18+
  1. Распильщик из Минэкономразвития подружился с разведкой США

Распильщик из Минэкономразвития подружился с разведкой США

Распильщик из Минэкономразвития подружился с разведкой США
В стране до сих пор окончательно не сформирован кадастр недвижимости, государство не знает, что ему принадлежит и сколько стоит его имущество — десятки тысяч объектов и земельных участков.

ЦитатаПавел Королев с откатов в Сколково переориентировался на недвижимость - каждый 10-й дом в РоссииКонец цитаты При этом их судьба должна быть решена в соответствии с программой очень скоро — до 2018 года: какая часть имущества будет приватизирована, а какая останется в федеральной собственности.

«Сейчас государство не обладает полными данными о совокупной стоимости своих активов, — говорит председатель Национального антикоррупционного комитета (НАК) Кирилл Кабанов, бывший членом Общественного совета Росреестра. — Сведения о многих объектах федерального имущества отсутствуют: известны данные только по 30% земельных участков и по 60% объектов капитального строительства...»

Собрать, систематизировать и объединить все эти данные предполагалось в государственном кадастре недвижимости. Задача по его формированию была возложена на Минэкономразвития и подведомственный ему Росреестр в рамках ФЦП «Создание системы кадастра недвижимости» и ее подпрограмм. В МЭР эту работу курируют заместитель министра экономического развития Павел Королев и глава департамента недвижимости Андрей Ивакин. Однако по прошествии шести лет чиновники, похоже, так и не смогли создать полноценный кадастр недвижимости, хотя на реализацию ФЦП из бюджета были выделены десятки миллиардов рублей. Продемонстрированная чиновниками инертность заставляет сомневаться в том, что 19 млрд руб., которые в этом году правительство намерено направить на программу «Управление федеральным имуществом», тоже не уйдут в очередную черную дыру.

Росреестр под покровительством

На такие мысли наталкивают многочисленные коррупционные скандалы, разразившиеся в последнее время в Росреестре (см. «НГ» от 17.10.13). Самым громким стало «дело Сергея Сапельникова». Летом прошлого года Счетная палата и ФСБ, проверявшие работу ведомства, выяснили, что 23,9 млрд руб. из 42,3 млрд руб., выделенных на создание государственного кадастра недвижимости, были расхищены. Неудивительно, что результаты работы ведомства весьма плачевны: от 39% до 80% всех прав на недвижимость в зависимости от региона в кадастр вообще не включены, а более 40% сведений об объектах капитального строительства содержат многочисленные ошибки. Кроме того, проверка установила, что чиновники Росреестра заключали госконтракты с нарушениями — зачастую с фирмами, которые не имели соответствующих лицензий, несколько раз списывали расходы на одни и те же цели, а часто и вовсе оплачивали невыполненные работы. При этом грубо нарушали закон о гостайне: многие контракты были отданы российской фирме, одним из учредителей которой являлся американский гражданин — член совета директоров Фонда геопространственной разведки США. При размещении данных на кадастровом портале Росреестра согласований с ФСБ и Минобороны не проводили, из-за чего туда попали строго секретные сведения. В основном бюджетные деньги «рассеивались» в IT-департаменте Росреестра, который тогда возглавлял заместитель руководителя ведомства Сергей Сапельников. Сразу после проверки Счетной палатой и ФСБ и перед тем, как стать фигурантом уголовного дела, чиновник, имевший доступ к гостайне, скрылся в США.

«Росреестр фактически провалил выполнение важнейших государственных задач, — считает Кабанов. — А программу «Управление федеральным имуществом» ведомство сегодня просто не в состоянии выполнить». В ряде регионов подразделения Росреестра, по мнению Кабанова, превратились в коммерческие структуры, используемые при осуществлении рейдерских захватов. «Совершенно непонятно, как эти многолетние безобразия могли проходить незамеченными со стороны чиновников Минэкономразвития, курирующих Росреестр и Росимущество, — удивляется глава НАК. — Если эти люди не могут навести порядок в столь важной сфере, то они должны уйти».

От завхоза до замминистра

Покидать свои места никто из ответственных чиновников явно не собирается. Руководитель департамента недвижимости Андрей Ивакин и замминистра Павел Королев занимают свои посты не первый год. В итоге сложилась система, напоминающая, создается впечатление, круговую поруку.

Так, например, с Сапельниковым Ивакина объединяли не только служебные, но и личные отношения. В прессе появлялись данные, что их дружба основывалась на соседстве в элитном коттеджном поселке в Подмосковье и совместном бизнесе за пределами России. Как утверждает портал Flb.ru, Сапельников и его близкие «держат конноспортивную школу в престижном районе Московской области».

