18+
  1. Принудительная ликвидация украинских коммунистов

Принудительная ликвидация украинских коммунистов

Принудительная ликвидация украинских коммунистов
Киевский окружной административный суд отказался рассматривать и отменил заседание 27 мая 2015 года по делу о запрете Коммунистической партии Украины.

«…суд снимает с рассмотрения административное дело №826/9751/14 по иску Министерства юстиции Украины и Государственной регистрационной службы Украины к Коммунистической партии Украины о запрете политической партии», - гласит позиция суда.

Не сумев добиться запрета КПУ по судебному решению, украинские власти изобрели другой способ принудительной ликвидации Коммунистической партии во главе с Петром Симоненко. Почему «европейская» и демократическая власть так настойчиво пытается запретить украинского наследника КПСС?

Конкуренция за протестного избирателя

Правящая администрация Украины давно и прочно ополчилась на украинских коммунистов. Попыткам запретить КПУ во главе с Петром Симоненко без малого год времени, так как юристы Министерства юстиции подали первый иск против Компартии еще в июле 2014 года. Вплоть до апреля судьи под разными предлогами переносили заседания либо не принимали никаких существенных решений. А в начале апреля 2015 года Киевский окружной административный суд постановил передать иск на рассмотрение в Киевский апелляционный административный суд. Тогда министр юстиции Павел Петренко (выдвиженец партии «Народный фронт» Арсения Яценюка-Александра Турчинова) назвал действия судей затягиванием процесса и потребовал от нового суда как можно быстрее назначить рассмотрение дела против КПУ. Здесь стоит обозначить, что по Конституции в Украине действует разделение властей на законодательную, исполнительную и судебную. Но с каких это пор представитель исполнительной власти получил право что-то требовать и ставить условия формально независимой судебной ветви, министр юстиции Петренко так и не пояснил.

И хотя попытки запретить КПУ через суд, судя по всему, провалились, украинские власти все же добились своего. 15 мая 2015 года президент Петр Порошенко подписал закон «Об осуждении коммунистического и национал-социалистического (нацистского) тоталитарных режимов в Украине и запрет пропаганды их символики».

Новый закон:

- приравнивает коммунистическую идеологию к нацисткой;

- запрещает использование советской символики во всех видах и сочетаниях (красный флаг, изображения серпа и молота, а также другая атрибутика, содержащая серп и молот, пятиконечную звезду, плуг или орало, серп и пятиконечную звезду, молот и пятиконечную звезду и т.д.);

- устанавливает наказание за пропаганду коммунистических идей, а также использование коммунистической / советской символики – до 5 лет с возможной конфискацией имущества, от 5 до 10 лет для чиновника, при групповом преступлении или в случае рецидива (плюс возможная конфискация имущества).

То есть, получается, так что все 4 существующие в Украине коммунистические партии, начиная с самой известной Коммунистической партии Украины, отныне автоматически запрещаются. Ведь деятельность любой партии коммунистического типа направлена на пропаганду левых идей, а символика строится именно на использовании советских знаков и символов. Пока что остается открытым вопрос, сможет ли продолжать свою деятельность Социалистическая партия Украины, использующей близкие идеи и символику. Скорее всего, конкретный ответ на данный вопрос будет формулировать суд.

Что на самом деле скрывается за попытками запретить Коммунистическую партию Украины? Если заняться изучением вопроса, просматривается несколько таких мотивов. И первый указатель на данном пути – это социология. К примеру, социологическая компания Research & Branding Group обнародовала данные своего свежего исследования «Политическая ситуация в Украине. Рейтинги партий и политиков». Маркер №1 – это настроения опрошенных в целом. 48 % на вопрос «В каком направлении в настоящее время развивается ситуация в Украине» ответили «В целом в неправильном». Для сравнения – 44 % опрошенных считают «в чем-то в правильном, а в чем-то - нет», а 8 % считают, что «В целом в правильном». Маркер №2 – политическим партиям сегодня не доверяют 81 % опрошенных, а доверяют только 8 %. Здесь стоит скорректировать, что обычный человек, когда его спрашивают об отношении к политическим структурам, расшифровывает в том ключе, что речь идет о политических партиях, представленных в первую очередь в Верховной Раде. Просто потому, что каждый день в новостях видит спикеров и первых лиц этих партий. А коммунисты, да и левые проекты вообще, в новой Раде не представлены. И, наконец, маркер №3 – рейтинги поддержки политических партий. Наибольшую поддержку, если верить социологам, сегодня имеет пропрезидентская партия «Блок Петра Порошенко» - 13, 2 %. Затем идут «Самопомощь» львовского мэра Андрея Садового – 8, 0 %, Радикальная партия Олега Ляшко – 5, 7 %, «Батькивщина» Юлии Тимошенко – 5, 6 %, партия «Оппозиционный блок» Юрия Бойко-Сергея Левочкина – 5, 3 %. Партия «Народный фронт» премьера Арсения Яценюка и секретаря Совета национальной безопасности и обороны Александра Турчинова демонстрирует рейтинг 2, 5 %. Т.е. серьезно ниже проходного барьера в Верховную Раду.

