18+
  1. Россия теряет Южную Осетию?

Россия теряет Южную Осетию?

Россия теряет Южную Осетию?
Странное продолжение получила встреча Владимира Путина с президентом Южной Осетии Эдуардом Кокойты и премьером республики Вадимом Бровцевым, прошедшая в Москве, в Белом доме.

Как сообщала пресса, темой беседы стала «травля» осетинами ставленника Москвы Бровцева, присланного в Южную Осетию для контроля над финансами, которые выделяет Россия для послевоенного восстановления республики.

Фоном этой встречи стали не совсем лицеприятные для Кремля вести, приходящие из Цхинвала. Известно, что за послевоенный период, то есть, без малого 2 года, Россия выделила республике более 26 млрд. рублей. По протекции Минэкономразвития «смотрящим» за использованием этих денег был назначен строитель из Челябинской области Вадим Бровцев. Ставленник тут же произвел административную реформу, уволив часть местных чиновников и пригласив взамен своих людей. Однако проблемы с собственно восстановлением республики начались сразу же. Сроки восстановления социальных и инфраструктурных объектов в Южной Осетии оказались сорваны.

«К установленному сроку работы на объектах не завершены, выполнение условий осуществления опережающего финансирования правительством Республики Южная Осетия не обеспечено», - заключила российская Счетная палата, хотя, добавили в контрольном ведомстве, «финансирование производилось в режиме фактической 100-процентной предоплаты». Одновременно в республиканских СМИ началась пиар-кампания против команды Бровцева, которой приклеили ярлык «челябинская мафия».

Самому премьер-министру припомнили его уголовное прошлое, а южноосетинский парламент начал сбор подписей для вынесения ему вотума недоверия. В отношение приглашенных из России специалистов начались откровенные преследования. Как рассказывал директор ГУП «Дирекция по реализации национальных приоритетных проектов РЮО» Исмаил Каримов, в середине апреля 2010 года его организация была вынуждена совсем прекратить работу.

«Деятельность ГУПа полностью прекращена из-за ареста его счетов. Из-за постоянного прессинга увольняются специалисты, приглашенные из России - уже уволились 12 человек. Госкомитет по восстановлению откровенно не выполняет своих обязательств: без объяснения причин просто полностью прекратил приемку выполненных нами работ. Так политика некоторых лиц из окружения президента республики полностью парализовала процесс восстановления», - жалуется Каримов. Еще более показательна история с бывшим грузинским пивоваренным заводом, восстановленным россиянами в прошлом году.

Сначала, по рассказам его руководства, были личные угрозы со стороны осетинской стороны. Потом начался юридический прессинг: завод опечатали, а его руководителей начали вызывать в прокуратуру. В апреле генпрокурор Южной Осетии Эльдар Кокоев «настоятельно рекомендовал» им покинуть республику, причем, к тому времени у них уже отобрали документы, ноутбуки и личные автомобили. А после того, как Москва направила ноту протеста по поводу изъятых у россиян паспортов, трех сотрудников завода – менеджера по продажам, водителя и кладовщика – арестовали из-за отсутствия у них регистрации.

С трудом верится, что все это происходило без одобрения Эдуарда Кокойты. Более того, российские «варяги» даже примирили с президентом часть наиболее последовательной оппозиции. Как рассказал «Веку» активист «Народной партии» Алан Гассиев, Бровцев, с самого начала настроивший против себя южноосетинскую элиту, так и не смог стать в республике своим.

«Да, оппозиционно настроенные представители южноосетинской диаспоры в Москве к Бровцеву относятся, возможно, с небольшой симпатией – потому что любой враг Кокойты для них по определению лучший друг, - говорит Гассиев. - А вот непосредственно в республике Бровцев не пользуется авторитетом и каким-то сочувствием среди населения, причем, как среди местной оппозиции, так и среди сторонников Эдуарда Кокойты. Все знают, что Бровцев – такой же «распильщик» федеральных денег, как и другие чиновники. Все знают и о его криминальном прошлом. И потом, для нас, жителей республики очень важен тот факт, что у многих руководящих лиц, включая высшие, нет своих домов в Цхинвале. Все они живут в съемных, то есть, мы понимаем, что они не связывают своего будущего с Южной Осетией. Они здесь зарабатывают деньги и после окончания «командировок» уедут отсюда. А это несправедливо, когда судьба республики оказывается в руках временщиков.

Кстати, во время своей предвыборной кампании Кокойты говорил, что руководить республикой должны те, кто ее защищал. На деле же происходит совсем другое – коренных цхинвальцев в руководстве практически нет, то есть, нет патриотов». На фоне такого конфликта интересов встреча Путина и Кокойты была неизбежна. И она состоялась 2 июня. По информации «Коммерсанта», «вопрос обсуждался жестко, по-путински».

Как сообщил источник издания, в ходе этой беседы было решено, что правительство Бровцева будет работать дальше, а местные кадры во главе с Кокойты перестанут ему мешать. «Теперь никаких отставок в правительстве Южной Осетии уже не будет, а сам Бровцев будет работать столько, сколько скажет Москва, а не Кокойты», - говорил источник «Коммерсанта». Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков подтвердил – «в ходе совещания обсуждался вопрос о взаимодействии органов власти Южной Осетии и России».

Казалось бы, все правильно. Москва дает деньги, Москва же и контролирует их освоение. Как именно – другой вопрос. Если она и позволяет своим чиновникам «пилить» - это, в конце концов, ее право, хозяин – барин, не так ли? Уж со стороны-то Южной Осетии весьма странно слышать претензии на эти самые миллиарды. Мы строим – вы хотя бы не мешайте нам. Именно таким, полагала российская пресса, был тон разговора Путина с Кокойты. Оказалось, что не таким. «Слухи» опроверг сам Кокойты. По его словам, никакие вопросы, связанные с личностями в руководстве Южной Осетии, на встрече не поднимались, а публикации в российских СМИ на эту тему не соответствуют действительности. То есть, Путин, по словам южноосетинского президента, не заступался за своих.

Комментариев со стороны Москвы нет. Зато их не замедлили дать российские эксперты, которые увидели в словах Кокойты претензии на проект, напоминающий чеченский: деньги в обмен на лояльность. Политолог Андрей Пионтковский заявил западной прессе в том духе, что Москва никуда не денется и будет платить для поддержания своего проекта. Солидарен с ним и политолог Станислав Белковский. В разговоре с «Веком» он сказал, что дело вовсе не в личности Бровцева, который является лишь приложением к миллиардам, выделенным Россией на восстановление республики. Дело, по словам Белковского, в скором завершении российского патроната непризнанной во всем мире республики.

«Ясно, что вечно Россия контролировать внутреннюю политику Южной Осетии не сможет. Да, текущая программа, возможно, будет реализована, но в некотором обозримом будущем южноосетинский президент начнет формировать правительство самостоятельно – или Кокойты, или тот, кто придет к нему на смену».