Павел Королев до прихода в Минэкономразвития заведовал аппаратом инновационного центра «Сколково». Любопытно, что именно в этот период случился скандал со строительством пятикилометрового отрезка дороги от МКАД до иннограда. Трасса, стоившая государству 6 млрд руб., пришла в негодность менее чем через год после строительства. Также Королев оказался причастным к громкому делу о выплате фондом депутату ГД Илье Пономареву 750 тыс. евро за цикл лекций. Именно Королев, руководя аппаратом иннограда в ноябре 2010 года, подписывал договор с эсэром. Позже его — уже в ранге замглавы Минэкономразвития, как утверждала Lenta.ru (14.05.13), по этому поводу вызывали на допрос, однако дело о растрате в «Сколково» было возбуждено против вице-президента фонда Алексея Бельтюкова. В итоге Королев просто поменял кресло администратора-хозяйственника на кабинет заместителя министра.

Летом прошлого года Королев, будучи уже замглавы МЭР, получил выговор от Дмитрия Медведева «за ненадлежащую организацию работы по исполнению поручений президента РФ в части вопросов повышения эффективности управления земельными ресурсами». Как сообщало агентство Ura.ru (03.10.13), «поводом для дисциплинарного взыскания послужили обнародованные в июне итоги проверки Счетной палатой курируемой Королевым федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии (Росреестра)». Кроме того, агентство утверждало, что Павел Королев «может оказаться причастным к махинациям в Росреестре».

"Выпадающие" объекты

Халатность чиновников Минэкономразвития имела глубокие последствия. Помимо всего прочего она привела к выпадению из налогооблагаемой базы более 5 млн объектов недвижимости по всей стране — это почти 10% от всего количества объектов, по которым исчисляется налог на имущество физических лиц. Произошло это по ряду причин. Сегодня размер налога на имущество физических лиц определяется по его инвентаризационной стоимости. А ее с начала 2013 года никто не рассчитывает, потому что Росреестру кураторы из МЭР передали только одну функцию БТИ — по регистрации недвижимости. Самую главную функцию — оценку инвентаризационной стоимости объектов — чиновники МЭР передать кому-либо забыли или не захотели по одним им понятным причинам. Это привело к патовой ситуации: дома и квартиры есть, а налоги на них не платятся, поскольку государственный технический учет и расчет инвентаризационной стоимости объектов не осуществляются. «Порядок расчета инвентаризационной стоимости объектов недвижимости в настоящее время не утвержден», — признавал Королев в письме в Минфин в начале прошлого года (копия имеется в редакции. — «НГ»). При этом ответственность за данный «пробел» Королев с себя снял и предложил применять для «исчисления соответствующих налогов на 2013 год и последующие периоды (до введения налога на недвижимость) сведения о недвижимом имуществе, переданные в налоговые органы до 1 марта 2013 года». То есть замминистра МЭР не нашел выхода лучше, чем посоветовать пользоваться старыми данными.

Более того, Королев и Ивакин считают нецелесообразным устанавливать порядок расчета инвентаризационной стоимости и уповают на скорый переход на налогообложение недвижимости по кадастровой, то есть приближенной к рыночной, стоимости. Однако введение единого налога на недвижимость откладывается на неопределенный срок. От чиновничьего абсурда страдают собственники панельного жилья на отшибе, как правило, малообеспеченные граждане, которым приходится платить в разы больше, чем владельцам элитных пентхаусов в центре, поскольку инвентаризационная стоимость ориентирована на износ здания и год его постройки и не учитывает в отличие от кадастровой цену земли и местоположение объекта недвижимости.

Еще в 2008 году при создании Росреестра Минэкономразвития убрало норму обязательной технической инвентаризации строений. Теперь регионы сами выбирают, проводить ее или нет. В итоге ежегодной переоценкой недвижимости занимаются только Москва и Санкт-Петербург. Владельцы же подорожавшей за последние годы недвижимости в других регионах так и платят копеечные налоги. Ситуация столь серьезна, что в прошлом году ее непосредственный зачинщик, глава департамента недвижимости МЭР Андрей Ивакин, вынужден был признать, что налоговая база по инвентаризационной стоимости давно не соответствует действительности. По его словам, она не обновлялась несколько лет.

