18+
  1. Приватизатор-профессионал

Приватизатор-профессионал

Первой реакцией на эти события стал отказ от сотрудничества со структурами Керимова со стороны компании Интеко. Как известно, недоверие со стороны этой строительной компании является, по сути, недоверием со стороны городского главы Юрия Лужкова, ведь во главе Интеко стоит супруга московского мэра Елена Батурина.

Один из богатейших людей России, депутат-бизнесмен Сулейман Керимов, чье состояние оценивается в $7,2 млрд, вложил в свою компанию Нафта-Москва $1,7 млрд. Теперь холдинг будет третьей по величине финансовой структурой после Внешторгбанка и Сбербанка.

За счет полученных средств компания сможет погасить часть кредитов, взятых в российских банках. Кроме того, увеличив уставный капитал, Нафта-Москва сможет выйти на западный рынок за более дешевыми, по сравнению с российскими, кредитами. Это может дать новый толчок развитию бизнеса олигарха, тем более что многие эксперты считают, что бизнес Керимова вырос именно за счет кредитов. Так, например, на 1 января 2006 г. компании миллиардера значились среди самых крупных заемщиков Сбербанка. Да и по собственным данным Нафта-Москва, Сбербанк выдал ей 59,8 млрд. руб. Впрочем, участникам рынка известно, что для развития бизнеса г-н Керимов использовал не только заемные средства. Неслучайно его имя часто называют в числе других наиболее удачливых и агрессивных российских рейдеров.

Рассказывают, что успешная карьера Сулеймана Керимова началась, когда еще, будучи студентом, он удачно женился на дочери крупного партийного функционера. Тот помог удачно устроиться молодому Сулейману на одно из крупнейших предприятий Дагестана, выпускавшее транзисторы для оборонки и телевизоры Горизонт и Рекорд. Следует отметить, что уже в те времена без взятки в южной республике получить хлебное место было невозможно.

После развала СССР Керимов удачно перешел в банковский бизнес, став одним из владельцев Федпромбанка. Банк был создан рядом телевизионных заводов страны, в том числе и тем, где работал Керимов. Но со временем предприятия стали выходить из капитала банка, а г-н Керимов скупал их пакеты, что позволило ему стать обладателем контрольного пакета Федпроманка. Предполагается, что деньги на эти сделки появились у Керимова после того, как Федпромбанк принял участие в распределении $500 млн., которые были выделены государством на закупки продовольствия. Средства были выделены Федеральной продовольственной корпорации при Минсельхозе России, которую возглавлял земляк и знакомый Керимова, Магомедтагир Абдулбасиров. Любопытно, что вскоре Абдулбасиров был обвинен в хищении бюджетных средств и смещен со своего поста.

К середине 90-х от телевизионной отрасли России остались лишь воспоминания. И Керимов, к тому времени уже получивший контроль над банком, решил присмотреться к другой кризисной отрасли, дававшей тем не менее неплохие возможности для оборотливых бизнесменов. В 1997г. г-н Керимов приобретает акции Внуковских авиалиний. На авиакомпании предприниматель зарабатывал до $10 млн. в год. Однако, не обошлось без скандала. По данным Счетной палаты, инвестиционные обязательства при приватизации Внуковских авиалиний были имитированы заключением договоров на поставку самолетов Ту-204 и оплатой неликвидными векселями. Как отмечалось в бюллетене палаты, Росавиаконсорциум, которым владел Федпромбанк, не только не выполнил инвестпрограмму на $150 млн., но и довел Внуковские авиалинии до утраты основной части авиапарка, полной финансовой несостоятельности и спланированного поглощения авиакомпанией Сибирь. Но Керимов и на этот раз оказался как бы ни при чем, избавившись от активов как авиакомпании, так и банка. Зато в тюрьму сели его партнеры по Росавиаконсорциуму Ибрагим Сулейманов и Татевос Суринов.

