Расследование «Века»: гибель Ил-20, французский след

Расследование «Века»: гибель Ил-20, французский след
Фото: http://en.wikipedia.org
Гибель российского Ил-20 в сирийском небе привела к обострению в отношениях между Россией и Израилем. При этом официальная версия участия израильских истребителей в катастрофе с российским самолетом оставляет у наблюдателей и экспертов еще много вопросов.

23 сентября Минобороны России представило «детальную информацию» об обстоятельствах катастрофы самолета Ил-20 ВКС РФ у побережья Сирии, которая произошла 17 сентября. В выступлении официального представителя российского военного ведомства генерал-майора Игоря Конашенкова содержалась поминутная хронология этой трагедии. Он высказал ряд обвинений в адрес израильских военных. По словам Конашенкова, оповещение российской группировки о проведении своей операции израильтяне сделали «не заблаговременно, а одновременно с началом ударов».

Кроме того, представитель штаба ВВС Израиля, по словам Конашенкова, дезинформировал российскую сторону о направлении ударов, которые будут нанесены израильскими самолетами по территории Сирии. Это не позволило, как отметил Конашенков, вывести Ил-20 в безопасный район.

По версии Минобороны РФ, изложенной генералом Конашенковым на брифинге, российский самолет-разведчик был поражен сирийской ракетой зенитно-ракетного комплекса С-200 советского производства вследствие того, что выпущенная сирийскими ПВО по израильскому истребителю ракета самостоятельно навелась на мишень с гораздо более крупной эффективной отражательной поверхностью. То есть на российский Ил-20. По версии Минобороны РФ, озвученной, кстати, сразу же после крушения Ил-20, израильтяне намеренно «подставили» российский самолет под огонь сирийских ракет. Иными словами, сирийские ракетчики вначале навели ракету на израильский истребитель, но она в полете перенавелась на более крупную мишень и поразила российский Ил-20.

Реклама на веке

Как заявил Конашенков, эти действия израильских летчиков-истребителей говорят «или об их непрофессионализме, или, как минимум, о преступной халатности».

Израильские военные сразу же выразили свое несогласие с версией Минобороны РФ. Командующий ВВС Израиля Амикам Норкин вылетел в Москву, где встретился с представителями командования ВВС России и изложил им результаты израильского расследования, в котором вина за сбитый Ил-20 была возложена полностью на сирийскую сторону, так как в момент нанесения удара сирийских ПВО все израильские истребители были уже в воздушном пространстве Израиля и никоим образом не могли прикрываться российским Ил-20 от атаки сирийских ракет.

Как известно, ракета ЗРК С-200 имеет полуактивную головку самонаведения, то есть не имеет собственного источника излучения, а использует подсветку наземного радиолокатора 5Н62В. Перед пуском ракеты радар выбирает цель, переходит в режим ее сопровождения, а затем снимает блокировку пуска. Ракета еще до запуска знает свою цель и ни на какую другую не наведется. Таким образом, если сирийская ракета поразила российский самолет, значит, она изначальна была на него наведена. То есть, гибель российского самолета полностью лежит на совести сирийских ракетчиков. Как это могло случиться, если учесть, что Ил-20 барражировал над Сирией задолго до атаки израильтян, и сирийские ракетчики не могли его не видеть?

В этой связи нельзя не вспомнить заявление заместителя командующего ВВС главного командования ВКС РФ генерал-майора Сергея Мещерякова, сделанное им в августе прошлого года, о создании на территории Сирии единой интегрированной системы противовоздушной обороны. «Обеспечено информационно-техническое сопряжение российских и сирийских средств разведки воздушного пространства. Вся информация о воздушной обстановке от сирийских радиолокационных станций поступает на пункты управления российской группировки войск», - заявил тогда Мещеряков.

Таким образом, если и есть в произошедшей трагедии вина сирийских военных, то ее в полной мере должны разделить генералы и офицеры пунктов управления российского военного контингента в Сирии.

Известный израильский военный журналист Рон Бен-Ишай в публикации на сайте «ynet.co.il» пишет, что российские офицеры, работающие вместе сирийскими зенитчиками, «не контролировали зенитный огонь и экраны радаров, когда сирийские операторы нажимали на кнопки, хотя российские офицеры находились там, и они могли бы, вероятно, идентифицировать российский самолет».

Израильский журналист отмечает: Ил-20 был направлен в район местонахождения французского фрегата Auvergne, так как, по-видимому, российское командование подозревало, что именно с этого корабля была проведена ракетная атака по территории Сирии.

Более того, по данным Минобороны РФ, в момент исчезновения с экранов радаров отметки Ил-20 с французского фрегата были зафиксированы ракетные пуски. Как известно, эти фрегаты оснащены не только крылатыми ракетами SCALP, предназначенными для поражения наземных и надводных целей, но имеют и мощные системы ПВО. Иными словами, ракета, поразившая Ил-20, могла быть и французского происхождения.

Если эта версия верна, то крушение российского самолета–разведчика стало результатом эскалации противостояния российской средиземноморской эскадры с французскими ВМС.

Замначальника французского штаба морских и авиационных операций адмирал Николя Вожур заявил на днях, как сообщает французская Liberation, что соседство с русскими кораблями – непростое дело для французских моряков.

Он напомнил, что во время недавнего ракетного удара США, Франции и Великобритании по сирийской армии «российские корабли продемонстрировали недружественное отношение к французским». Два из трех французских фрегатов вообще не смогли запустить новые морские крылатые ракеты, впервые использовавшиеся в этом конфликте. Минобороны Франции табуировало эту тему, пишет Liberation, отказываясь раскрыть причины неудачи. Адмирал Вожур также добавил, что «и под водой многое происходит».