Также он напомнил, что «в 2006 году при дачной амнистии отменили инвентаризацию для дачных и садовых домов». На основании закона о дачной амнистии собственники домов имеют возможность зарегистрировать их по упрощенной схеме — без обмера, инвентаризации и оформления технического паспорта. Для этого достаточно заполнить декларацию и получить кадастровый паспорт, в который данные об инвентаризационной стоимости имущества не вносятся. Значит, нет и базы для расчета налога. Кроме того, никто не проверяет соответствие задекларированного имущества реальному. Таким образом, вместо шикарного особняка с бассейном вполне можно задекларировать небольшой хозблок — тогда и налог будет куда меньше. Из-за непродуманности и отсутствия четких критериев хорошая социальная идея помощи малоимущим владельцам «шести соток» обернулась громадным недобором налогов, что в первую очередь отражается на тех самых неимущих гражданах.

Убытки казны, судя по всему, при этом исчисляются миллиардами. В первую очередь страдают от создавшегося хаоса региональные бюджеты, куда налог на недвижимость поступает в полном объеме. «У нас сегодня около 250 тыс. объектов недвижимости фактически выпало из налогооблагаемой базы, — рассказал первый заместитель министра имущественных отношений Московской области Владислав Мурашов. — Примерно 140 тыс. из них — те, кто оформил права по дачной амнистии, и примерно 20 тыс. — те, кто зарегистрировал права в последние полтора года». По его подсчетам, это около 2,5% от общего числа объектов недвижимости в области. «Конечно, пока это не так много, но ситуацией мы обеспокоены, — говорит Мурашов. — Если она не изменится, то проблема будет нарастать как снежный ком».

По словам первого заместителя губернатора Ханты-Мансийского автономного округа Александра Кима, региональный бюджет может потерять от неучтенных в налогооблагаемой базе новых объектов и строений примерно 1,2 млрд руб. «До сих пор нет никаких правовых решений по 7 тыс. строений, зарегистрированных по упрощенной схеме, и по 11,5 тыс. объектов, зарегистрированных после 1 июля 2013 года, — говорит он. — Мы инициируем доработку этих двух позиций для того, чтобы улучшить ситуацию по налогооблагаемой базе и чтобы эти более 15 тыс. объектов, которые у нас сегодня не охвачены, попали в нее». Что касается дачной амнистии, то, как считает заместитель губернатора ХМАО, за прошедшие с момента ее принятия семь лет вполне можно было как-то доработать нестыковки. «Нам бы не хотелось терять эту базу, точно так же, как и по объектам, инвентаризационная стоимость которых сегодня не определена, — поэтому работа в этом направлении должна быть проделана, — сообщил Ким. — Это недоработки на федеральном уровне».

Согласен с этим и Владислав Мурашов. «Это проблема федерального законодателя», — заключает он. Хотя, по мнению чиновника, окончательно решить все проблемы можно будет только после перехода на налогообложение из расчета кадастровой стоимости имущества. «Это обязательно надо делать, — соглашается Александр Ким. — А то сейчас получилась такая ситуация, что одни платят этот налог, а другие нет, что несправедливо».

Скандал на скандале

Тем временем Росреестр продолжают сотрясать скандалы. В прошлом месяце началась проверка «дочки» Росреестра «Ростехинвентаризации». Поводом послужило заявление работников этого ФГУПа, которые рассказали о выплате миллионных премий избранным сотрудникам предприятия.

Все эти скандалы происходят на фоне полного паралича работы ведомства. Единый кадастр недвижимости так и не создан, миллиарды рублей потрачены впустую. Казалось, после выговора от главы правительства, объявленного замминистра Королеву, чиновники Минэкономразвития должны были бы в экстренном порядке заняться подшефным ведомством — исправить допущенные ошибки и устранить недоработки. Однако создается впечатление, что заниматься этими проблемами в Росреестре не спешат.

Означает ли это, что Павел Королев имеет весомую поддержку влиятельных лиц на Краснопресненской набережной, то есть, по сути, в аппарате правительства, — сказать трудно. Понятно, что бурную деятельность изображать можно, но до определенного времени. А этого времени, похоже, становится все меньше и меньше.

«Фактически уже сегодня из-за отсутствия четких сведений об объектах недвижимости бюджет страны теряет громадные средства», — заявил глава Антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов. Он рассказал, что НАК направил в адрес руководства страны детальную информацию по этим вопросам, обратив особое внимание на обстоятельства, вызывающие серьезные коррупционные подозрения. Кабанов считает, что в сложившейся критической ситуации необходимо повысить контроль со стороны МВД за делами, связанными с хищениями госсобственности, и ужесточить наказание для лиц, виновных в подобных преступлениях, иначе государство продолжит нести убытки из-за их деятельности и терять свою собственность.

Михаил Салтыков