А Керимов, уйдя из авиации, приобрел свою жемчужину холдинг Нафта-Москва, наследницу Союзнефтеэкспорта, нефтеторгового монополиста, экспортировавшего во времена СССР по 200 млн. тонн нефти и нефтепродуктов ежегодно.

Союзнефтеэкспорт в свое время имел представительства за рубежом, сети автозаправок в Финляндии и портовый терминал в Бельгии. Но к концу 1990-х его правопреемница компания Нафта-Москва - постепенно утратила позиции: большинство нефтяных компаний обзавелись собственными сбытовыми структурами. Единственным крупным клиентом Нафты оставался Сургутнефтегаз, да и то благодаря минимальной комиссии: для нефти она составляла 0,5%, для нефтепродуктовдо 1%. Торговый оборот Нафты составлял около $2 млрд., но ее чистая выручка не превышала нескольких десятков миллионов долларов. После августовского кризиса 1998 года деньги Нафта-Москва зависли в нескольких рухнувших банках, причем одному только Сургутнефтегазу компания задолжала около $120 млн. Менеджменту во главе с бывшим замминистра нефтегазовой промышленности Анатолием Колотилиным пришлось выставить компанию на продажу. Сургутнефтегаз, уже владевший около 14% Нафты, от увеличения своей доли отказался. ЛУКОЙЛ, крупнейшая в России нефтяная компания, занял выжидательную позицию. Другим нефтяникам Нафта-Москва и вовсе была неинтересна. В этот-то момент Керимов и решил приобрести на первый взгляд бесперспективный актив. Обремененная долгами Нафта обошлась ему всего в $50 млн.

Впервые как о рейдере о Керимове стали говорить в 2001 г., когда возник конфликт вокруг продажи Автобанка. Крупнейшая сделка на российском финансовом рынке оказалась в центре скандала после того, как предприниматель Андрей Андреев, владевший Автобанком, страховой компанией Ингосстрах, Орско-Халиловским меткомбинатом заявил, что его бизнес был незаконно переоформлен на ряд компаний, которые контролировала непосредственно Нафта-Москва. Сделку подписали лидер красноярской преступной группировки Радик Гамзаев и председатель правления Автобанка Наталья Раевская, на которую было оказано физическое и моральное давление, угрозы оружием, утверждал впоследствии Андреев в интервью журналу Форбс.

Последний скандал, в который был втянут г-н Керимов, произошел в прошлом году со строительно-промышленной корпорацией (СПК) Развитие, включающей Главмосстрой и другие компании, которые в сумме обеспечивают 25% объемов жилищного строительства в Москве. Гендиректор СПК Владимир Кузнецов рассказал в интервью радиостанции Эхо Москвы, что 16 мая к нам нагрянули с обыском, предъявив постановление о возбуждении уголовного дела, изъяли документы. А 20 июня мне сообщили, что у компании появился новый владелец депутат Сулейман Керимов. Он пригласил меня и сказал, что владеет компаниями, которые держат контрольный пакет акций СПК Развитие (51%). В трех организациях, которые совокупно владели контрольным пакетом акций, были проведены собрания с очень простой повесткой: смена директора, регистрация новой печати и одобрение крупной сделки по продаже пакета акций на офшорные компании.

А вскоре 150 молодых людей с бейсбольными битами и арматурой штурмовали здание СПК Развитие. Атаку удалось отбить, однако владельцу Развития, г-ну Воронину, бизнес пришлось продать.

Первой реакцией на эти события стал отказ от сотрудничества со структурами Керимова со стороны компании Интеко. Как известно, недоверие со стороны этой строительной компании является, по сути, недоверием со стороны городского главы Юрия Лужкова, ведь во главе Интеко стоит супруга московского мэра Елена Батурина.

Поговаривают, что многие бизнесмены после этой истории отказались вообще иметь дело с Керимовым. Возможно именно поэтому бизнесмен оказался вынужден вложить дополнительные средства в Нафту, что позволит ему выйти на западные рынки. Некоторые эксперты полагают, что после того, как позиции олигарха на родине несколько пошатнулись, он решил попытать счастья заграницей.

Последние новости