18+
  1. Прокуратура начала психологическую атаку на Френкеля?

Прокуратура начала психологическую атаку на Френкеля?

Прокуратура начала психологическую атаку на Френкеля?
Арест банкира Алексея Френкеля, безусловно, стал сенсацией. Прокуратура чуть ли не впервые не просто нашла исполнителей, но и якобы даже вышла на заказчика громкого заказного убийства первого зампреда Центробанка Андрея Козлова.

Правда, люди, хорошо знавшие Френкеля, убеждены, что он просто не мог пойти на подобное преступление. А участники рынка заявляют, что у банкира даже не было мотива убивать Козлова. Свои проблемы Френкель решал с помощью Арбитражного суда, из раза в раз успешно оспаривая решения ЦБ. Так что скорее наоборот, сам Козлов и, что более важно, Центробанк, были гораздо больше заинтересованы в устранении строптивого банкира.

Масла в огонь добавила публикация писем Алексея Френкеля, в которых он назвал Центробанк фактически главным источником коррупции в банковской сфере. Он обвинил ЦБ в предвзятом отношении к банкам при приеме их в систему страхования вкладов, а также при отзыве лицензий у некоторых кредитных организаций. Банкир указывал на незаконность и субъективность многих решений ЦБ, а также назвал имена его чиновников, которые, по его утверждению, были вовлечены в преступные схемы: Виктора Мельникова, Михаила Сухова и того же Андрея Козлова. Примечательно, что деятельность Козлова давно уже вызывала вопросы, а созданная им схема отзыва лицензий с первых дней поражала своей, скажем так, коррупционоемкостью.

Впрочем, в банковском сообществе письма Френкеля комментируют очень осторожно. Никто не хочет ссориться с ЦБ. Если у кого-то и есть какие-то доказательства, то их стараются не афишировать. Тем не менее, несколько компетентных структур уже проявили интерес к деятельности Центробанка, выразив желание проверить изложенные Френкелем факты. Таким образом, приближающийся суд над Френкелем грозит вылиться в процесс по делу Центробанка. Сложности прокуратуре добавляет и то, что Френкель никак не хочет брать на себя убийство Козлова.

Вряд ли кому-то покажется совпадением, что в подобной ситуации в желтой прессе вдруг стали появляться статьи о нетрадиционной ориентации Френкеля.

На первый взгляд может показаться, что журналисты бульварных изданий всего лишь занимаются своей работой копаются в чужом грязном белье. Удивляет лишь, что журналистам, собаку съевшим на подобных делах, потребовался почти месяц после ареста банкира, чтобы докопаться до подробностей его личной жизни. Но оказывается, и здесь все не так просто.

В качестве источника информации о личной жизни банкира журналисты называют хозяев квартиры и дачи, которые Френкель снимал последние девять лет. Корреспондент газеты Век нашел этих людей. Выяснилось, что они не подтвердили и сотой доли того, что приписывает им газета.

Пожилую женщину, хозяйку дачи, арендованной Френкелем, журналисты атаковали в течение двух дней, и лишь после того, как они заявили, что уже знают о Френкеле все, их согласились пустить в дом. Конечно, можно сказать, что люди, доверившиеся обещаниям журналистов бульварных изданий, сами должны отвечать за свалившиеся после этого на них проблемы. Тем не менее, по словам нашей собеседницы, после скандальной публикации встречавшиеся с ней корреспонденты сами звонили ей с извинениями, ссылаясь на то, что их материалы при публикации кем-то были отредактированы.

Как рассказывают хозяева квартиры и дачи, арендованных Френкелем, им практически нечего рассказать о жизни своего квартиранта. Они достаточно редко общались: Френкель был своеобразным человеком, непростым в общении. Хозяева подозревали о его нетрадиционной ориентации, но никаких доказательств у них не было.

Однажды я застала их (Френкеля и его партнера Прим. Век) обнаженными, выбегающими из душа, - говорит хозяйка дома Татьяна (имя изменено. Прим.ред.), пишет газета. Но, как говорит сама Татьяна, этого не было и не могло быть. На территорию квартиранта никто из хозяев никогда не заходил, т.к. Френкель не позволял заходить к себе. Он не устраивал никаких дебошей, наоборот, возмущался, если хозяева сами начинали шуметь, что как раз могло быть не редкостью, т.к. у Татьяны двое маленьких детей.

За девять лет, что Френкель снимал дачу, он жил на ней не более полутора лет. По словам хозяйки, ничего плохого о нем она сказать не может: Ничего плохого за девять лет он не сделал, а если б сделал, мы бы его давно выгнали.

Не распространялись здесь и об охранниках банкира. Журналистам предложили встретиться с ними лично, о чем, кстати, и была достигнута предварительная договоренность. Не было разговора и о каких-либо документах, найденных у Френкеля, так как прокуратура изъяла их во время обыска, и хозяева просто не знают, о чем в них шла речь.

Как заявляет Татьяна, когда журналисты пришли, они уже все знали. Их кто-то навел. Они уже были до нас у участкового. И, по их словам, всю информацию они получили в прокуратуре, - заявила нам Татьяна.

Получается интересная ситуация. С одной стороны, Дело Френкеля все больше и больше обрастает скандалами, которые бьют если и не по прокуратуре, то по Центробанку. Сам Френкель вину на себя брать не собирается, тогда как прокуратуре, чтоб дело не выглядело совсем уж заказным, его признание было бы очень на руку. С другой - нетрадиционная ориентация банкира не была секретом для хорошо знавших его людей, но журналисты бульварной прессы узнают об этом вдруг, и то лишь месяц спустя, после ареста банкира. Причем, надо понимать законы бульварной прессы. Малоизвестный широкой публике банкир Френкель не звезда шоу-бизнеса, чтоб своей нетрадиционной ориентацией заинтересовать какую-то желтую газету. Учитывая же, по некоторым слухам, то, что это издание близко к силовым структурам, а источником информации для публикаций по некоторым подозрениям стала прокуратура, то нетрудно догадаться, кто мог выступить их заказчиком.

Никому не надо рассказывать о том, как относятся к людям с нетрадиционной ориентацией в местах заключения. А потому, нетрудно догадаться и о том, насколько усложнится пребывание Алексея Френкеля в следственном изоляторе после организованных о нем публикаций в желтой прессе. Ну и пожалуй, не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, кто рассчитывает выиграть от этого шантажа, оказывая на Френкеля подобное психологическое давление.