18+
  1. Живут сверхбогато от зарплаты до зарплаты

Живут сверхбогато от зарплаты до зарплаты

Живут сверхбогато от зарплаты до зарплаты
Такое ощущение, что кризис и санкции для топ-менеджеров российских «госдочек» уже преодолены. Средний доход руководителя госкомпании в 2014 году вырос в среднем в 1,6 раза и превысил все «психологические отметки». Зарплаты «золотых управленцев» традиционно растут независимо от состояния российской экономики. Но за что?

Руководители госкомпаний в России – недочиновники и недобизнесмены, этакие «наемные управленцы за госсчет с преференциями в отрасли». Среди глав российских компаний - это самые обеспеченные люди, к тому же обласканные государственными благами типа доступа к стратегическим месторождениям, субсидиям и госгарантиям. Госкорпорации не только первыми спасают от ураганов кризиса, но и обеспечивают самым большим вознаграждением их топ-менеджеров. Последние, кстати, довольно неохотно раскрывают свои доходы широкой публике.

На днях был обнародован список самых высокооплачиваемых управленцев госкомпаний с перечнем их доходов. Больше всех заработали 13 членов правления «Роснефти» – в 2014 году их общий доход составил 2,8 млрд. рублей. При этом глава компании Игорь Сечин получал почти 18 млн. рублей в месяц (примерно $465 тыс.). Собственно, зарплата составляла только 27% дохода, а остальное – различные премии.

На втором месте – «Газпром», топ-менеджеры которого получили в прошлом году в среднем почти по 150 млн. рублей. Из этой суммы на зарплату приходится только треть, а 60% – премии. Глава компании Алексей Миллер зарабатывал 12,64 млн. рублей в месяц. Замыкают тройку лидеров ставшая в прошлом году снова госкомпанией «Башнефть» и ее глава Николай Граханцев с месячным доходом в 11,085 млн. рублей.

В десятку также вошли: Виталий Савельев («Аэрофлот», 6,06 млн. рублей), Евгений Дод (РусГидро, 6,03 млн.), Федор Андреев (умер в конце января 2015 года) (Алроса, 5,3 млн.), Владимир Якунин (РЖД, 4,8 млн.), Борис Ковальчук (Интер РАО ЕЭС, 4,77 млн.), Олег Бударгин (Россети, 4,6 млн.), Андрей Муров (ФСК ЕЭС, 2,46 млн.), Сергей Калугин (Ростелеком, 1,92 млн.) и Сергей Френк (Совкомфлот, 1,6 млн. рублей).

В 2013 году, согласно рейтингу Forbes, больше всех заработал также президент «Роснефти» Игорь Сечин – $50 млн. На втором месте был президент ВТБ Андрей Костин с $35 млн., на третьем - предправления «Газпрома» Алексей Миллер с $25 млн.

Сторонники высоких зарплат топ-менеджмента госкомпаний говорят не только о таком способе борьбы с коррупционными соблазнами, но и о необходимости конкуренции с частным бизнесом (чтобы в ГК работали лучшие), а сами зарплатополучатели считают, что могут позволить себе иметь доход, сопоставимый с доходом их западных коллег. Вот только чистая прибыль иностранных корпораций, по оценкам аналитиков, как правило, значительно превосходит показатели российских компаний.

Опять же непонятно, за какие профессиональные заслуги платятся такие сумасшедшие деньги? Госбанки контролируют большую часть активов и корпоративных кредитов, а некоторые госкорпорации уже давно бы протянули ноги без госзаказов и госсубсидий. Естественные монополии наращивают выручку за счет роста тарифов, и едва речь заходит о «заморозке», прибегают к шантажу. При этом госкомпании, в их тепличной реальности, не показывают особой сверхэффективности.

Аналитик ИК Rye, Man & Gor Securities Сергей Пигарев отмечает, что и по итогам 2014 года, и в текущем году у «Газпрома», «Роснефти» и «Газпром нефти» ожидается снижение прибыли. В 2013 году прибыль «Газпрома» составила $35,8 млрд., «Роснефти» - $17,1 млрд., ГПН - $5,6 млрд. Согласно консенсус-прогнозу, по итогам 2014 года прибыль газовой монополии составит около $18,2 млрд., «Роснефти» - $8,2 млрд., «Газпром нефти» - $4 млрд. В 2015 году тенденция к снижению прибыли у нефтяных компаний сохранится: $6,8 млрд. - у «Роснефти» и $3,3 млрд. - у ГПН. У «Газпрома» прибыль, напротив, незначительно вырастет - до $18,8 млрд., пишет «Газета.Ru». И это пока без учета потерь по курсовым разницам после девальвации рубля, которые могут ощутимо ударить по прибыли.

