Реклама на веке
Как разместить

Поручение президента стало прикрытием для чиновника

Поручение президента стало прикрытием для чиновника
Фото: http://kremlin.ru
Заявления адвокатов экс-заместителя председателя правительства Сахалинской области Игоря Быстрова последние недели просто взрывают новостную повестку. Теперь оказывается, что злобные чекисты выбивают у несчастного чиновника компромат на его бывшего начальника.

По версии адвокатов, Быстрову в ходе допросов в стенах хабаровского СИЗО сотрудники ФСБ якобы угрожали расправой в отношении его несовершеннолетней дочери и больного тестя. Адвокаты утверждают, что спецслужбы спят и видят, как бы накопать компромат на главу Приморья и экс-главу Сахалинской области Олега Кожемяко.

Заявление, надо сказать, не оригинальное. Да и предположить, что Кожемяко, лишь год назад возглавивший очередной регион, может оказаться за решеткой после показаний своего бывшего заместителя – значит, совершенно не понимать, как устроена политическая система в России. Очевидно, что сейчас Кожемяко вряд ли представляет серьезный интерес для силовиков.

При этом редакция располагает вполне убедительными доказательствами того, что беседы сотрудников ФСБ с Быстровым проходили добровольно, мирно и даже можно сказать ласково. Игорь Михайлович сам не раз сообщал силовикам, что готов разговаривать, и эти беседы не приносят ему никакого эмоционального дискомфорта.

Причем, у нас есть сведения, что следствие располагает достаточным количеством информации, подтверждающей вину экс-чиновника во вменяемых ему преступлениях. Быстров, конечно, вину не признает и будет отстаивать эту позицию в суде всеми доступными ему способами.

Интересна в этой истории личность защитника. По сведениям нашего издания, работу Василия Иванова, бывшего защитника другого сахалинского чиновника Карепкина, для Быстрова оплачивают некие рыбопромышленники, у которых к делу экс-чиновника есть самый непосредственный интерес.

Картинка, которую рисуют адвокат и подконтрольная рыбопромышленникам пресса – еще один ход, рассчитанный на людей, не погруженных в матчасть. Начать следует с того, что далеко не всем известно, что «Рыбокомбинат Островной» с 2015 года перерождался и менял собственников и форму организации ведения деятельности как минимум трижды. Формально сейчас существуют три комбината и с ними не все так просто:

1. ЗАО «Рыбокомбинат Островной», в отношении которого было поручение президента. На тот момент и в настоящее время банкрот. До сих пор у предприятия существует задолженность перед налоговой.

2. ООО «Островной рыбокомбинат», организовано в 2015 году. Так или иначе оно функционировало, но по большей части на бумаге.

3. OOO «Рыбокомбинат Островной», организовано в 2017 году. В него теперь переведены активы ЗАО «Рыбокомбинат островной». В феврале 2018 года передали (продали) в АО УК «ДВ-Рыбак» (вероятно, с квотами и, вероятно, с хорошей прибылью).

Вот в этой мешанине и оказался замешан Игорь Быстров.

Рыбопромышленник Олег Кан, еще в декабре 2015 года отказавшийся покупать ЗАО «Рыбокомбинат Островной», заявил, что комбинат не представляет для него коммерческого интереса. Однако после прямой линии с президентом вдруг согласился это сделать, и уже к лету 2016 года стал инвестором завода-банкрота.

За это время ситуация только усугубилась. На предприятии было введено внешнее управление, предусматривающее санацию. Интересно и то, что квот на вылов, которые интересовали Кана, у предприятия не было. Руководство завода успело перепродать их другим компаниям еще до прямой линии.

Примерно в это же время в правительстве Сахалинской области прошло совещание, на котором присутствовали Олег Кан и его сын Александр, депутат и соучредитель ООО «Кук» Пашов, а также представители правительства и минфина области.

Кан и Пашов предложили свою схему оздоровления предприятия путем погашения всех задолженностей перед банками. Но Кану, очевидно, был нужен не столько комбинат, сколько его квоты А их не было. Они отсутствовали и при принятии решения ООО «Кук» о вхождении в предприятие в качестве якорного инвестора. Нужно было срочно что-то предпринимать.

Однако к лету 2016 года уже вышло распоряжение президента РФ Владимира Путина о спасении завода, и у заинтересованных лиц появился шанс на привлечение административного ресурса к решению своего вопроса.

Функцию «вышибалы», как считает следствие, и взял на себя Быстров. Именно он вел переговоры с предпринимателями, которые уже выкупили квоты по рыночной цене, уговаривая их отказаться от квот в пользу бенефициаров ООО «Кук» на предложенных условиях. Именно Быстров оказывал давление на предпринимателей, угрожал и лично инициировал проверки предприятий всеми возможными контролирующими структурами. Очевидно, это выходило за пределы его должностных полномочий. При этом сам Быстров признался, что его функция в этом вопросе – это «контроль», не больше.

В итоге проведенной Быстровым кампании часть квот все-таки была выкуплена деньгами Кана. Например, Кулиш продал ООО «Восход ЮК» с квотами за 17 млн. рублей ООО «Аквамарин», в то время как реальная стоимость компании - около 60 млн. рублей. Коробков продал ЗАО «Край Света» за 129 млн. рублей, которое сам приобретал в конце 2015 года за 225 млн. рублей. Ущерб - 96 млн. рублей.

Примечательно, что 3 и 4 октября 2018 года состоялись торги по реализации имущества ЗАО «Рыбокомбинат Островной», являющегося предметом залога ООО «Якорь» и ООО «Кук».

Имущество реализовано двумя лотами: лот №1 – объекты недвижимости, земельные участки, оборудование и прочее (предмет залога - ООО «Курильский универсальный комплекс») за 35 млн. рублей, лот №2 - объекты недвижимости, земельные участки (предмет залога – ООО «Якорь») за 15 млн. рублей.

Приобретателем всего этого имущества является ООО Рыбокомбинат «Островной».

Завершение процедуры конкурсного производства ожидается в 4 квартале 2019 года. Имущества к реализации у ЗАО «Рыбокомбинат Островной» в настоящее время не имеется. Ранее, согласно договору концессии, ООО «Кук» приобрело долг ЗАО «Рыбокомбинат Островной» перед ПАО «Россельхозбанк» в сумме более 1 млрд. рублей за 250 млн. рублей, а ПАО «Сбербанк» продал долг в сумме более 500 млн. рублей ООО «Якорь» за 150 млн. рублей.

Можно сказать, что поручение президента было выполнено довольно оригинальным способом, и в результате спасения предприятия от него ничего не осталось.

Очевидно, что Игорь Быстров в рамках этой кампании спасения превысил свои должностные полномочия. Хотя позиция защиты подследственного вполне понятна: вызвать сочувствие сердобольных граждан им необходимо любым способом. Главный расчет здесь на общественный резонанс, который, по их мнению, может как-то повлиять на решение суда.

Интересно в этой истории и то, что по факту ни один из пунктов, исходя из целей поручений президента, не выполнен. Квоты переписаны на собственные компании Кана. ЗАО «Рыбокомбинат Островной» - банкрот без каких-либо активов. Территория с 2018 года принадлежит третьей компании. Впрочем, бенефициары всей этой истории - Кан и бывший собственник завода Белкин - теперь скрываются от уголовного преследования.

Реклама на веке
Как разместить
Россияне перевели быстрые платежи на 15 млрд рублей Мир не погибнет в ближайшие годы из-за климатических изменений
Нецензурные и противоречащие законодательству РФ комментарии удаляются
Реклама на веке
Как разместить
Реклама на веке
Как разместить