18+
  1. Расплата за восстановление российской энергетики - банкротство

Расплата за восстановление российской энергетики - банкротство

Расплата за восстановление российской энергетики - банкротство
Хватило одного «ледяного дождя», чтобы обрушить чуть ли не всю отечественную энергосистему. Хватит одного Сбербанка, чтобы ее больше никто не захотел восстанавливать. Одна из немногих компаний, еще занимающихся строительством в сфере энергетики – «Энергомаш», стала банкротом, после того как Сбербанк потребовал заплатить сполна.

Техногенные проблемы российской энергосистемы наглядно выявил случившийся в столичном регионе в декабре «ледяной дождь». Впрочем, и в предыдущие годы московские предприятия вынуждены были ограничивать энергопотребление в зимний период в связи с дефицитом электричества.

После Чубайса, чье реформирование отрасли привело к таким «успешным» последствиям, говорить о реформировании отечественной энергетики стало уже, как то не модно. Речь теперь идет, скорее, о ее восстановлении. Впрочем, строить новые объекты в энергетике рискуют пока немногие.

Компания «Энергомаш» несколько лет реализовывала программу строительства газотурбинных ТЭЦ. С 2001 года, когда Группа предприятий «Энергомаш» запустила свой основной инвестиционный проект по разработке и строительству быстровозводимых газотурбинных ТЭЦ, было введено в эксплуатацию 14 объектов, еще 24 на данный момент строятся и 19 проектируются и разрабатываются. С целью разделения машиностроительного бизнеса и направления по выработке электроэнергии и тепла, инвестиционный проект был выделен в генерирующую компанию ОАО «ГТ-ТЭЦ Энерго».

Естественно, что подобный проект требовал долгосрочных инвестиций и с 2004 года, когда компании потребовались заемные средства, Сбербанк России открыл ОАО «ГТ-ТЭЦ Энерго» кредитную линию в размере $183,5 млн.. Впоследствии суммы кредитов росли, но проблем с их погашением у заемщика не возникало до начала кризиса в 2008 году.

Из-за кризиса даже многим заемщикам по ипотечным кредитам потребовалась реструктуризация долгов, что уж говорить о крупных промышленных предприятиях, чьи долги измерялись сотнями миллионов долларов. Скажем, российские автопромышленные гиганты оказались бы банкротами, если бы им на выручку не пришло правительство. Предприятиям поменьше пришлось решать свои проблемы самостоятельно и без поддержки государства.

Ударом для того же «ГТ-ТЭЦ Энерго» стал сначала отказ Сбербанка от дальнейшего кредитования программы строительства ГТ ТЭЦ, а потом и от реструктуризации выданных кредитов. Не надо быть, гением в экономике и даже экс-министром экономического развития, чтобы понимать, что оборот средств в производстве в разы медленнее, чем в банковской сфере, а, следовательно, выживание промышленного предприятия, тем более, в условиях кризиса требует определенной страховки. Сбербанк не только лишил энергетиков такой страховки, но и потребовал срочного погашения долгов.

Еще когда только возникла угроза просрочки погашения процентов по кредитным обязательствам, Группа «Энергомаш», выступавшая поручителем по кредитам, предложила Сбербанку продлить срок возврата и обслуживания кредитов. Длительное время с банком велись переговоры о сроках и порядке их погашения. Были достигнуты устраивающие обе стороны договоренности, однако, в последний момент позиция Сбербанка изменилась, и он потребовал досрочно погасить кредит. Группа предложила, начиная с 2011 года, в течение 7 лет полностью погасить кредиты Сбербанка, для чего предполагалось, в частности, провести дополнительную эмиссию акций для целевого погашения кредитов. Но банк проигнорировал эти предложения, что привело к началу процедуры банкротства в ряде предприятий Группы.

Однако, банк решил на этом не останавливаться, преследуя компанию в арбитражных судах, а ее владельца в уголовном порядке. В общем-то, подобные действия выходят за рамки отношений кредитора и заемщика, и скорее напоминают практику рейдерского давления. Впрочем, наблюдатели давно отмечают, что интерес к машиностроительным активам «Энергомаша» Сбербанк стал проявлять, чуть ли не с началом кризиса, и финансовых трудностей у компании, которые сам же и помог создать.

История «Энергомаша» показывает, что любое промышленное предприятие, затевающее серьезный проект, фактически, становится заложником банков. Впрочем, так было и раньше, и найдется немало примеров, в том числе и с участием Сбербанка, когда кредиты становились инструментом рейдерского захвата предприятий.

Учитывая же, что восстановление отечественной энергетики требует долгосрочных вложений, очевидно, что без привлечения банковских ресурсов здесь не обойтись. Но после «Энергомаша» вряд ли серьезные инвесторы захотят рисковать работать в этой отрасли. Можно сказать, что Сбербанк очередным переделом активов успешно довершает процесс так называемого реформирования отечественной энергетики, начатый Анатолием Чубайсом.