18+
  1. России грозит «нефтяной шок»

России грозит «нефтяной шок»

России грозит «нефтяной шок»
На прошедшем в минувшую пятницу в Вене заседании ОПЕК принял решение на шесть месяцев отложить вопрос о сокращении квот на добычу нефти. Тем самым, несмотря на многомиллиардные убытки, страны-участницы продемонстрировали готовность продолжать необъявленную демпинговую войну на нефтяном рынке.

При том, что предложение нефти уже давно превалирует над спросом, страны ОПЕК отказались от легализации текущего объема добычи, который по факту составляет 31,5 млн. баррелей в сутки. Несколько лет назад ОПЕК отказалась от системы индивидуальных квот для каждой из стран картеля в пользу совокупного лимита добычи ОПЕК. Однако теперь картель, похоже, не намерен сдерживать себя такими ограничениями.

Генсек картеля Абдалла Салем аль-Бадри по этому поводу заявил, что страны - члены ОПЕК решили придерживаться текущего уровня добычи, который превышает 30 млн. баррелей в сутки. В действительности участники ОПЕК фактически регулярно превышают установленную квоту, добывая от 31,3 до 31,7 млн. баррелей в сутки.

Как дали понять участники встречи, решение о сокращении объемов добычи должно быть принято всеми игроками одновременно. Наиболее четко данная мысль прослеживается в словах главы министра нефти Ирака, поставившего вопрос ребром: «У США, Африки и России квоты отсутствуют, почему они должны быть у ОПЕК?» Впрочем, апломб данного заявления не совсем уместен, поскольку квоты ОПЕК уже давно перестали иметь силу и рассматриваются исключительно как рекомендация.

На вопрос о возвращении добычи нефти в Иране к уровням 500-1000 млн. барр./сутки президент ОПЕК ответил: «Если это случится, ОПЕК пойдет навстречу, и, возможно, мы будем наблюдать дальнейшее сокращение [поставок из стран, не входящих в ОПЕК]. Каждая страна имеет суверенное право добывать нефть. Позиция ОПЕК состоит в том, что мы рады, что санкции будут сняты».

Воцарившееся в клубе экспортеров нефти недоверие, переплетение геополитических интересов, а также стремление сохранить собственную долю на сокращающемся рынке, ликвидировав конкурентов, делает весьма актуальным сценарий «нефтяного шока» для России.

Так венесуэльский министр нефти Эулохио Дель Пино ранее заявил о катастрофе, которая надвигается на нефтяной рынок. Стремительное падение цен, которое организовали страны Персидского залива, в случае неблагоприятного стечения обстоятельств может привести к тому, что цена на нефть в следующем году опустится до $30, тогда как в российском бюджете заложена цена в $50.

Цена на нефть упала на 2,7% в Нью-Йорке в пятницу после завершения заседания ОПЕК, на котором организация не сообщила новую производственную квоту. Цены на нефть снизились еще больше в понедельник, опустившись ниже отметки в $38 за баррель. Цены на нефть марки Brent на Лондонской бирже накануне опустились почти до $41 за баррель.

Как отмечают эксперты, если существующие тенденции сохранятся, цены на нефть могут продолжить падение. В таком случае, по их мнению, цена может опуститься до $35 за баррель, а на короткий период даже до $20. Такой сценарий уже не кажется чем-то фантастическим, поскольку «война» на нефтяном рынке, очевидно, продолжится.

Впрочем, профильные российские ведомства предпочитают не рассматривать пессимистические сценарии. Так, глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев убежден в том, что со второй половины 2016 года цены на нефть стабилизируются и котировки на «черное золото» вернутся к позитивной динамике. Веских доводов в пользу столь оптимистических прогнозов министр не привел, заявив лишь, что они основаны на выводах околоправительственных экспертов.

По мнению Игоря Юшкова, являющегося ведущим экспертом Фонда национальной энергетической безопасности, решение ОПЕК о сохранении текущего уровня добычи было предсказуемым. По его словам, на то было несколько причин. Во-первых, квоты давно не соблюдаются – большая часть стран-участниц их обходит, добывая столько нефти, сколько им требуется. Де-факто решение о сокращении добычи всегда выполняла лишь Саудовская Аравия.

И на этот раз все рассчитывали на то, что саудиты, которые добывают больше всех нефти в мире, снизят объемы добычи, что стимулирует рост цен на «черное золото». Такой шаг стал бы настоящим спасением для остальных экспортеров. Однако саудиты не склонны заниматься благотворительностью в вопросах нефти, а тем более спасать конкурентов за свой счет.

Кроме того, крупнейшая экономика арабского мира и сама страдает от низких цен на нефть. В этом году, по данным МВФ, страна может получить дефицит госбюджета в размере 20% от ВВП, а это более $120 млрд.

Впрочем, у Эр-Рияда есть два весьма существенных козыря: одни из самых дешевых по себестоимости добычи запасы углеводородов, а также суверенные фонды в размере $737 млрд. Все это позволяет саудитам не спешить с сокращением добычи, отвоевывая у конкурентов рынки.

Бесспорно то, что Саудовская Аравия в настоящее время «сжигает» свои запасы, однако у других членов ОПЕК ситуация еще плачевнее. Для того чтобы понять, кому в настоящее время приходится хуже всех, достаточно посмотреть на тех, кто призывает к увеличению квот. Это Венесуэла и страны Африки, балансирующие на грани полного краха.

