Погромы показали, что в Казахстане есть «чужие»

Погромы показали, что в Казахстане есть «чужие»
Фото: https://vlast.kz/
Село Аукатты, где компактно проживали дунгане, напоминает сейчас кадры из фильмов о войне - сгоревшие дома, на обочине - почерневшие от огня автомобили. Аукатты, Сортобе, Масанчи - это преимущественно дунганские села на юге Казахстана, которые в ночь с 7 на 8 февраля пострадали во время погрома.

Бытовой… межнациональный конфликт

Источник «Века» в Астане охарактеризовал ситуацию следующим образом. Юг Казахстана, где расположены дунганские села, - это депрессивный регион. По его словам, власти Казахстана считают, что конфликт удалось погасить и не допустить его разрастания на соседние населенные пункты. Что касается развития ситуации, то источник «Века» прогнозирует, что верховные власти «будут закручивать гайки».

И, действительно, первые увольнения уже начались. Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев уволил сразу несколько чиновников и руководителей управления МВД по Жамбылской области. А следом глава Казахстана освободил от должности и губернатора, который в этой стране называется аким.

Итак, по официальной версии, бытовая ссора, которой провокаторы придали направленность межнационального конфликта, началась с мелочи. Наряд полиции попытался остановить автомобиль с местным жителем. Дело происходило в Кордайском районе Жамбылской области, где в нескольких селах компактно проживает такая народность, как дунгане.

Нарушитель не остановился, но полицейские догнали его уже возле его дома в селе Сортобе. Но подоспевшие местные жители избили полицейских - казахов по национальности - и не дали задержать нарушителя.

Между тем, сами дунгане рассказывают другую версию случившегося. По словам председателя ассоциации дунган Казахстана Хусея Даурова, все было не совсем так. По его версии, 5 февраля на трассе произошла драка между казахами и дунганами «4 на 2». Одни перегородили дорогу КАМАЗом, другие вышли из машины возмущаться. Слово за слово - подрались. Во время драки толкнули пожилого мужчину-казаха. Но вечером дунганские старейшины поехали к казахским и вроде бы все мирно разрешили. Однако местные власти пригнали 15 машин ГАИ, экипаж одного из патрулей остановил двух дунган и якобы потребовал у них 100 тыс. тенге.

Моя полиция меня не бережет

А дальше идет общеизвестная версия, когда в ответ в ночь с 7 на 8 февраля отряды казахов напали на села, где компактно проживают дунгане. Нападавшие стреляли в местных жителей, группами нападали и избивали, поджигали дома и автомобили. Самого Хусея Даурова тоже избили, у него сломана рука. По его словам, нападавшие были вооружены ружьями и арматурой. Причем, жалуется дунганский старейшина, в ходе погрома появилась полиция, но полицейские не задерживали нападавших. Что касается ОМОНа, то спецподразделения прибыли только в 23.00 пятницы, хотя погромы начались примерно в 17.00-18.00 пятницы и шли до 5.00 утра субботы.

На сегодняшний день известно об 11 погибших, около 140 человек считаются ранеными, разгромлены и сожжены несколько десятков домов и машин, тысячи людей, включая женщин, стариков и маленьких детей, бросились спасаться через границу в Кыргызстан.

Казахские власти долгое время создавали Казахстану имидж спокойной и дружелюбной страны, где нет места межнациональной розни (гонения на русских благополучно не замечались по обе стороны российско-казахстанской границы).

Несмотря на то, что Нурсултану Назарбаеву досталась многонациональная вотчина, ему удавалось около 30 лет не допускать громких конфликтов. Справедливости ради, официальная Астана проводила все эти годы ассимиляцию русских и других народностей, но все же не такими зверскими темпами, как на нынешней Украине.

И, действительно, на фоне других республик бывшего СССР Казахстан выгодно выделялся. Именно поэтому сообщения о случаях, подобных массовому конфликту между казахами и дунганами, звучат теперь как гром среди ясного неба.

Но, как показали погромы в дунганских селах на юге страны, на самом деле в Казахстане далеко все не так радужно.

Народ-эмигрант

По открытым источникам, в Казахстане на 18 млн. 600 тыс. человек населения приходится достаточно многонациональный состав. Из них 67,98% - это казахи, 19,32% - русские, 3,21% - узбеки, по 1,47% украинцев и уйгуров, 1,10% - татары.

И это не считая совсем малых народностей таких, как дунгане. Дунгане (их самоназвание «хуэйцзу») - это китайцы, исповедующие ислам.