Если верить сообщению французского адмирала, российские боевые корабли применили системы РЭБ для подавления французских ракетных комплексов SCALP, которыми оснащены фрегаты типа Auvergne. Сообщалось, также о том, что российская подводная лодка агрессивным маневрированием помешала британской субмарине нанести ракетный удар по Сирии.

Учитывая это, отношение со стороны не столько израильских летчиков, сколько французских моряков к барражирующему поблизости российскому самолету радиотехнической разведки по определению не могло быть дружественным.

Стоящие на вооружении фрегата Auvergne зенитные ракеты Aster развивают скорость, в четыре с половиной раза превышающую скорость звука, и способны перехватывать любые летательные аппараты, включая крылатые и баллистические ракеты на дальности до 120 км и на высоте до 20 км. То есть сбить наш самолет-разведчик французская ракета вполне могла. А вот почему на Ил-20 не сработала система предупреждения о ракетном нападении (СПРН), непонятно. Ничего не сообщается и о действии (или бездействии) бортовой системы РЭБ, которая должны была бы ставить помехи ЗРК наших стратегических партнеров.

Как бы то ни было, представитель французского Генштаба полковник Патрик Стейгер в интервью агентству «Франс Пресс» заявил, что фрегат Auvergne в ночь на 17 сентября не совершал никаких ракетных пусков.

Таким образом, «объективные» данные Минобороны России не совпадают с «объективными» данными военных Израиля и Франции. Это означает, что 17 сентября произошла очередная атака под ложным флагом, иными словами – провокация.

Как представляется, Израиль и Франция координировали между собой атаку по целям в Сирии, причем с полного ведома США и, скорее всего, при активном содействии американской спутниковой группировки, с целью спровоцировать Россию на ответный удар по французскому фрегату или израильским истребителям. Похоже, маршрут российского разведчика отслеживался по методу триангуляции, и его могли сбить именно ракетой с французского фрегата. Ил-20 исчез с экранов радаров сразу после ракетного пуска с Auvergne.

Провокация удалась лишь частично, но ее могло бы вообще не быть, если бы с самого начала военной операции в САР российские военные объявили бы небо над Сирией закрытым для полетов, за исключением российских самолетов.

Очередной «удар в спину» российским военным говорит о том, что у России в Сирии нет надежных партнеров, не говоря уже о союзниках. В такой ситуации нужно либо воевать по-настоящему, отвечая ударом на удар, либо убираться восвояси.

Отмечу, что Минобороны РФ сумело настоять на жестком ответе инициаторам этой провокации несмотря на первоначальный вариант ее трактовки как стечение «трагических случайностей».

Сергей Шойгу заявил, что в течение ближайших двух недель сирийской армии будет передан ЗРК С-300, намного более продвинутый по сравнению с устаревшим С-200. Министр обороны РФ также сообщил, что командные пункты сирийских соединений и воинских частей ПВО будут оснащены автоматизированными системами управления, которые до сих пор поставлялись только в российские ВС. Это обеспечит централизованное управление всеми сирийскими системами ПВО, а также оперативный мониторинг воздушного пространства и своевременную выдачу целеуказаний. Будет также гарантирована идентификация всех российских воздушных судов сирийскими средствами ПВО.

И самое важное – «в прилегающих к Сирии районах над акваторией Средиземного моря будет осуществляться радиоэлектронное подавление спутниковой навигации, бортовых РЛС и систем связи боевой авиации, атакующей объекты на сирийской территории».

По сути дела, это означает, что сирийские системы ПВО будут оснащены российскими вооружениями и военной техникой, а управлять всем этим комплексом ПВО будут российские офицеры.

Однако данные меры вовсе не гарантируют предотвращения очередных ударов в спину от наших ситуативных партнеров, которые все больше становятся реальными оппонентами на сирийском ТВД. Кто может гарантировать, что на очередную радиоразведку не будет послан одинокий Ил-20 безо всякого прикрытия нашими истребителями и самолетами ДРЛО? И кто отразит массированный ответный удар господствующих в регионе израильских ВВС в случае, если российские истребители собьют израильский F-16, попытавшийся атаковать наш самолет-разведчик?

Все эти варианты развития конфликтной ситуации на сирийском ТВД нужно было учесть еще до начала нашей военной операции. И тогда бы на авиафорумах не передавали бы из уст в уста цитату американского политолога Ариэля Коэна, злорадно и безжалостно прокомментировавшего крушение российского Ил-20: «Америка руками Израиля показала России ее место (и сделает это еще не раз). Так что либо воюйте по-жесткому, по-настоящему, без оханий и распускания соплей, либо убирайтесь оттуда и еще из некоторых регионов и областей».

Реклама на веке
Месси не вызовут в сборную Аргентины на ближайшие матчи‍ Ким Чен Ын передал Трампу новое письмо
Нецензурные и противоречащие законодательству РФ комментарии удаляются
  • Іванна Зінчук (Шпірна)
    плохо
  • Александр Рабин
    Утверждение господина Прохватилова "Ракета еще до запуска знает свою цель и ни на какую другую не наведется" ставит под сомнение его компетенцию как военного эксперта. Срыв сопровождения и перенацеливание на более крупную цель у системы С-200 возможен в двух случаях - если радар подсветки цели кратковременно "выпускает" из своего луча действительную цель, и подсвечивает ошибочную, и в случае, если ошибочная цель окажется на прямой линии между РПЦ и действительной целью. В этих случаях ГСН ракеты может перезахватить более "яркую" цель , и ракета поразит ее.