Политологи полагают, что на фоне экономического кризиса и снижения реальных доходов населения этот зарплатно-бонусный пир во время чумы неуместен. «Конечно, в условиях кризиса первым делом именно топ-менеджмент крупных госкомпаний должен показывать пример добровольного сокращения своих зарплат до разумных объемов, - заявил «Веку» член ЦС Партии Прогресса Владислав Наганов. - Никто не призывает их жить на МРОТ и питаться сухарями. Но элементарно, в рамках здравого смысла, они же должны отказаться от необоснованных сверхдоходов! И ни в коем случае не ссылаться на то, что в крупных западных корпорациях менеджмент получает сравнимые деньги (хотя в ряде случаев на Западе получают даже меньше, чем наши «суперпрофи», клянчащие деньги из Фонда национального благосостояния на поддержку руководимых ими компаний, которые, видимо, доведены до ручки благодаря их управленческому гению)».

«Российские госкомпании давно находятся в весьма специфической реальности. Процветающий в стране бюрократический капитализм сформировал для них такие институциональные условия, в которых результаты их деятельности, экономический эффект от последней, общее состояние хозяйства страны, с одной стороны, и зарплаты руководства данных фирм, с другой, связаны весьма опосредованно, а порой обнаружить эту связь практически невозможно, - пояснил «Веку» эксперт Института гуманитарно-политических исследований Владимир Слатинов. - Ни газовая монополия, ни ее нефтяная «дочка» не блистали в 2014 году особо успешными показателями, а ситуация в экономике страны последовательно ухудшалась.

Тем не менее, государство как ключевой акционер компаний согласилось с существенным увеличением расходов на топ-менеджмент. И это в очередной раз свидетельствует о том, что отданные в управление ключевым элитным субъектам госкомпании не имеют какой-либо единой стратегии развития - управляющая каждой из них элитная группа фактически самостоятельно решает ключевые вопросы, а государство как акционер только «оформляет» достигнутые в результате внутриэлитных договоренностей решения. И это на фоне ежегодно повторяемых тезисов о привязке зарплат менеджеров госкомпаний к эффективности, выработке соответствующих показателей и т. д. Непрозрачность и преобладание теневых способов решения ключевых вопросов функционирования госкомпаний сохранятся до момента коренной институциональной перестройки самого государства», - заключает политолог.

К слову, в январе Минтруда России объявил о разработке законопроекта, регулирующего размер зарплаты руководства госучреждений. Но пока этот документ не был внесен в Госдуму. Зато сами депутаты нижней палаты парламента озадачились этим вопросом – 5 февраля замруководителя фракции «Справедливая Россия» Олег Нилов внес на обсуждение коллег законопроект, согласно которому ежемесячный оклад топ-менеджеров госкомпаний должен быть не выше среднемесячного заработка президента России. Ранее депутат Вадим Соловьев возмущенно заявлял, что зарплаты топ-менеджеров ГК «в десятки раз больше, чем зарплата главы государства».

Напомним, в апреле 2014 года Владимир Путин поднял свой, а также премьерский оклады в 2,65 раза. Таким образом, зарплаты первых лиц государства составляют: президентская – около 280 тыс. рублей в месяц, главы кабмина – чуть более 215 тысяч рублей. До сечино-миллерских миллионов, как видим, далеко.

Вместе с тем президент Путин считает, что зарплаты топ-менеджеров госкомпаний должны быть достойными, «чтобы крупные компании могли привлекать менеджеров мирового класса, в том числе и из других государств». «Важно, чтобы мути никакой не было, чтобы это было все прозрачно, объяснено гражданам, и тогда будет понятно, а если кто-то что-то закрывает, прячет, тогда возникают вопросы: значит, есть что прятать», - заявил глава государства.

По данным рейтинга зарплат CEO издания Wall Street Journal, в 2013 году гендиректора 300 крупнейших компаний США в среднем получали $11,4 млн. в год. Наши управленцы, как отмечает Forbes, -далеко впереди. Сами себе назначая космические зарплаты и бонусы, вопреки всем кризисам и девальвациям. Как тут не вспомнить золотые слова Мюллера из фильма «Семнадцать мгновений весны»: «Им можно фантазировать, у них нет конкретной работы. А давать руководящие указания может даже дрессированное шимпанзе в цирке».