Что же до других крупных игроков нефтяного рынка, то США уже заполнили нефтью все хранилища, а Россия, по словам главы Минэнерго РФ Александра Новака, готова участвовать в демпинговой «игре на выживание».

Сохранить текущие квоты на текущем уровне - это солидарная позиция подавляющего большинства стран-экспортеров нефти. Ранее все уже заявили, что намерены добывать по максимуму. Между тем, российские нефтедобытчики, принимая во внимание климатические условия, попросту не могут остановить работу скважин, поскольку те зимой замерзнут, и впоследствии придется бурить новые.

С другой стороны, Москва могла бы дать обещание, что будет уменьшать уровень добычи на протяжении нескольких лет. Накануне саммита Financial Times, The Wall Street Journal и Energy Intelligence сообщали, что Саудовская Аравия предложила сократить уровень добычи на 1 млн. барр./сутки, если к соглашению кроме государств ОПЕК присоединятся Россия, Мексика, Казахстан и Оман. В России добыча нефти и газового конденсата за 11 месяцев 2015 года выросла на 1,4% до 488 млн. т по сравнению с тем же периодом 2014 года.

В принципе, сокращение добычи для России - это вынужденная мера, которая обусловлена истощением старых западносибирских месторождений. Новые же и в лучшие времена не особо стремились вводить в эксплуатацию.

Единственным проектом, который тащит наверх российский рынок, является Ванкорское месторождение в Восточной Сибири, нефть с которого идет по ВСТО в Китай.

Начать разработку на арктическом шельфе, а также ресурсной базы Баженовской свиты, которая является аналогом сланцевой нефти, в настоящее время крайне сложно из-за секторальных санкций (запрет на поставку определенного оборудования и технологий) и низкой цены на нефть, которые делают вложения в трудноизвлекаемые месторождения нерентабельными.

Во всей игре, ведущейся в последнее время, прослеживается четкая геополитическая подоплека. Снижение цен на энергоносители негативно скажется на США, которые рассчитывали провести реиндустриализацию, чтобы снизить зависимость от Китая и Ближнего Востока.

Сегодня США предпочли сделать ставку на Иран, а не на Саудовскую Аравию, поскольку перестали зависеть от поставок с Ближнего Востока. Начав добывать много сланцевой нефти, они стали закупать нефть лишь в Канаде, Мексике и Венесуэле, что развязало Вашингтону руки на Ближнем Востоке. Теперь он может делать ставку на Иран, не завися от поставок нефти из Саудовской Аравии.

Главная для США проблема дешевой нефти состоит в том, что она достается Китаю. Одна из версий интервенции США в Ирак заключается в том, что Вашингтон тем самым стремится сократить энергетический потенциал Китая.

В сложившейся ситуации нефть стоимостью $30 за баррель представляется весьма реалистичным прогнозом. Впрочем, цена в конечном итоге все равно вырастет – мало для кого из стран-экспортеров добыча нефти рентабельна при цене $30 за баррель. В то время как действующие месторождения при такой цене еще можно использовать, вводить в эксплуатацию новые уже невыгодно. Снижение инвестиций в нефтедобычу формирует отложенный спрос.

Российский бюджет был сверстан с дефицитом в 3% и это при цене в $50 за баррель. В связи с тем, что почти 50% поступлений обеспечиваются продажей углеводородов, нетрудно предположить, что дебетовая часть может недосчитаться значительной суммы.

Естественно, что ничего хорошего такая перспектива России не сулит - доходы бюджета еще больше снизятся, а, значит, замрут и финансовые потоки в экономике. Это станет причиной существенного ухудшения внутренней экономической конъюнктуры, а также может стать причиной дальнейшего снижения уровня жизни населения.

В такой ситуации правительству останется лишь выскребать остатки нефтедолларов из Резервного фонда и выходить на рынок заимствований. В текущей редакции госбюджета указывается, что объем внутренних заимствований в следующем году не должен превышать 300 млрд. руб., из внешних источников можно получить не более $3 млрд. Наверняка данные показатели потребуют пересмотра.

Практически с абсолютной уверенностью можно говорить о том, что правительству не обойтись без секвестра социальных статей бюджета, поскольку даже относительно дефицита бюджет в 3% нет ясности, непонятно за счет чего власти рассчитывают залатать эту «дыру».

Пока правительство реализует в своей политике инерционный сценарий, рассчитывая если не на отскок нефтяных цен, то, по крайней мере, на их заморозку. Однако, как отмечают эксперты, всегда следует исходить из наиболее пессимистического сценария. В сложившихся условиях монетарным властям следует смягчить кредитно-денежную политику. Несмотря на риск инфляции в определенных пределах это возможно. Дешевые кредиты станут стимулом для экономики.

Кроме того, следует пересмотреть налоговую политику, что позволит укрепить бюджет. Необходимо предусмотреть льготы для тех, кто инвестирует средства в развитие экономики. В то же время, отмечают эксперты, необходимо увеличить налоги на доходы физлиц за счет введения прогрессивной шкалы.

Не менее насущной мерой является необходимость ужесточения валютного контроля и контроля за движением капиталов - слишком уж активно они «вытекают» из страны.

В сложившейся ситуации от правительства ожидают не только заявлений о борьбе с деофшоризацией, но и конкретных шагов в этом направлении. Целесообразным представляется введение запрета для госкомпаний на регистрацию «дочек» в офшорах. Пока же, к сожалению, российские власти лишь симулируют борьбу с оттоком капиталов, регулярно продлевая режим их амнистии.

Последние новости
Еще из раздела «Экономика»