В XIX веке хуэйцзу восстали против династии Цин. Дунганское восстание охватило провинции Шэньси и Ганьсу. Бунт, продолжавшийся в активной фазе с 1862 года по 1869 год, унес жизни от 8 до 15 млн. человек. Последний отряд в составе 5 тыс. дунган под командованием командира Биянху ушел на территорию Российской империи в 1877 году.

После разгрома восставшие хуэйцзу переселились на территорию Российской империи и Монголии. Поэтому после распада СССР дунгане оказались на территории современных Казахстана, Киргизии и Узбекистана. Сегодня в Казахстане дунгане насчитывают всего около 30-40 тыс. человек (например, данные за 2007 год оценивают их количество в 36 тыс. человек).

Дунгане во многом сохранили свои культуру и традиции. На это повлиял тот фактор, что после переселения они старались жить замкнутыми общинами со своим самоуправлением. Община выбирала старшину, власти разрешали им объединяться в самоуправляющиеся волости. Поскольку религия дунган - это ислам, то большое влияние имели имам и другие представители мусульманского духовенства.

Итак, конфликт на юге Казахстана показал, что на самом деле в стране все далеко не так радужно. И массовые столкновения казахов с дунганами - далеко не первый подобный случай. В принципе, если внешние игроки делают ставку на дестабилизацию по принципу «разделяй и властвуй», то разжигание межнациональной розни - это метод, который, что называется, на поверхности. И здесь в «группе риска» оказываются в первую очередь многонациональные страны вроде Казахстана и Украины.

В рассказе дунганского старейшины обратите внимание на поведение казахских полицейских - казахов по национальности. Да и власти Казахстана, несмотря на версию о «бытовом конфликте», не могут объяснить, почему для прекращения «мелкой ссоры» пришлось в срочном порядке перебрасывать отряды ОМОНа. И только после того как власти ввели в села, где проживают дунгане, отряды ОМОНа, военных и Национальной гвардии, погром удалось прекратить.

Поэтому, несмотря на официальную версию о «бытовом конфликте», остается без ответа ряд вопросов. Например, кто те неведомые провокаторы, которые оперативно превратили бытовую ссору в националистический погром? Кто организовал и вооружил погромщиков? Понятно, что отряд в несколько сотен человек нуждается в руководстве. Поэтому возникает еще и вопрос, кто руководил погромщиками? Наконец, события в ночь с 7 на 8 февраля выглядят как вооруженный погром, а не «массовая драка», как пишут СМИ.

Без ответов на все эти и другие вопросы картина конфликта между казахами и дунганами будет неполной.

Бахытжан Копбаев, политолог, сопредседатель Республиканского общественного объединения «Казахстанское общество интернационалистов» (Казахстан)

Сегодня межнациональные вопросы в Казахстане являются самым слабым звеном - и эти события антидунганского направления это показали. Специфика информационной политики заключается в том, что власть транслирует информацию на казахоязычную аудиторию одну, а для русскоязычной аудитории другую.

Например, недавно был создан национальный совет общественного доверия при президенте. Так вот, состав совета сформировали из числа друзей одного из помощников президента. При таком подходе настоящие проблемы, которые волнуют общество, остаются вне сферы интересов власти. Сегодня национальный совет общественного доверия почти полностью состоит из националистов, за исключением пары «обязательных светлых», причем, некоторые из них не скрывают свои радикальные взгляды.

Мы не раз уже выявляли неонацистские и ультраправые организации, которые сами себя называли фашистскими. Мы показывали властям их призывы к насилию против других национальностей, но власти не обращают на это внимание.

Считаю, что все эти нападения на национальные меньшинства - это просто репетиция перед тем, как напасть на русских, узбеков и других.

Но эксперты заранее предупреждают, что нападение на миллионы русских, узбеков и граждан других национальностей приведет к очень плачевным результатам для Казахстана, вплоть до распада страны.

К сожалению, массовые столкновения между казахами и дунганами показали, что, если так пойдет и дальше, нам не избежать межнациональных конфликтов. По большому счету, это просто вопрос времени.

И эта ситуация усугубляется еще и спецификой общественного строя в Казахстане. Во-первых, падение уровня жизни, ВВП Казахстана с $240 млрд. упал до $156 млрд., и все жители страны это ощутили на себе.

Все важные сферы бизнеса в Казахстане разделены между несколькими олигархами и их кланами, поэтому никто «со стороны» не может участвовать в газовом, нефтяном или любом другом бизнесе, связанном с недрами.