Расшифровываем обратную сторону рейтинга:

- в сумме все политические партии набирают чуть более половины голосов опрошенных. Если конкретно – то 52, 8 %;

- до четверти избирателей просто не пойдут на выборы – 23, 1 %;

- еще четверть не определились со своим выбором – 24, 1 %. Итак, без малого четверть респондентов просто не захотела отвечать, без малого четверть пока не планирует идти на выборы.

Киевский международный институт социологии в своем исследовании (26 февраля – 11 марта) дает несколько иные цифры. 2, 8 % опрошенных пошли бы на выборы, но только затем, чтобы испортить бюллетень, 14, 5 % вообще не планируют идти голосовать, 19, 7 % - не определились, а 1, 2 % отказались ответить на вопрос. Хотя, справедливости ради, «не определились, за кого голосовать» и «отказались ответить на вопрос» - это одно и то же, разве что в первом случае респондент не отказал прямым текстом.

Картина не новая, такой расклад можно было наблюдать, начиная с выборов в Верховную Раду в октябре 2012 года, когда до половины опрошенных говорили, что не определились или не пойдут на выборы, а потом пришли и проголосовали за оппозицию и против Партии регионов. По оценкам социологов, сегодня доля такого электората составляет от 38, 2 до 47, 2 %. А так как реальной оппозиции в Верховной Раде на данный момент просто нет, то выходит, что протестный электорат сегодня составляет около половины избирателей. Возьмем эту информацию на заметку, чтобы вернуться к ней чуть позже.

Политики против денег

Если говорить о последней политической моде, тоже можно обнаружить мотивы для уничтожения КПУ, а в широком смысле – вообще всех левых проектов. За минувший год валютные махинации привели к трехкратному падению курса гривны по отношению к доллару, правящая администрация Порошенко-Яценюка ввела новые налоги, повысила в несколько раз тарифы на жилищно-коммунальные услуги, обложила налогом работающих пенсионеров и т.д. Понятно, что народ, мягко говоря, серьезно обозлен такими решениями.

Тем более что те же самые люди с трибуны Майдана обещали совершенно противоположное. А на носу – выборы в местные советы, которые должны состояться в октябре 2015 года. Сначала Порошенко, Яценюк & Co все валили на ФСБ и Путина. Но, видимо, старый фокус больше не работает. Поэтому украинские политики и чиновники сегодня пытаются совершить сразу несколько телодвижений, чтобы вывернуться из-под прицела народного негодования. Во-первых, пытаются валить все непопулярные решения друг на друга. Несколько депутатов от президентской партии «Блок Петра Порошенко» организовали тестовый митинг с обвинениями премьер-министра в коррупции, а также потребовали создать временную следственную комиссию для расследования случаев коррупции в Кабинете Министров. Во-вторых, пытаются назначить «виноватого» в народных бедах. Согласно новой моде, во всех бедах отныне виноваты олигархи. Владимир Ильич Ленин и Дзержинский должны теперь нервно вздрагивать от радикальности и смелости украинских чиновников и политиков. Вот глава Администрации президента Борис Ложкин чуть ли не грозит олигархам всеми карами небесными, представляя себя и Порошенко сотоварищи в роли главных борцов против украинской олигархии. «Дело в том, что при нынешних обстоятельствах олигархи будут вынуждены принять новые правила игры. Мирным или не мирным путем. Это касается всех олигархов без исключения… Общество больше не видит себя в олигархической системе. Эта система скоро рухнет, это неизбежно и является просто вопросом времени», - гласит прямая цитата Ложкина изданию «Лигабизнесинформ». Да что там говорить, если сам президент Петр Порошенко заявил в свежем телеинтервью прямым текстом: «Моя ключевая позиция — это деолигархизация страны!» Другие политические лидеры, чутко держащие нос по ветру народных настроений, не отстают. Лидер партии «Батькивщина» Юлия Тимошенко вдруг вспомнила, что она народная заступница и разразилась на ток-шоу Савика Шустера спичем в защиту простого народа и против вороватых чиновников и олигархов.

