домыслы «обиженных» пайщиков, но делает это грамотнее и циничнее. Чтобы не быть привлеченным к суду за клевету, он к каждому пункту лжи и грязи обязательно добавляет «по их мнению», «похоже», «якобы» и т. д.

6 октября состоялось собрание бывших членов кооператива. Именно, «бывших», потому что в СПК их никто не восстанавливал. Присутствовало около 300 человек и среди них ни одного работающего в кооперативе. Такое большое количество собравшихся «неработающих» объясняется очень просто. Представители «фронта» распускали слухи среди селян, что на собрании, если и не будут выплачивать деньги за земельный пай, то назовут дату, когда это событие (выдача денег) произойдет. Как и следовало ожидать, вопрос о деньгах на собрании даже не поднимался.

Вся процедура перевыборов, и плохо срежиссированая, и еще хуже отрепетированная (докладчики даже по бумажке плохо читали), заняла чуть более 15 минут. Если рассмотреть персональный состав «нового руководства» СПК, то каждого из них хочется по очереди обнять и долго-долго плакать. Выдвигая их на руководящие должности, было отмечено, что все они «бывшие управленцы». Эти «бывшие управленцы» в свое время довели кооператив «до ручки», развалив в хозяйстве все, что только было возможно и невозможно. Именно поэтому можно сделать вывод, что будущее кооператива никого из собравшихся не интересует. В свете вышесказанного комичной выглядит формулировка «смещения» Татьяны Остроуховой с должности – выразить недоверие, так как не справилась с работой в СПК. Дело в том, что устроителям собрания спутал карты начальник управления сельского хозяйства Можайского муниципального района Василий Кирдяшкин. Он попросил слова и в своем выступлении обрисовал положение в СПК «Синичино». И вот, какая получилась картина. За годы работы Татьяны Остроуховой СПК вошел в тройку лучших хозяйств района: надои молока достигают почти 5 тысяч кг в год от коровы, увеличиваются ежегодно засеваемые площади, стабильно растет заработная плата, постоянно благоустраивается территория Синичино, капитально ремонтируются производственные помещения. Положение бросился спасать один из руководителей «фронта» крестьянин-адвокат Сергей Шугаев. Инструменты спасения у адвоката удручающи до однообразия – ложь и дезинформация. Он сходу заявил, что цифрам, которые назвал начальник управления доверять нельзя. Мол, Остроухова завышает данные в статистической отчетности, а у администрации района мало сотрудников, чтобы перепроверить эти данные. Театр абсурда имени одного придурка. Если верить словам того же Шугаева, сказанные месяцем ранее, что Остроухова – мошенница, то она должна была бы занижать данные, а не завышать.

Все действия «Крестьянского фронта» наряду с одновременными налоговыми, прокурорскими и другими проверками СПК «Синичино», наводят на мысль, что это хорошо спланированная акция, цель которой дискредитация руководства успешно работающего хозяйства, подрыв деловой репутации. Такие масштабные действия вряд ли были возможны без поддержки чиновников различного уровня. Спрашивается зачем?

Недавно министр сельского хозяйства Алексей Гордеев, говоря о перспективах отрасли, заметил, что в скором времени инвестиции в сельское хозяйство будут также выгодны, как они выгодны сегодня в нефтяном и газовом секторах. Может быть, именно в этом кроется причина такой активности «Крестьянского фронта». Сельское хозяйство может стать прибыльным и выгодным бизнесом. Но одни предприниматели для достижения этой цели, такие, как Татьяна Остроухова, вкалывают в поте лица, другие, предпочитают прийти на готовое. Эти «другие» используют различные рейдерские схемы, опробованные и обкатанные в промышленности, чтобы захватить динамично и успешно развивающиеся сельхозпредприятия. Как, например, СПК «Синичино».

23 октября в Синичино произошло событие, если и не переломное, то точно знаковое. Против рейдерских наездов «фронта» выступили крестьяне, но не те мифические, а самые настоящие – члены СПК, чьим трудом и возрождается сегодня хозяйство. По их инициативе было созвано собрание трудового коллектива, на которое был приглашен глава Можайского района Владимир Насонов. Поводом явилась незаконная регистрация нового состава правления СПК в налоговой инспекции. Незаконная, потому что есть решение арбитражного суда о приостановке регистрации. Удивляет только поспешность, с которой сотрудники налоговой инспекции произвели регистрацию.

Все собравшиеся были единогласны в главном – нельзя допустить захвата и развала хозяйства. Как эмоционально заметила одна из сотрудниц СПК: «Если они придут, то мы их дубиной». Крестьяне благодарны Остроуховой за то, что с ее помощью хозяйство уверенно встает на ноги. Но у этой благодарности есть и оборотная не менее важная сторона. После долгих лет бессмысленного полускотского существования (отсутствие работы или работа без зарплаты, пьянство и т.д.) крестьяне почувствовали себя настоящими людьми, хорошо теперь понимающие ради чего живут и работают. Они защищают сегодня не только свое хозяйство, но и отстаивают свое право оставаться людьми. Такое право дорогого стоит.

Нужно понимать и такую вещь, что если у «фронта» получится захватить СПК, то будет создан прецедент, который может попросту разрушить сельское хозяйство не только в районе, но и области. Ведь в районе есть еще хозяйства, в которые пришли инвесторы. И, если, не дай бог, в этом противостоянии с «Крестьянским фронтом» и стоящими за ним заказчиками, Остроухова проиграет, то в очереди на захват могут оказаться и другие хозяйства. Может полыхнуть так, что мало не покажется. Взрывоопасность ситуации, очевидно, понимает и глава района Владимир Насонов, который в своем выступлении подчеркнул, что «он двумя руками «за», чтобы хозяйство существовало и развивалось. Тем более, он сам в свое время рекомендовал Татьяну Николаевну в хозяйство. При этом он подчеркивал, что надо дождаться решения суда и только потом принимать решения.

Любопытная ситуация получается. Самозванцы пытаются захватить СПК, а законный руководитель СПК – Остроухова – должна через суд доказывать, законность своего руководства.

Сложившаяся ситуация лишний раз подтверждает, что «Крестьянский фронт», возможно, всего лишь внешне благопристойная «крыша» для решения чисто рейдерских задач. Чтобы не говорили лидеры «фронта», факты свидетельствуют об одном – развалить СПК «Синичино». Знакомая схема, не правда ли? Попытаться обанкротить предприятие, а потом его захватить. Представители «фронта», по всей видимости, отрабатывают чей-то заказ по захвату СПК, а крестьяне оказались самым подходящим инструментом для выполнения заказа.