Ограниченные возможности приводят к росту напряженности - вот почему радикальные националисты пытаются, как тараканы в банке, сожрать тех, кто слабее.

Лично для меня эти столкновения подтвердили такой вывод: можно всего за несколько секунд поднять людей и отправить убивать других людей.

А так как бытовой национализм всегда существовал и люди на бытовом уровне всегда сталкивались друг с другом, часть населения на подсознательном уровне таит обиды против других народностей.

Сегодня мы видим жуткие комментарии, когда многодетные женщины, которые, по идее, должны бы говорить умные вещи, а они с сожалением пишут в соцсетях в стиле «как жаль, что дунгане убежали. А надо было загнать их в школы и сжечь вместе с детьми».

Честно говоря, средневековый ужас охватывает, когда видишь такие комментарии, когда смотришь кадры, как радикалы ходили по улицам и стреляли по жителям дунганских сел, выбирая жертв чисто по национальному признаку.

Если политика официальной власти страны по нагнетанию русофобии, синофобии, ксенофобии как таковой не изменится, то прогнозирую, что кровопролитных столкновении в будущем нам не избежать, и к 2030-2040 годам такого государства, как Казахстан, просто может и не быть в нынешнем виде.

Олжас Кожахмет, публицист, участник Клуба Ресентимент (Казахстан)

Сейчас, когда первоначальный шок от трагических событий прошел, делаются попытки найти произошедшему рациональное объяснение в почти конспирологическом духе. Власти обвиняют в случившемся неких провокаторов, сами жители сел говорят, что не впервые видели многих из погромщиков, анонимные Телеграм-каналы объясняют погромы интригами внутри силового аппарата (дескать, это связано с борьбой за добычу от контрабанды и наркотрафика и дунгане вовлечены в эти процессы).

Вполне возможно, что некоторые или даже все эти факторы имеют место, но, несомненно, что главной причиной межэтнических столкновений в Жамбылской области, а также бурной реакции казахского общества является чрезвычайно накалившаяся социальная и духовная атмосфера в стране. В социальных сетях, особенно в их казахоязычном сегменте, в эти дни прозвучало множество высказываний в духе самого оголтелого шовинизма и погромной ксенофобии.

Социально-экономические неурядицы последних лет, а также тектонические культурные сдвиги, которые происходят в нашем обществе, ударными темпами формируют электорат, заряженный ультраправыми идеями в духе даже не национализма, а племенной какой-то ненависти к чужакам или другим непохожим. Тот факт, что дунгане - это народ, исповедующий, как и казахи, суннитский ислам ханафистского масхаба, не имеет никого влияния на взбудораженный народ.

Безумная совершенно синофобия, которая раскручивается в Казахстане последние годы (ее причины и авторы - отдельный разговор), дает свои плоды, но дело не только в ней.

Ранее аналогичные взрывы насилия случались по отношению к туркам (местным и рабочим мигрантам), арабам, чеченцам и уйгурам. Эта тенденция, к сожалению, будет только нарастать и на горизонте не видно пока позитивных политических альтернатив - ни во власти, ни в оппозиции.

Ислам Кураев, политолог (Казахстан)

На самом деле, в регионе имелись проблемы, и они скапливались, откладывались в долгий ящик. В данном случае произошел социальный взрыв. Людей больше побудило к конфликту попустительство правоохранительных органов. Были виноватые - их надо было задержать, отсутствие действий, регламентируемых законом, привело к ожесточенным столкновениям на этнической почве. Хотя это рядовой, бытовой случай, которых на самом деле в Казахстане большое количество.

Но последствия мы все видим.

Есть проблемы в части этнической политики власти. Думаю, что проблема этнополитики - это наследство СССР. Изучая историю, мы понимаем, что это было сделано намерено, для создания будущих очагов конфликта. Сегодня все на себе это испытывают, кто-то преодолевает более мягко, а кто-то жестко.

Нужен новый подход к созданию единого общества. Все по понятиям советского прошлого считают, что, живя в одной стране, они могут быть представителями другой нации. Хотя нация - это признак обозначения государства проживания, ты можешь быть кем угодно этнически, но если ты в Казахстане - ты казах, в Турции - турок, в США - ты американец. Нормальная международная практика. Власти задумывались над этим фактом на заре независимости, но тогда пошло что-то не так, сегодня другие причины. Но думаю, что референдум или другие методы опроса населения помогли бы определить золотую середину.

Реклама на веке
Как разместить
Неестественное развлечение Повышениям пенсионного возраста – быть
Нецензурные и противоречащие законодательству РФ комментарии удаляются