Но все дело в том, что первыми дорожку показной борьбы против олигархов проторили именно коммунисты во главе с Петром Симоненко. В частности, на парламентских выборах 2012 года главная «фишка» в рекламной кампании коммунистов строилась именно на обещании приструнить олигархов. Не говоря уже о том, что Порошенко, Тимошенко, Ложкин – это успешные крупные бизнесмены, сформировавшиеся именно благодаря модели олигархической экономики. И все обещания «построить» распоясавшихся олигархов можно описать одной фразой – «Пчелы против меда». Поэтому, ликвидируя КПУ, правящие политики еще и избавляются от конкурента, умеющего более эффектно исполнять модную песню о борьбе против олигархов. На фоне коммунистов, сумевших хотя бы эффектно себя подать, вся фальшь правящей элиты будет слишком уж резать глаз.

Поэтому попытки запретить КПУ – это задел на будущее. С одной стороны, если ситуация в экономике будет и дальше ухудшаться, а правительство будет вводить новые налоги на фоне роста цен, безработицы и скачков валютного курса, логично, что доля протестного электората будет возрастать. Поэтому правители Украины заранее стремятся зачистить потенциальных игроков на оппозиционном поле. Действительно, уровень поддержки Коммунистической партии вряд ли велик. К примеру, исследование Киевского международного института социологии (26 февраля – 11 марта 2015 года) дает КПУ во главе с Петром Симоненко только 1, 6 % по Украине в целом. Но в условиях роста протестного электората, коммунисты – первые, кто имеет шансы нарастить базу поддержки за счет протестного избирателя. С другой стороны, если удастся запретить Компартию, можно будет с помощью тех же методов взяться и за другие левые проекты.

Назад в шалаш в Разливе

Справедливости ради, не стоит воспринимать попытки запретить Коммунистическую партию Украины как идейную борьбу. Украинские коммунисты давно перестроились на рыночный лад, заблудившись в трех соснах между бюстом Ильича, красным знаменем и портретом Бенждамина Франклина на 100 долларах США.

Проще говоря, за 20 с лишним лет независимости коммунисты во главе с Петром Симоненко успешно встроились в модель олигархического капитализма. С одной стороны, коммунисты от выборов к выборам с разной степенью успешности абсорбировали голоса недовольного избирателя с помощью возбуждения ностальгии по СССР и популистских лозунгов с налетом левизны. С другой же, научились удачно сотрудничать с теми самыми капиталистами, которых показательно клеймили и клеймят с каждой красной трибуны. К примеру, КПУ связывает долгая и взаимовыгодная история отношений с крупным российским бизнесменом Константином Григоришиным (его сотрудник Евгений Мармазов неоднократно становился народным депутатом по списку КПУ). Да и в рядах фракции КПУ в Верховной Раде всегда хватало депутатов с коммерческой биографией, лоббировавших интересы своего и не своего бизнеса. Или, к примеру, по квоте коммунистов в 2006 году должность министра получил значимый аграрный бизнесмен Юрий Мельник.

Поэтому, судя по всему, «украинскому Зюганову» в лице Петра Симоненко сотоварищи придется позабыть о «мерседесах» и джипах. И все равно, нет худа без добра. Принудительный запрет – это стимул для украинских коммунистов пойти воистину ленинским путем. То есть, вернуться к истокам и научиться работать на нелегальном положении. Образно говоря, вспомнить, как строить шалаш в Разливе и издавать газету «Искра» в подпольной типографии.